Владислав Третьяк: «Однажды Тарасов сказал мне: если я делаю замечание, значит, вы еще живы»

Президент Федерации хоккея России (ФХР), трехкратный олимпийский чемпион Владислав Третьяк поделился воспоминаниями о работе с Анатолием Тарасовым, рассказал о возможной серии матчей между клубами КХЛ и НХЛ, сотрудничестве с ОКР и своих эмоциях от включения Александра Якушева в Зал хоккейной славы в Торонто.

— Вы начинали играть у Анатолия Тарасова. Насколько сильным оказалось его влияние на вашу карьеру?

Когда мне было 17 лет, Анатолий Владимирович вызвал к себе и поручил провести тренировку у детей. Я, конечно, отнекивался, однако Тарасов не терпящим возражений тоном заявил, что видит во мне не только игрока, но еще и наставника для начинающих хоккеистов. Всей командой мы часто приезжали на матчи «Золотой шайбы», общались с ребятами. Впоследствии после завершения карьеры этот опыт мне пригодился, когда я стал тренировать вратарей.

— Чему еще вас научил мэтр?

— Науке побеждать. Только вдумайтесь — сборная СССР под его руководством на протяжении девяти лет выигрывала все международные турниры. Этот рекорд не побит до сих пор!  Я и по сей день ненавижу проигрывать, даже если это домино или шахматы. Армеец всегда должен быть первым. Так меня воспитал Тарасов…

— Можете рассказать какую-нибудь яркую историю из вашего общения с Тренером?

— Первое время Анатолий Владимирович постоянно вызывал меня и отчитывал. Однажды я имел неосторожность обронить в разговоре, что мою игру высоко оценили телевизионщики.  Тарасов отреагировал в своем стиле:  «Молодой человек, если я делаю замечание, значит, вы еще живы. Если замечаний с моей стороны нет, значит, ваши коньки висят вон на том гвозде».

— Случай из раздевалки?

— Анатолий Владимирович был очень артистичной натурой. В 1971 году в финале чемпионата мира проигрываем шведам после первого периода — 3:2. Думал, в раздевалке всё летать будет, а Тарасов зашел, сел на лавочку и тихо затянул: «Черный ворон, что ж ты вьешься…». Надо ли говорить, что мы потом разгромили сборную Швеции!?

Он всегда знал, что творится в команде, общался с нашими женами и подругами, устраивал коллективные посиделки, например, во время новогодних праздников. Одним словом, делал всё, чтобы мы были единым коллективом. Все проблемы решались в раздевалке и за ее пределы не выходили.

— 1 декабря вся страна будет отмечать Всероссийский день хоккея. Запланированы ли какие-то мероприятия, посвященные столетию со дня рождения легенды советского и мирового хоккея?

— Программа у праздника очень большая, каждое региональное отделение ФХР подготовило свои уникальные активности. Конечно, юбилей Анатолия Тарасова – одно из главных событий уходящего года. В декабре ему будут посвящены и Кубок Первого канала, и церемония открытия памятника. А 10 декабря, в день рождения мэтра, возложим цветы к его могиле на Ваганьковском кладбище.

— Смог бы Анатолий Тарасов проявить себя в современном хоккее? Например, в КХЛ?

— Я думаю, что тренер такого масштаба смог бы работать везде. Сам хоккей сильно изменился, но Анатолию Владимировичу не составило бы труда перестроиться.

— Есть какие-то новости по поводу возможной встречи хоккеистов из КХЛ и НХЛ на уровне сборных?

— Пытаемся договориться с комиссаром Национальной хоккейной лиги Гэри Беттмэном, но пока безуспешно. Хотели в юбилейный, 10-й сезон КХЛ провести серию из 8 матчей между сборными КХЛ и НХЛ, но североамериканцы отказались. Сейчас ведем переговоры, чтобы сыграть на уровне клубов.

— Поможет ли Евротур в построении новой команды с прицелом на Олимпийские игры 2022 года в Пекине?

— Очень надеюсь на это. Тренерскому штабу необходимо будет проверить в боевых условиях как можно больше молодых и перспективных игроков – потенциальных кандидатов в олимпийскую сборную. Евротур для этого подходит как нельзя лучше.

— В декабре Олимпийское собрание утвердит Программу «Пекин-2022». Какие планы у ФХР в рамках взаимодействия с ОКР?

— Давно сотрудничаем с Олимпийским комитетом России и регулярно получаем от него всю необходимую поддержку. В первую очередь, это касается олимпийской сборной, которая по факту является для нас второй национальной командой.

— Александр Якушев недавно стал третьим россиянином (наряду с вами и Валерием Харламовым), никогда не игравшим в НХЛ, но введенным в Зал хоккейной славы в Торонто. Какие эмоции испытали, узнав об этом?

— Каждый хоккеист, представленный в Зале славы, должен разделить этот успех с командой, в которой он провел большую часть карьеры. В случае с Александром Якушевым – это, безусловно, «Спартак» и сборная СССР.  Я лично вручал Александру Сергеевичу именную доску с его изображением, которая позже была закреплена в стене музея в Торонто. Это был очень волнительный момент.

Савва Тимофеев, Служба информации ОКР