Год после Сочи. Алексей Воевода: «Пусть теперь кто-нибудь попробует повторить наш результат в бобслее!»

Золотых олимпийских медалей в бобслее у нас не было со времен Калгари-1988. Черная полоса прервалась через 26 лет на Играх в Сочи, где наши бобслеисты к удивлению всего мира выстрелили дуплетом. В канун Дня зимних видов спорта воспоминаниями о событиях годичной давности со Службой информации ОКР поделился двукратный олимпийский чемпион, разгоняющий в «золотых» экипажах двоек и четверок Алексей Воевода.

— Сколько тренировочных заездов вы провели на санно-бобслейной трассе «Санки» при подготовке к Олимпиаде?

— Неофициальных – очень много. Важно было до приезда соперников максимально обкатать трассу, изучить ее до мельчайших деталей и отработать каждый маневр. А когда уже начались официальные тренировки, мы на них долго не выходили. Зачем раньше времени раскрывать карты?!

— Александр Зубков так охарактеризовал олимпийскую трассу: не слишком сложная, но очень коварная. Согласны?

Скажу так: на этой трассе сложно упасть, она достаточно безопасная, зато любая ошибка при ее прохождении чревата потерей скорости и турнирных позиций. По сочинскому ледяному желобу быстро ехать можно только при условии синхронной работы всего экипажа. Если кто-то недоработал или переработал – пиши пропало. У нас был сплоченный коллектив, что позволило добиться фантастического результата.

— Правда, что пока шли соревнования в первом виде программы, не участвовавшие в них Дмитрий Труненков и Алексей Негодайло помогали вам и Зубкову готовить боб к очередным спускам?

— Дима и Леша поступили как настоящие мужчины, коллеги и друзья. А дело  было так. Первые две попытки завершились довольно поздно. Меня еще забрали на допинг-контроль, и в гостинице мы оказались около полуночи. До следующих стартов оставалось несколько часов, а еще нужно было подготовить боб. Поняв, что мы нуждаемся в отдыхе, ребята выполнили эту работу за нас. Это и есть тот самый командный дух, без которого победы невозможны в принципе. Скажу вам больше: ощутив такую поддержку со стороны ребят, у меня возникло огромное желание отплатить им той же монетой. И я очень рад, что Дима Труненков и Леша Негодайло с нашей помощью в итоге тоже стали олимпийскими чемпионами.

— Где была острее конкуренция – в двойках или в четверках?

— Она была максимальной и там, и там. Экипажи американца Холкомба, швейцарца Хефти, латыша Мелбардиса имели такие же шансы на победу, но мы оказались чуть лучше.

— В чем? Что склонило чашу весов в вашу пользу?

Я не могу ответить на этот вопрос. Бобслей – это такая тонкая материя, что на трассе даже дышать нужно правильно. Один неверный вдох или выдох – и одной «десятки» как не бывало! Явными фаворитами мы точно не считались, хотя на предолимпийских стартах ниже второго места не опускались. В Сочи все решили нюансы.

— После второй попытки в соревнованиях четверок ваш экипаж опережал соперников из Латвии на 0,04 секунды. Какие мысли приходили тогда в голову?

Что все нормально, надо продолжать работать. Четыре сотых секунды в бобслее – это много. У нас бывают случаи, когда два или три экипажа по сумме четырех попыток показывают абсолютно одинаковое время. До сотых долей! И еще мы знали, где на домашней трассе можно схитрить, то есть срезать дистанцию. Не зря же столько ее обкатывали перед Играми!

— Как можно срезать дистанцию, спускаясь по узкому желобу?

Например, на виражах. Если чуть-чуть рискнуть, то можно сократить путь на 20-30 сантиметров. Вроде бы мелочь, но одну-две «сотки» за счет этого с результата скинуть можно.

— Победа в двойках придала сил? Дальше, наверное, стало легче?

Наоборот. Когда ты становишься олимпийским чемпионом и продолжаешь выступать, от тебя уже ждут только первых мест. Это, если честно, сильно напрягает. Плюс я сочинец, а родные стены не только помогают, но и давят. И еще такой момент. В бобслее разыгрывается всего два комплекта наград. Это не биатлон, где, проиграв одну дистанцию, у тебя есть еще несколько шансов все исправить. У нас нужно выигрывать здесь и сейчас. Поэтому наши два с Александром Зубковым «золота» на одних Играх — это уникальное достижение. Пусть теперь кто-нибудь попробует его повторить!

— Как спали между стартами?

— С большим трудом. Нервное напряжение зашкаливало так, что было не до сна. Я мог часами лежать с закрытыми глазами, но сон так и не приходил. А когда все закончилось, не спалось уже по другой причине. Из-за нахлынувших эмоций. Мы все ходили по Олимпийской деревне как зайцы из рекламы батареек «энерджайзер»!

— За соревнованиями в других видах спорта удавалось следить? Чьей победе в Сочи особенно порадовались?

— Что-то урывками смотрел по телевизору, а в основном черпал информацию из интернета. Лично я очень рад за Сашу Третьякова. Он впервые стал олимпийским чемпионом в скелетоне, опередив сильного соперника из Латвии. Саша не только отличный спортсмен, но и приятный в общении человек.

Юрий Бутнев, Служба информации ОКР