Александр Хорошилов: «Я готов показать хороший результат в Бивер-Крике. Так и напишите…»

Одним из главных спортивных событий января, безусловно, стала победа 30-летнего горнолыжника Александра Хорошилова в слаломе на этапе Кубка мира в австрийском Шладминге. Российские болельщики ждали этого момента почти 34 года! В интервью Службе информации ОКР герой минувшего месяца рассказал о том, как он шел к этому успеху, вспомнил детство на Камчатке и Олимпийские Игры в Сочи, а также объяснил, чем полезны философские книги.  

«В Шладминге за меня болела сборная России по ски-кроссу»

— «Историческую» попытку в Шладминге потом пересматривали?

— Я пересматривал обе попытки. Не потому что они принесли мне победу. Это необходимо для работы над ошибками, для подготовки к следующим стартам.

— Неужели в спусках, где вы привезли конкурентам почти две секунды, были допущены погрешности?

Чтобы понять это, как раз и нужно было посмотреть видео. В данном случае обе попытки действительно удались, особенно вторая. С технической точки зрения она была выполнена почти идеально.

— Кто вас первым поздравил после финиша?

Сборная России по ски-кроссу в полном составе. Ее, кстати, тренирует мой брат Виктор. Ребята выступали рядом и заехали в Шладминг, чтобы за меня поболеть. 14 персональных фанатов с плакатами и флагами! С такой поддержкой я просто не мог выступить плохо.

— Шампанское в раздевалке было?

— На меня еще на подиуме Феликс Нойройтер и Стефано Гросс вылили целую бутылку.

— Нойройтер потом признался, что его удивила ваша чересчур спокойная реакция на свою победу. Почему не прыгали до потолка от радости?

— Я слишком долго шел к этому успеху, чтобы радоваться как ребенок. Начинал с 60-70-х мест. Потом стал попадать в Топ-30. На Играх в Сочи в слаломе был 14-м, а в суперкомбинации, если бы не падение, шел на третье место. В этом сезоне удалось закрепиться в десятке сильнейших. В декабре, в шведском Эре выиграл первую медаль на этапах Кубка мира. Результаты говорят сами за себя. Я подбирался к этой победе, морально был к ней готов.

«В горных лыжах 30 лет – это самый расцвет»

— У нас, к сожалению, любят смотреть спортсменам в паспорт. Вам вроде бы тоже намекали перед Сочи: пора, мол, уступать дорогу молодым.

В глаза мне такого никто не говорил. Но разговоры об омоложении команды, если так можно выразиться, витали в воздухе. А уж в Интернет лучше вообще не заглядывать. Хотя в горных лыжах 30 лет — это самый расцвет. Попадаются, конечно, самородки вроде Марселя Хиршера. Но гораздо больше примеров, когда спортсмены раскрывались уже в зрелом возрасте. Я считаю так: если человек выдерживает конкуренцию, какая разница, сколько ему лет?! А у нас в свое время целое поколение горнолыжников, выступавших вместе с Александром Жировым, отправили на пенсию с формулировкой «хватит занимать десятые места». И что в итоге? Одних списали, а те, кто пришел на смену, о топ-10 могли только мечтать.

— Сейчас вас многие сравнивают с Жировым. Как вы к этому относитесь?      

— Когда я родился, Александра уже не было в живых. Поэтому для меня это в какой-то степени мистическая фигура, что вовсе не мешает мне считать Жирова своим кумиром. Только представьте: в 80-е годы человек выиграл 4 этапа Кубка мира, побеждал самого Ингемара Стенмарка!

— Кстати, о Стенмарке. Швед встал на лыжи в 5 лет, а в 8 уже выиграл первый турнир. Ваш случай?

— Я тоже начал лет в 5. На Камчатке горные лыжи – спорт номер один, там всегда умели готовить звезд. Помню, как мальчишкой, открыв рот, смотрел тренировки женской сборной России во главе с Варварой Зеленской и Светланой Гладышевой. Причем, трасса была проложена по склону спящего вулкана. Для Камчатки – это в порядке вещей. А вот когда я завоевал первый трофей, уже не вспомню. Но хорошие результаты пришли именно в слаломе. Для скоростного спуска, которым я поначалу занимался, мне не хватало физической мощи.

