Александр Якушев: «На церемонии в Торонто у Бродо и Сан-Луи текли слезы»

Двукратный олимпийский чемпион по хоккею рассказал о своей поездке в Торонто на церемонию включения в Зал хоккейной славы, сентиментальных канадцах и рабочих отношениях с Владимиром Путиным.

В исторической Суперсерии 1972 года Александр Якушев своей игрой буквально свел канадцев с ума. О нем сразу же заговорили как о выдающемся хоккеисте современности, хотя к тому времени он уже был олимпийским чемпионом и трехкратным чемпионом мира. Впрочем, официальное признание его выдающихся заслуг пришло из-за океана гораздо позднее. Только летом 2018-го Александр Сергеевич был включен в Зал хоккейной славы в Торонто, а сама церемония состоялась 12 ноября.

Наш телефонный звонок застал легенду мирового хоккея в Москве — сразу после утомительного перелета из Торонто.

— Александр Сергеевич, как говорится, «лучше поздно, чем никогда»?

— Верно, конечно. Хотя, на мой взгляд, это событие, еще раз показало, прежде всего, как уважительно канадцы относятся ко всему нашему хоккею. Уже 46 лет прошло, а видеозаписи тех матчей в Канаде с удовольствием смотрят и ветераны, и молодежь. Суперсерия-1972 стала признанием советского хоккея. Не случайно же в соперники  выбрали именно нас, а не команды Чехословакии, Швеции или Финляндии.

— Чем вам запомнились те восемь встреч?

— Для меня памятна вся серия целиком. Она изменила хоккей в  мире. Мы показали яркую, комбинационную игру, а у канадцев был более прямолинейный, лишенный изящества, стиль. Не случайно, вскоре в Северную Америку стали приглашаться хоккеисты из Европы и теперь уже такого понятия, как «канадский» стиль не существует. Все смешалось.

— А вас приглашали в НХЛ?

— Естественно. Но это были только разговоры. Конкретные клубы и суммы контракта не назывались. Все прекрасно понимали, что уехать из Союза было нереально.

— На ваш взгляд, кто был лучшим игроком той Суперсерии?

— Для меня — Фил Эспозито. Это был вожак-зажигалка, мотор команды. Великий спортсмен!

— Два не менее великих игрока — Уэйн Гретцки и Марк Мессье  всегда тепло отзывались о вашей игре. Говорят, вы даже расплакались, узнав об этом?

— Скажем так — расчувствовался. Вот Мартин Бродо и Мартен Сан-Луи, прошедшие в НХЛ огонь, воду и медные трубы, на торжественной церемонии в Торонто действительно рыдали, принимая поздравления. У мужиков по щекам текли слезы. Когда тебя помнят и ценят — это всегда трогательно.

— В течение всей своей блистательной карьеры вы сохраняли верность красно-белым спартаковским цветам. Неужели ЦСКА не делал попыток вас заполучить?

— Попытка была. Кажется в 1974-м за мной пришли офицер и два солдата. Но жена Татьяна сказала, что меня нет дома. А в 9 вечера сборная уезжала на товарищеский матч в Финляндию. Я посоветовался с главным тренером команды Всеволодом Бобровым и  об этом визите узнали в Спорткомитете. Тогда были какие-то проблемы у баскетболиста ЦСКА Алжана Жармухамедова, олимпийского чемпиона 1972 года — ему могли запретить играть. И  высшие спортивные начальники приняли соломоново решение — Жармухамедова дисквалифицировать не стали, а меня армейцы оставили в покое.

— В сборной СССР вы играли под номером 15, а в «Спартаке»- под 11-м. С чем это связано — ведь весь мир знает вас как «Як-15»?

— Все очень просто. Когда я пришел в национальную команду, 11-й номер принадлежал  Анатолию Фирсову. А 15-й был вакантен.Так и пошло.

— Александр Сергеевич, сейчас вы председатель совета Легенд Ночной Хоккейной Лиги?

— Да. Я выполняю ту работу, которую еще в 2011-м, в год основания Лиги, мне поручил Владимир Путин. Спасибо нашему Президенту за его любовь к хоккею и его вклад в дальнейшее развитие  любимой нами игры.

Владимир Топильский, Служба информации ОКР