Виталий Смирнов: «Надо написать книгу, да все никак не соберусь»

14 февраля почетному президенту Олимпийского комитета России и старейшему из действующих членов МОК исполнится 80 лет. В интервью Службе информации ОКР Виталий Георгиевич рассказал обо всем понемногу: о своей работе с пятью президентами МОК, самых памятных Олимпийских играх, начиная с 1960 года, недавних реформах в международном олимпийском движении, друзьях и увлечениях.

«Самаранч был великим реформатором»    

— Президент Международного Олимпийского Комитета Томас Бах специально прилетит в Москву, чтобы поздравить вас с юбилеем. Это о многом говорит…

— Меня президенты МОК почему-то всегда поддерживали. На 60-летии был Хуан-Антонио Самаранч, на 70-летии — Жак Рогге. Бах — уже пятый руководитель международного Олимпийского движения на моем веку. Наверное, я счастливый человек, потому что за 44 года работы в МОК ни с кем не испортил отношения.    

— Оценивать деятельность Олимпийского чемпиона по фехтованию Томаса Баха в ранге президента МОК еще рано, а что вы можете сказать о его предшественниках?

—     С Эвери Брендеджем я проработал всего год, и то время помню смутно. А вот с лордом Майклом Килланиным мы провели бок о бок 6 лет, из них два года я был его правой рукой, занимая пост вице-президента МОК. Это был очень образованный человек из знатной семьи. До того как стать военным журналистом, Килланин окончил Итонский колледж, а потом и Сорбонну.

Несмотря на большую разницу в возрасте (лорд был старше меня на 21 год), мы быстро нашли общий язык и вместе пережили очень непростые для олимпийского движения годы. Достаточно вспомнить Олимпийские игры в Монреале, когда из-за организованного по инициативе Республики Конго и Танзании бойкота соревнования покинули 26 африканских стран. Да еще премьер-министр Канады Трюдо под давлением Китая отказывался пропускать через границу олимпийскую делегацию Тайваня.

Продолжительные переговоры, которые вел лорд Килланин с канадским правительством, к сожалению, не увенчались успехом. Спортсмены Тайваня, равно как и представители Китайской народной республики, на Играх в Монреале так и не выступили.

— А чем вам запомнился Самаранч?

Великий реформатор! Начнем с того, что он положил конец бойкотам Олимпийских игр. Кроме того, Самаранч открыл женщинам доступ в МОК и во многие виды спорта. При нем Международный Олимпийский Комитет прочно встал на ноги и начал активно помогать НОКам. Например, когда на руинах СССР образовалась Российская Федерация, и я возглавил ОКР, мы получали от МОК ежегодно около миллиона долларов. В начале 90-х эти деньги были как нельзя кстати. Вы же помните, что тогда творилось в стране?!

— При Рогге мы получили зимние Олимпийские игры в Сочи – и этим все сказано. 

— Совершенно верно. Добавлю, что при Рогге я на протяжении четырех лет входил в состав Исполкома МОК. Это говорит о его доверии ко мне. Если резюмировать: все президенты МОК были очень разными людьми, но одинаково достойными своей высокой должности. И что не менее важно: все они с уважением относились к нашей стране. Томас Бах – не исключение.

«У Исинбаевой и Гамовой есть шансы стать членами МОК»

— Сейчас в Международном Олимпийском Комитете работают четыре россиянина – вы, Александр Жуков, Шамиль Тарпищев и Александр Попов. Но уже к концу следующего года наше представительство станет вдвое меньше. Вас это беспокоит?

— Да. Действительно, 31 декабря заканчивается мой мандат члена МОК, а через год уйдет Попов. Саша – великий спортсмен, которого хотелось бы сохранить в олимпийском движении. Но над этим надо серьезно думать.

— Вы можете выбрать преемника?

— Я, как и Шамиль Тарпищев, являюсь постоянным членом МОК, а их по новым правилам может быть не более одного от страны. Поэтому после моего ухода останется только Тарпищев, у которого мандат до 2028 года. Что касается Попова, его можно заменить только другим популярным спортсменом, но не обязательно из России. Этот вопрос будет решаться путем голосования. Причем есть один нюанс: членом МОК может стать спортсмен, закончивший карьеру не более 8 лет назад.

— Елена Исинбаева на днях заявила, что уйдет из спорта после Рио-де-Жанейро. Чем не кандидат?

