«ПЯТИКОЛЕЧНЫЕ ЗВЁЗДЫ». ГЕННАДИЙ ХАЗАНОВ

За его плечами пять Олимпийских игр и полвека на сцене. Он разговаривает со зрителем языком юмора и пародий, а на экране воплощает уникальные характеры героев всех мастей. Он всей душой переживает за футбол, но для знающих людей остаётся талисманом национальной сборной по баскетболу. Очередным героем тематической рубрики Службы информации ОКР «Пятиколечные звёзды» стал народный артист РСФСР, кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», руководитель Московского государственного театра эстрады Геннадий Хазанов.

50% возможного потенциала

«Профессионально спортом я никогда не занимался, да меня никуда и не брали – я был тщедушным пареньком маленького роста. С раннего детства я очень любил спортивные игры и, как любой мальчишка в послевоенной Москве, бегал по улицам, гоняя мяч. Мы играли в дворовый хоккей в валенках на мостовой,  - тогда в столице не было такого бурного движения, поэтому можно было «рубиться» спокойно.

Как же, всё-таки, жаль, что все мы работаем даже не на 50 процентов своего потенциала! Многие ведущие спортсмены планеты вкалывают с утра до ночи, и среди россиян есть такие…Но, к сожалению, общее свойство наших – этакая неторопливая нега, вызванная российской ментальностью. Можно сравнить тренировки некоторых наших спортсменов с тем, как поёт Юрий Антонов – немножко «с ленцой». Но если у Юры, с моей точки зрения, это всегда получалось грандиозно, и за 35 лет написанные и исполненные им песни не уходят с музыкального небосклона, то, к сожалению, на спортивной площадке эта ленца подводит. Я считаю, что спортсмен может уйти с тренировочной площадки только тогда, когда он выполнил максимальный объём работы и отдал всего себя без остатка. А время отдохнуть обязательно будет, важно только себя не расхолаживать и не жалеть».      

Вспомнить всё

«Я хорошо помню Олимпийские игры 1976 года в Монреале, Олимпиаду-80 в Москве, зимние Игры 1988 года в Калгари, летние того же года – в Сеуле, и, спустя почти четверть века, Олимпийские летние игры в Лондоне. Не подумайте – это не склероз – просто на всех названных Олимпиадах я присутствовал (с улыбкой). В Сочи, к сожалению, я успел побывать только на церемонии открытия, которая произвела на меня мощнейшее впечатление. Это был невероятный мировой класс!

Мне, конечно, очень запомнились Игры в Монреале, так как это была первая Олимпиада, на которой я побывал. Туда меня пригласили в составе делегации ЦК ВЛКСМ, и я с удовольствием согласился. Мы проводили очень много времени с атлетами, и я убеждён, что труд артиста необходим ребятам для того, чтобы переключить их внимание. Вообще, как ни странно, это очень важная вещь: спортсмены на протяжении Олимпийских игр предельно сконцентрированы на соревнованиях, а весь период их подготовки сопровождается стрессом, обусловленным решением задачи попадания на главный старт в жизни. На них лежат невероятные нагрузки и бешеная ответственность. Всё это воспринималось именно так, мне тогда было 30 лет, и я был в полной уверенности, что до семидесяти ещё, как минимум, две-три жизни» (с улыбкой).

Конечно, я прекрасно помню Игры в Москве, несмотря на то, что они проходили в довольно закрытом режиме. Олимпиада-80 была для нас настоящим праздником, таким же, как в 1957 году для москвичей был Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. В основном я попадал на соревнования по лёгкой атлетике, но, к сожалению, у меня было не так много времени для того, чтобы наблюдать за Играми-80 воочию – у меня и большинства моих товарищей – Евгения Мартынова, Валентины Толкуновой, Льва Лещенко и Александры Пахмутовой были частые выступления – мы пахали, не жалея сил. Всё это было ровно полжизни тому назад, но я это помню, как будто это было вчера. Мы прожили, возможно, один из самых счастливых периодов жизни страны. 

В Лондоне мне очень запомнился Русский дом, куда приходили и спортсмены, и представители делегации команды России. Там была просто потрясающая атмосфера, - поэтому антураж Игр-2012 врезался в мою память ничуть не меньше, чем сами соревнования.

В Сочи меня потряс возникший на глазах фактически из ничего новый великолепно отстроенный город. Я бывал там очень часто, но зимой 2014-го узнать Сочи было практически невозможно.

 «Тебе где сидеть велели? Ты же талисман!»