«В Европе хорошо иногда отдыхать, но не жить»

— Футболисты и хоккеисты высокого уровня к 30 годам, как правило, уже миллионеры. Вы можете назвать себя обеспеченным человеком?

— Ну, как сказать… Машина у меня есть. Есть и квартира в замечательном городе Дмитров. Правда, однокомнатная, но для семьи с маленьким ребенком одной просторной комнаты вполне достаточно. Да, пожалуй, меня можно назвать обеспеченным человеком в том смысле, что я не думаю о том, где взять на кусок хлеба.

— Если не секрет, какие призовые вам выплатили за победу на этапе Кубка мира?

— После вычета налогов — примерно 23 тысячи евро.

— Когда у вас появятся деньги на собственный дом, где вы его построите?

— Мне очень нравится Дмитровский район. Европа? Туда можно съездить на отдых, но жить постоянно за границей я бы не хотел.

— После возвращения из Австрии вы раздали огромное количество интервью, но никто из журналистов почему-то не вспомнил про вашу семью. Давайте устраним этот пробел.

С женой я познакомился в Дмитрове, когда мне было18 лет. Маша тогда училась в Высшей школе экономики на 2 курсе. По профессии она юрист, но сейчас в декретном отпуске. Наша любимая дочка Анечка родилась через месяц после Олимпийских Игр в Сочи.

— Тяжело было сконцентрироваться на выступлении в Сочи, зная, что вы вот-вот станете отцом?

— Конечно, находясь в Олимпийской деревне, я не мог не думать о своей супруге. Но меня подвели не эти мысли, а скорее излишнее волнение. Олимпийские игры – особые соревнования. Хотя бы потому, что они проходят раз в четыре года. В Сочи все могло сложиться по-другому, если бы не то злосчастное падение в суперкомбинации. Словак Адам Зампа, которого я после слалома опережал почти на секунду, в итоге занял пятое место. Так что при удачном раскладе я мог рассчитывать на бронзовую медаль. Но, увы…

«Шопенгауэр сложноват, а Монтень – в самый раз»

— Впереди чемпионат мира в США. Трасса в Бивер-Крике вам хорошо знакома?

Я там катался, правда, не так много, как в Европе. Но мы специально вылетаем в Америку заранее, чтобы пройти акклиматизацию и привыкнуть к трассе.

— Перед соревнованиями вам лучше жить одному или с кем-то делить гостиничный номер?

— Я никогда не требую себе особых условий. Есть возможность поселиться в одноместном номере – хорошо. Нет – тоже не страшно. У меня со всеми ребятами из сборной нормальные отношения. А когда темы для разговора исчерпаны, выручают компьютер и книги.

— Последняя книга, которую вы прочитали?

Монтень «Опыты».

— Любите философию?

— Да, когда она изложена в доступной форме, без громоздких терминов. Например, Шопенгауэр для меня все-таки сложноват, а Монтень – в самый раз. Книга полезна тогда, когда она заставляет человека задуматься. В этом плане философская литература – беспроигрышный вариант.

— Кажется, мне понятно, почему вы так спокойно отреагировали на первую в своей карьере победу на этапе Кубка мира. Научились относиться ко всему философски?

— Возможно, вы правы. Не помню, кто из умных людей это сказал: «Если можешь что-то изменить в своей жизни – измени. А если не можешь, зачем волноваться?».

— На чемпионате мира награды в вашей коронной дисциплине будут разыграны 15 февраля. А 16-го вам исполнится 31 год. Такое вот совпадение…

Сейчас я точно буду рассуждать как философ. Удастся преподнести себе подарок ко дню рождения – замечательно. Не удастся – буду работать дальше. Но я готов показать хороший результат в Бивер-Крике. Так и напишите…

  Юрий Бутнев, Служба информации ОКР