— Согласен. И Катю Гамову, учитывая ее статус в волейболе, тоже можно рассматривать как потенциального члена МОК. А сколько у нас известных лыжников, хоккеистов?! Надо только учитывать, что выбирают обычно представителей самых популярных видов спорта. Часто из легкой атлетики. Хотя Томас Бах в свое время получил мандат, будучи фехтовальщиком.       

— Бах войдет в историю как первый президент МОК, имеющий золотую олимпийскую медаль, так?

— Вообще-то олимпийским чемпионом был и Пьер де Кубертен, но только в области искусства. В 1912 году его «Ода спорту» была отмечена золотой медалью. Кстати, недавно кто-то из членов МОК предложил проводить в рамках Олимпийских игр специальный конкурс среди деятелей культуры, а победителей награждать такими же медалями, как и спортсменов. На мой взгляд, интересная идея, но отклика она пока не нашла.   

«Английский учил по роману Джека Лондона»

— Вы свободно говорите по-английски, хотя не учились в языковом вузе….

В отличие от жены, которая окончила Институт иностранных языков имени Мориса Тореза, я таким образованием похвастать не могу. Интерес к английскому языку у меня появился ближе к окончанию школы. Я даже сдал на «отлично» выпускной экзамен, чтобы поступить в МГИМО. Но потом планы изменились, а вот тяга к языку Шекспира осталась. Среди моих друзей  были братья Вац. Их родители в 20-е годы эмигрировали из Западной Украины в Канаду, поэтому по-русски Карл (Кирилл) и Джордж (Григорий) говорили с акцентом. Зато, если так можно выразиться, канадский английский у них был безупречный. Кстати, поклонники хоккея со стажем наверняка не раз слышали голос Кирилла Ваца: он работал диктором на «Призе Известий» и других крупных турнирах, начиная с 70- годов. Благодаря его чистому произношению английских слов, у зрителей было полное ощущение, что они присутствуют на матчах НХЛ.

А Гриша Вац был моим соседом по даче. И заодно учителем. Когда мы встречались на природе, то говорили только по-английски. Чтобы я лучше понимал литературную речь, Гриша записывал на магнитофон главы из романа Джека Лондона «Мартин Иден» в собственном исполнении. Я слушал эти записи, а потом пересказывал. Также Гриша периодически устраивал мне проверки в виде письменных диктантов и устных переводов заголовков американских газет. Благодаря такому интенсивному курсу я довольно сносно овладел английским, заодно прихватив у своего друга и его чудесный канадский диалект.       

— Какие двери вам открыло знание языка?

— С приходом Самаранча было введено жесткое правило: члены Исполкома МОК в обязательном порядке должны владеть английским или французским языком. Вот тогда я не раз вспоминал добрым словом своего друга Гришу. Уже будучи членом МОК, с 1983 по 1991 год я возглавлял Комиссию по олимпийской программе. Естественно, без знания английского мое председательство было бы невозможно. Как и участие в процедуре подсчета голосов на выборах президента МОК в 1972-м.

— С этого места, пожалуйста, поподробнее.

Тогда голосование было тайным и, естественно, без всякой электроники. Меня и короля Греции, как самых молодых членов МОК, определили в счетоводы и принесли корзины с бюллетенями. Претенденты – лорд Килланин и граф де Бомон – из зала удалились, а мы считаем. Когда бумажки закончились, президент МОК Брендедж спрашивает у короля Греции: «Ваше превосходительство, избран ли новый президент?». Тот отвечает утвердительно. «Кто он?», — следует второй вопрос. «Лорд Килланин». Аплодисменты, поздравления, а мы с королем берем корзины и идем…в туалет. Где сжигаем все бюллетени и даем друг другу слово о неразглашении тайны голосования. А теперь представьте, если бы с нами в этот момент находился переводчик. Наша клятва выглядела бы нелепо.

— И вы никому ничего не рассказали?

— Когда приехал в ЦК Партии, там пытались узнать, как проходило голосование. Мой ответ был таким: «Если я вам расскажу, это все равно ничего не изменит, зато есть риск навсегда лишиться доверия членов МОК». Партийные боссы меня правильно поняли и больше ни о чем спрашивали.  

Знание языка устраняет третье лицо, что позволяет вести переговоры в доверительном ключе. Когда США, Канада и страны Западной Европы бойкотировали Олимпийские игры 1980 года, я общался тет-а-тет со многими их представителями в МОК. И они откровенно рассказывали, кто и как оказывает на них давление, чего никогда не сделали бы в присутствии переводчика. 