«У меня было и остаётся много хороших друзей среди спортсменов: мы продолжаем общаться с Владиславом Третьяком, у меня были очень хорошие отношения с Валерием Лобановским, а Александр Гомельский всегда считал меня талисманом команды. Знаете, я так избалован хорошим отношением, что выстроить иерархическую лестницу просто невозможно (смеётся).  

На Олимпиаде в Сеуле Александр Яковлевич просил, чтобы я присутствовал на всех играх сборной СССР. В день старта баскетбольного турнира наша команда играла против не самых сильных соперников – команды Югославии. Этот день совпал с открытием Русского дома в Сеуле, куда меня пригласили. Там был накрыт стол – а после корейской кухни все мы соскучились по русским блинам с икрой (смеётся). Я подумал и сказал: «Зачем идти на матч против югославов? Наши их обыграют «в одну калитку» - в этом нет ни малейших сомнений!». Когда до окончания матча оставалось около двадцати минут, кто-то из коллег сказал: «Нельзя не поддержать наших баскетболистов в первом матче на олимпийском турнире». Мы заходим на арену, я смотрю на табло и вижу, что наши проигрывают. В эту же секунду в мой взгляд пересекается с неистовым взором Александра Яковлевича Гомельского, который, с трудом сдерживая ненормативную лексику, как бы вопрошает: «Тебе где велели сидеть?». Я пробрался в уголок и тихо сел, наши выровняли игру и одержали победу с разницей в 13 очков. Гомельский обиделся и 4 дня со мной не разговаривал» (с улыбкой).

«Соедините с Южнокорейской областью!»

«Потом, примерно в середине турнира, я вынужден был уехать на гастроли в Донецк. Обида прошла, и Александр Яковлевич спрашивал: «Ну куда ты едешь? Перенеси свои гастроли!». Но хоть как-то решить этот вопрос было решительно невозможно. Разница во времени с Сеулом была, если не ошибаюсь, около шести часов. Проснувшись рано утром, я узнал, что сборная СССР по баскетболу выиграла у американцев, на что не было никаких шансов. Гомельский придумал соперникам из США ловушку – он «прибрал» назад Арвидаса Сабониса и американцы не могли понять, что происходит. Я решил позвонить Александру Яковлевичу. Набираю междугороднюю станцию, и становлюсь участником разговора следующего содержания:

- Девушка, здравствуйте, мне нужен Сеул.

- Какая область?

- Южнокорейская (с улыбкой).

- Минутку…- девушка пропадает минуты на 3 и, возвращаясь, уточняет:

- Может, Южносахалинская?

- К сожалению, мне подходит только Южнокорейская, - рапортовал я, и после волевого утверждения телефонистки о том, что такой области у них нет, я направил в штаб советской олимпийской делегации телеграмму, адресованную Гомельскому, в которой я писал, что не верю своим глазам и преклоняюсь перед его тактическим гением.  

Интересно, что на Олимпийских играх в Москве наша сборная тоже играла с югославами. Я уже тогда дружил с Александром Яковлевичем, и, встретившись с игроками нашей команды, я сказал ему, что у меня плохие предчувствия, игроки были очень скованны. В тот вечер баскетболисты сборной СССР проиграли».   

 

Поймать Медведя за руку – легко!

«На Играх в Монреале была ещё одна история. Наша делегация жила в школьном классе, куда поместилось 22 человека. У доски стояли три кровати – моя, Лёвы Лещенко и кровать, на которой спал трёхкратный олимпийский чемпион Александр Медведь, - она стояла у окна. Когда в Монреале узнали, что приехал Медведь, организаторы решили пригласить его в качестве арбитра на соревнования по вольной борьбе. Саше долго не могли найти одежду, потому что он товарищ – довольно габаритный. Важно сказать, что когда мы приехали, у нас реквизировали привезённое спиртное, поставили на подоконник и запретили подходить к «конфискованному имуществу». Отбой был в 22:00, и как-то раз Саша в начале одиннадцатого решил по окончании соревнований пробраться к «запретному плоду». Он тихонечко сел на свою кровать и взял с подоконника бутылку. В этот момент кто-то из ребят включил свет, мы «поймали Медведя за руку» и попросили рассказать, какие у наших спортсменов шансы по борьбе на Олимпиаде. Он подумал-подумал, и выдал: «У нас будет две золотые, четыре серебряные и 3 бронзовые медали…»,- помолчал и добавил: «На большее у нас не хватит водки и чёрной икры!» (смеётся). Я очень хорошо запомнил эту фразу».

