Семён Елистратов: «Даст Бог, получится продолжать в том же духе»

Он принёс сборной России по шорт-треку единственную золотую медаль на домашнем чемпионате мира. Он никогда не пасует перед трудностями и всегда смотрит вперёд с оптимизмом. Ему 24 года и самая главная цель ждёт его впереди. Служба информации ОКР предлагает вашему вниманию интервью с Семёном Елистратовым, который, вернувшись домой по окончании мирового первенства, даже во время отдыха не устаёт рассуждать о работе.

Как встретила родная Уфа по возвращении с чемпионата мира?

— Хорошей погодой и тёплым кругом близких мне людей. Родители, брат и любимая девушка – что ещё для счастья надо?! Я очень благодарен своей любимой за то, что она всегда рядом и оказывает мне невероятную поддержку. Поэтому моя победа в Москве – это во многом и её заслуга. Мне безумно приятно стать чемпионом мира. Это говорит о том, что я не зря нахожусь в спорте и полностью ему отдаюсь.

— Вспомните, пожалуйста, напутствия перед стартом и поздравления после победного финиша.

— После финиша первым, естественно, меня поздравил Себастьян Крос, затем мой тренер Андрей Иванович Максимов, а уже потом мои родители и любимая девушка, которые сидели на трибуне арены в «Крылатском».

Мама с отцом накануне старта сказали мне очень простые, но в тоже время такие важные и нужные слова: «Не переживай, всё будет хорошо», — они мне всегда так говорят (смеётся). Конечно, как и любой нормальный человек, я переживаю. Как видите, что-то получилось, что-то нет – и это нормально, потому что всегда нужно стремиться к большему.

Я, как любящий сын, естественно скучаю по родителям, особенно когда нахожусь за тысячи километров в другой стране, и каждый день поддерживаю с ними связь, где бы ни был.  

— С какими мыслями готовились к домашнему первенству мира?

— После двух последних этапов Кубка мира, где я выиграл дистанции 2000 и 1500 метров и стал первым в общем зачёте на дистанции 1000 метров, я настраивался на победу в многоборье. Это было абсолютно реально, я был готов, но, к сожалению, перед главным стартом сезона я заболел. У меня была очень высокая температура, пришлось много времени потратить на лечение. Поэтому к чемпионату мира я не смог подойти в должной форме, золотая медаль на «полуторке» стала для меня чудом. Не скрываю — я очень переживал и разговаривал с тренерским штабом по этому поводу. Наставники меня всячески поддерживали, за что я очень им благодарен. Говорили, что всё будет хорошо – этого для меня было достаточно. На большинстве дистанций меня просто не хватало физически. Если бы не болезнь, результат был бы другим.

Конечно, хотелось большего. Да, я стал чемпионом мира, но моя радость длилась ровно до того момента, как я обнял тренера, сказал ему спасибо, одел чехлы на коньки и зашёл за бортик. Иными словами, головокружения от успеха не было, потому что цель моей спортивной карьеры совершенно другая.

— Какая? Олимпийское золото?

— Я вот вам сейчас отвечу «Да», а потом на Олимпийских играх вдруг что-то пойдёт не по плану, и многие скажут: «Семён Елистратов не держит своё слово» (смеётся). Поэтому сформулирую по-другому: моя цель в профессиональном спорте – не стать чемпионом мира или Европы, а стремиться быть ещё выше, быстрее и сильнее.

Настолько, чтобы в копилке сборной на следующем планетарном первенстве была не одна медаль?

— Мы все немного расстроены тем, что на домашнем чемпионате мира у нас только одна победа — мы рассчитывали на иной итог. Не знаю, как ребята, но я по-особенному настраивался на эстафету и хотел, чтобы наша команда была первой именно в этом виде программы. Я, наверное, желал этого даже больше, чем личного триумфа в многоборье.

Не знаю, как это объяснить, но мне кажется, что победа эстафетной команды —  это для всех какое-то особое, очень престижное достижение. К сожалению, в полуфинале у Володи Григорьева «сорвался конёк», и он упал. Это спорт, здесь всё бывает. А падения – это дополнительная мотивация для более высокой цели.

— До вашей цели уже близко, или ещё далеко?

— Мне предстоит сделать ещё очень много шагов до Олимпийских игр в Пхенчхане. Всё приходит со временем, постепенно. Я очень надеюсь, что к 2018 году я подойду в полной боевой готовности. Если бы сейчас были Олимпийские игры, я не был бы готов так, как мне бы того хотелось. Хотя, отмечу, что в этом сезоне я действительно смог себя в определённой степени реализовать и подняться на новый уровень. Неплохо выступил на этапах Кубка мира, победил на чемпионате Европы, завоевал золото мирового первенства на «полуторке», — но все эти победы не перекрывают того, чего я действительно хочу, и мотивации и веры для дальнейшего прогресса и роста у меня достаточно. Даст Бог, получится продолжать в том же духе.

Я считаю, что в жизни профессионального спортсмена есть только одни важнейшие соревнования, на которых он действительно показывает, кто он такой и на что готов – это Олимпийские игры. Мне кажется, лучше один раз стать олимпийским чемпионом, чем 30 раз выиграть чемпионат мира. Есть же спортсмены, которые побеждают на первенствах планеты, а на Олимпийских играх собраться не могут, потому что они – Игры – проходят раз в 4 года. Я не живу четырёхлетием – я живу сегодняшним днём, стараюсь смотреть в будущее, реализовывать свои задумки и воплощать мечты.