«Хоккейную Суперсерию 1972 года смотрел вместе с Озеровым и Павловым»

— Раз в четыре года ваш день рождения выпадает на зимние Олимпийские игры. Самый необычный подарок, который вы там получили?

Вы знаете, обычно подарки дарю я. 14 февраля неоднократно приходилось вручать награды спортсменам – в основном, почему-то чемпионам и призерам в мужских соревнованиях. Помню, в Нагано награждал золотой медалью фигуриста Илью Кулика.

— Вам нравится имя Валентин?

Намекаете на праздник всех влюбленных, который отмечается 14 февраля? В нашей стране эта дата стала праздничной только в последние 10-15 лет. Наверное, поэтому я Виталий, а не Валентин Смирнов. И, кстати, нисколько об этом не жалею.

— Вы присутствовали на всех летних Олимпийских играх, начиная с 1960 года, и на всех зимних – с 1972-го. Какие из них были самыми сложными лично для вас?

— Очень нервными получились Игры 1968 года в Мексике. Им предшествовали серьезные студенческие волнения, в эпицентре которых случайно оказались несколько спортсменов. Когда полиция применила оружие, им пришлось на протяжении нескольких часов лежать на центральной площади, пока все не утихло. Конечно, назову Мюнхен — из-за атаки террористов. Московские Игры тоже сожгли у меня немало нервных клеток. И еще запомнились Олимпийские игры 1992 года в Альбервилле, где спортивные объекты были так разбросаны, что мне приходилось каждый день проводить в машине по 8 часов!

Вместе с тем, хочу сказать, что все без исключения Игры оставили в душе теплые воспоминания. Никогда не забуду Мюнхен-1972, когда олимпийский турнир совпал по срокам с хоккейной Суперсерией СССР – Канада. Знаете, где я смотрел матчи советских хоккеистов и канадских профессионалов? В телестудии, сидя на полу вместе с председателем Государственного комитета по физической культуре и спорту СССР Сергеем Павловым. А рядом под картинку комментировал Николай Озеров.        

«МОК оставил возможность спортсменам побить рекорд Фелпса»

 — Декабрьскую сессию МОК в Монте-Карло из-за принятых там решений многие называют революцией  в олимпийском движении. Но, говорят, было много радикальных предложений, которые не прошли…

Это правда. Например, предлагалось разрешить Оргкомитетам включать в олимпийскую программу своих Игр новый вид спорта. Это предложение не прошло, а вот новые дисциплины теперь вводить можно. Поясню, что имеется в виду. Допустим, в стране, которая проводит Олимпийские игры, популярна художественная гимнастика. В этом случае Международная федерация гимнастики может обратиться в МОК с предложением увеличить количество дисциплин в данном виде спорта, аргументируя это высоким зрительским интересом.

— Понятно. Значит, хоккей с мячом и самбо мы в ближайшее время на Олимпийских играх не увидим?

МОК, хоть и достаточно консервативная организация (в хорошем смысле слова), но, поверьте, руку на пульсе держит. В свое время Самаранч, почувствовав, что в мире набирает популярность сноуборд, лично настоял на его включении в олимпийскую программу. Хотя международная федерация лыжного спорта была категорически против! К слову, один из трех моих сыновей не представляет свою жизнь без сноуборда, а еще двое увлекаются горными лыжами. Что касается вашего вопроса, тут одна общая проблема: о хоккее с мячом и самбо в мире мало знают. Обе федерации должны активнее продвигать свои виды. Тем более, президентом международной федерации бенди является россиянин — Борис Скрынник. Жаль, конечно, что Осло отказался от борьбы за проведение Олимпийских игр-2022. Норвежцы обязательно пролоббировали бы хоккей с мячом. Теперь вся надежда на Алма-Ату. Кстати, я и корейцам говорил: «Поезжайте в Красноярск, сходите на матч «Енисея». При их любви к шорт-треку им и бенди должен понравиться. Там тоже нет силовой борьбы, все решает скорость и маневренность.

В качестве примера раскрутки вида спорта могу привести художественную гимнастику. В 1973 году Всемирный конгресс МОК проходил в Варне. Мы с болгарами организовали для участников просмотр соревнований по малоизвестной тогда художественной гимнастике. Члены МОК 20 минут посмотрели и ушли в недоумении. Не поняли! Но семя в землю упало, и постепенно этот вид спорта нашел своего зрителя во всем мире.