О футболе, Леониде Слуцком и Евро-2016

«Я считаю, что человечество не придумало более прекрасной игры, чем футбол, хотя те же баскетбол и хоккей вызывают у меня ничуть не меньшее восхищение. Ещё в раннем детстве я очень любил проводить время за шахматной доской.

Могу со всей ответственностью заявить, что являюсь болельщиком сборной России по разным видам спорта. Долгое время я симпатизировал обществу «Динамо», но с годами клубные пристрастия затихли, и сегодня я люблю футбол как прекрасное изобретение, которое иногда удаётся с успехом реализовать на отечественной земле. Пусть это случается довольно редко, но я застал ещё относительно золотое время советского футбола, где наша национальная сборная тогда не имела проблем с попаданием в финальные стадии международных соревнований.

Мне очень нравится манера работы Слуцкого и я считаю, что он прекрасный специалист. Однако он, как и любой востребованный футбольный тренер мира, может «готовить футбольное блюдо» из тех ингредиентов, которые находятся у него в руках. Мне думается, что сейчас команда переживает весьма сложный, но необходимый период стопроцентного обновления. У команды есть большие проблемы, связанные в основном с задней линией. Если учесть, что братья Березуцкие у нас начали играть практически с момента изгнания Наполеона, что никоим образом не умаляет их достоинств, это говорит о том, что конкуренция им растёт чрезвычайно медленно. В этой же плеяде нестареющих защитников и многоопытный Сергей Игнашевич. Ребятам уже много лет, им физически уже не так просто угнаться за молодыми нападающими, играющими в клубах и национальных сборных наших соперников. Безусловно, за это никого винить нельзя, это просто констатация факта.

Что касается выхода из группы на Евро-2016, то здесь  всё может быть. Есть какое-то предощущение, что в случае правильного построения подготовительного периода наши футболисты вообще способны на многое. Я увидел, как при Леониде Слуцком игроки вдруг побежали. Такое впечатление, что при Фабио Капелло они просто стояли на месте. У нас вообще скорости относительно невысокие, наверное, этому есть ряд объективных причин. Безусловно, я понимаю, что Месси рождается раз в сто лет, но разговор идёт не о футболистах подобного таланта, а о представителях среднего футбольного класса.

Когда спорт - это образ жизни

«В спорте можно не обладать феноменальными врождёнными способностями, но, всё-таки, труд, упорство и фанатизм дают свой результат. Я видел это, когда был студентом эстрадно-циркового училища. Я наблюдал, как репетируют молодые студенты циркового отделения – это абсолютный фанатизм, это особая категория людей! Посмотрите на музыкантов – как в процессе обучения, так и в момент нахождения на вершине своей исполнительской карьеры они проводят за инструментом по 20 часов в сутки. Это образ жизни, а не способ зарабатывания денег!

Олимпийское движение, придуманное Пьером де Кубертеном, с моей точки зрения, оправдывает саму идею объединения людей под флагом спортивных соревнований. И я хочу подчеркнуть, что везде и всюду – в спорте и культуре, политике и шоу-бизнесе – где бы то ни было - неправильно строить жизнь планеты по принципу игры в одни ворота - надо уметь соревноваться, и надо уметь проигрывать.

Спорт способен объединить людей по всему миру, я в этом не сомневаюсь, потому что я видел это на примере разных футболистов, которых объединяла любовь ко Льву Яшину. В ряду легенд и кумиров советского спорта фамилия Яшина стоит для меня под первым номером».

«Мы верим твёрдо в героев спорта!»

«Сейчас я не такой экспрессивный болельщик, каким был раньше, потому что много времени прошло с тех пор, когда я постоянно считал, сколько пенальти нужно назначить в ворота соперника за 4 минуты, оставшиеся до окончания матча (смеётся).

Пока по поводу поездки в Рио-де-Жанейро планов у меня нет, мне стало тяжеловато менять климатические зоны, однако не берусь сказать, что Игры-2016 пройдут мимо меня (с улыбкой). Не знаю, что будет в результате. Я, так же, как и Остап Бендер, так и не добрался до Рио-де-Жанейро, и при любых обстоятельствах я хочу пожелать всем олимпийцам нашей страны и Олимпийскому комитету России ясного неба над головой, и, что также немаловажно, чтобы все политические реалии, которые иногда становятся инструментариями для разного рода спекуляций, были минимизированы. А завершить нашу беседу я хочу фразой, придуманной Николаем Добронравовым: «Мы верим твёрдо в героев спорта!»       

Юрий Царицин, Служба информации ОКР

30 декабря  2015