— В чём главная из них?

— Моя самая большая мечта состоит в том, чтобы в будущем у меня была крепкая семья – всё остальное приходит и уходит.

— О чём говорили с ребятами по окончании чемпионата мира?

— В раздевалке Дима Мигунов сказал: «Парни, в прошлом году мы были четвёртыми в команде, в этом – пятые». И здесь он «включил» очень интересную арифметику – отнял от пяти четыре, и по его искромётно-ироничной логике получилось, что в следующем году мы непременно будем первыми. Все, конечно, посмеялись. Если серьёзно, мы все были немного расстроены общим итоговым результатом. Но на этом жизнь не заканчивается. Многих из нас это мировое первенство только лишний раз простимулирует. Если спортсмен действительно любит своё дело, неудачи поднимают его на более высокий уровень.

Я благодарю всех болельщиков, которые очень мощно поддерживали нас в «Крылатском». Это даже чем-то было похоже на Олимпийские игры. Когда представляли сборную России, зал фактически «взрывался» шумовым эффектом. Это было по-настоящему круто. Даже когда мы проигрываем, в социальных сетях мы видим только позитивные комментарии. Очень здорово осознавать, что есть люди, которые всегда с нами своим сердцем, несмотря ни на что. Прошу извинений у тех, кому не успел дать автограф или сфотографироваться. Просто захлестнули соревнования.

— Вы говорили, что Игры в Сочи повлияли на вас особенным образом. Каким, если не секрет?

— Да, это действительно так. Там я не смог реализовать себя на личных дистанциях, было невероятно обидно. Я смотрел на награждения наших спортсменов и видел, с какой гордостью они слушают гимн страны. И когда наши ребята и девушки стояли на высшей ступени пьедестала, мне в голову пришла очень простая мысль: я обязательно должен оказаться на их месте и спеть государственный гимн Российской Федерации на Олимпийских играх. После этого результаты моих выступлений стали улучшаться – для меня это очень сильная мотивация.

— Шорт-трек похож с каким-нибудь из видов спорта?

— Мне кажется, что шорт-трек чем-то похож на дистанцию 800 метров в лёгкой атлетике. Все мы помним, как Юрий Борзаковский на пути к своей олимпийской медали, да и не только к ней, сначала какое-то время выжидал, потом выбирал нужный момент и предпринимал молниеносный спурт. Отчасти нечто подобное происходит и у нас, но далеко не всегда для шорт-трека такая аналогия актуальна. Если, скажем, забег на дистанции 1500 метров с самого старта начался очень быстро, а ты знаешь, что на последних двух кругах ты способен очень прилично ускориться, то почему бы не воспользоваться такой тактикой?! С другой стороны, наш вид спорта в некоторых случаях – это как игра в лотерею. Неизвестно, как всё сложится. Ты едешь первым или вторым, а какому-нибудь спортсмену пришло в голову поменять позицию. И вот у него перед глазами ничего, кроме обгона. И начинает «шпарить» вперёд, сбивает тебя и падает сам – в итоге полная непредсказуемость и концентрация в каждом эпизоде конкретного забега.

— Расскажите про Себастьяна Кроса. Вы с ним чем-нибудь похожи?

— Он очень спокойный человек, который все свои переживания держит в себе и никогда не выплёскивает эмоции. Меня очень удивило, когда на этапе Кубка мира за 2 круга до финиша забега на 1500 метров, в котором я лидировал, он знаками показывал мне: «Спокойно, всё нормально». Я ещё про себя думал: «Два круга осталось до финиша, соперники дышат в спину – как тут можно вести себя спокойно?!». Просто он такой во всём, у него всегда всё хорошо, и он постоянно нас подбадривает. Что касается ошибок, то, говоря по-русски, тумаков не даёт, но если допускаешь какую-то грубую оплошность, может всем своим видом дать понять, что ему это не нравится.

Я в повседневной жизни тоже довольно спокойный умиротворённый человек (смеётся). Меня иногда даже иронично упрекают в том, что я молчун (смеётся). Но когда я выхожу на старт, меня, безусловно, захлёстывают эмоции – там моей импульсивности зачастую нет предела. В спорте своё я стараюсь не отдавать.

— Без чего, на ваш взгляд, спорт невозможен?

Мне кажется, у любого спортсмена всегда должна быть какая-то мотивация. Если это деньги – долго ты не продержишься и очень скоро закончишь спортивную карьеру. Тут дело в любви к тому, чем ты занимаешься, по крайней мере, у меня именно так – я просто очень люблю кататься на коньках и получаю от этого огромное удовольствие. Здесь на каждого сильного спортсмена всегда найдётся тот, кто ещё сильнее. Важно не пытаться кому-то что-то доказать, потому что в таком случае поражений будет гораздо больше. Важно знать, к чему ты стремишься, и уметь бороться с самим собой.

— Какой из видов спорта, помимо шорт-трека, вам по душе?

— Я, наверное, выделю сноуборд, а конкретно — дисциплину хафпайп, из олимпийских видов спорта эта разновидность мне ближе остальных. Спортсмены классно выполняют прыжки, у них изящно это получается. Ещё я люблю кататься на горных лыжах, но, к сожалению, это бывает очень редко, потому что всё время я отдаю шорт-треку.

 — В заключение беседы продолжите  фразу. «Самое главное в нашем деле – это…»

— Вера.

Юрий Царицин, Служба информации ОКР