Или взять спортивные танцы на льду в фигурном катании. Когда в 1972 году я выступал с докладом на сессии МОК, один австралиец удивился: «Зачем нам Смирнов предлагает включить в программу зимних Игр танцы на паркете?». Он даже не понял, о чем идет речь! А сейчас соревнования танцоров на Олимпийских играх собирают аншлаги.       

— Какие еще идеи ваших коллег были отвергнуты на сессии МОК в Монте-Карло?

— Было предложение ввести в медалеёмких видах спорта своеобразный лимит. Чтобы один спортсмен мог участвовать не более, чем в двух индивидуальных дисциплинах и в эстафете. Тем самым исключалась бы возможность утекания медалей в одни руки, как было, например, в случае с американским пловцом Майклом Фелпсом. Но пока решили оставить все, как есть. Еще звучал такой вопрос: мол, почему в спортивной гимнастике медали вручаются за каждое упражнение, а в тяжелой атлетике – по сумме выступлений в толчке и рывке? Но и тут все ограничилось дебатами.

— С благословения МОК Олимпийские игры теперь могут проходить в двух странах. Как вы думаете, кто первым представит совместную заявку?

— Чисто теоретически возможен союз Финляндии и Норвегии. У финнов есть всё для организации зимних Игр, за исключением горнолыжных трасс. Так вот эти соревнования могли бы пройти в соседней Норвегии. Кстати, вы знаете, что прецедент проведения Олимпийских игр в двух странах уже создан? В 1956 году столицей летних Игр был Мельбурн, но из-за карантина на ввоз животных соревнования по конным видам спорта и пятиборью состоялись в Стокгольме.

— В этом году МОК начинает прием заявок на проведение Олимпийских игр-2024. Среди возможных кандидатов у нас осторожно называют Санкт-Петербург.

— Непростой вопрос. Желающих заполучить Игры-2024 наверняка будет много. Возможна серьезная заявка со стороны США. Не просто же так американские телекомпании купили права на показ Олимпийских игр чуть ли не до 2036 года! А если наконец-то отважится Африка? Представляете, какой соблазн будет для членов МОК впервые отдать Игры Черному континенту?! И, конечно, многое будет зависеть от политической обстановки в мире.

— Кстати, о политике. Вместе с вами в состав МОК входят украинцы Сергей Бубка и Валерий Борзов. События на Донбассе не отразились на вашей дружбе?

— Валера Борзов вместе с супругой Людмилой Турищевой приедет в Москву на празднование моего юбилея. Вот и ответ на ваш вопрос. Сережу Бубку я тоже приглашал, но у него в эти дни состоится важное совещание в ИААФ.

«Авеланжу скоро будет 100 лет, а он до сих пор плавает»

— Виталий Георгиевич, все ждут, когда вы напишите книгу. Это же будет бестселлер!

— Согласен, надо писать. Мне уже и друзья говорят: «Начни хотя бы с двух страниц в день». Но лень-матушка пока побеждает.

— В молодости вы занимались плаванием и водным поло. Когда в последний раз заглядывали в бассейн?

— У меня был период, когда в сторону бассейна даже смотреть не мог. В то время я увлекся теннисом. Но сейчас снова плаваю. Стараюсь бывать в бассейне 2-3 раза в неделю с таким расчетом, чтобы проводить в воде не меньше 45 минут.

— Почему именно столько?

Если меньше, не будет эффекта. Саша Попов так сказал, а четырехкратному олимпийскому чемпиону по плаванию можно верить.

— Сколько проплываете за один раз?

1300-1500 метров. До мили, в общем. Среди моих знакомых многие так укрепляют здоровье. Вот, допустим, бывший президент ФИФА и член МОК Жоао Авеланж до сих пор плавает. А ведь ему в следующем году исполнится 100 лет.

— Все знают, что вы заядлый охотник. Что для вас важнее в охоте – сам процесс или результат?

И то, и другое. Я приверженец классической русской охоты с легавой собакой. Она сочетает в себе спорт (за день проходишь десятки километров по лесу), эстетическое удовольствие от созерцания природы и, конечно, охотничий азарт, когда удается добыть трофей. Больше всего я люблю охотиться на вальдшнепов и всякую другую пролетную птицу. Но если попадется лось или кабан – рука не дрогнет. В этом году двух таких лосей завалил! Уж поверьте на слово…

Юрий Бутнев, Служба информации ОКР