«МОЙ ДЕТСКИЙ АЛЬБОМ». АЛЕКСЕЙ ОБМОЧАЕВ

22 мая 2015 года свой 26-ой день рожденья празднует российский волейболист, чемпион Олимпийских игр в Лондоне, Заслуженный мастер спорта Алексей Обмочаев. Как поётся в одной песне, «День рожденья – праздник детства», а потому сегодняшнему имениннику Служба информации ОКР рада посвятить очередной выпуск тематической рубрики «Мой детский альбом».

    

 

«Я младший ребёнком в семье, - рассказывает Алексей Обмочаев. -  Сестра Елена старше меня на 10 лет, а наша разница в возрасте с братом Александром составляет 5 лет. В волейбол я пришёл в 6, и отдали меня в этот вид спорта по двум причинам: во-первых, родители не хотели, чтобы я шлялся на улице, потому что я был очень активным и непоседливым ребёнком; ну а во-вторых, волейболом занимался мой брат. Ещё в детстве я очень любил футбол, и даже сбегал ради него с тренировок. Те деньги, которые мне в небольшом количестве давала мама, я копил именно на футбол, потому что тренировки были платными. В Кисловодске был очень хороший волейбольный тренер Омар Гаджиевич Бутаев, который очень многих детей вывел в профессиональные волейболисты, лучшей волейбольной школы в Кисловодске не было. Именно Омар Гаджиевич и повлиял серьёзнейшим образом на мой выбор волейбола в качестве основного рода профессиональной деятельности.

С детства я отличался острым неумением проигрывать. В любом соперничестве, будь это интеллектуальная игра или шуточное соревнование с друзьями, я постоянно стремился и стремлюсь пождать. Но, что гораздо важнее, родители вложили в меня доброту, именно поэтому за всю свою жизнь я ни разу никому ни в чём не отказал и всегда шёл и продолжаю идти навстречу людям, которые о чём-то меня просят. Я всё раздавал. Как-то раз отец из-за границы привёз мне машинку, и когда я пришёл домой без неё, а мама спросила: «А где же игрушка?», - я ответил: «Там один мальчик сильно плакал, и я её ему подарил».

В детский садик я не ходил. Мама в то время работала учителем физкультуры в школе, и когда меня в первый и, как выяснилось чуть позже, в последний раз отвели в сад, я сбежал к маме на работу. Без мамы я не мог и частенько капризничал. Я был очень непоседливым ребёнком. Когда оставался один, непременно случались какие-нибудь казусы: то голову себе разобью, а то стекло в квартире. Мой отец – очень хороший строитель, и когда мне было 5, родители получали новую трёхкомнатную квартиру - до этого мы жили в общежитии. Мама с отцом делали ремонт, а я гулял на улице. Прогулка обернулась не самым весёлым случаем – я играл с девочкой в догонялки и упал в канализационный люк, просто не заметил его на своём пути. Причём два адекватных человека подошли к люку, посмотрели в него, увидели меня, но почему-то не помогли. В итоге меня достал выпивший человек и, пошатываясь, отвёл домой. На мне была новая белая майка, и когда сестра открыла дверь и увидела меня на руках у незнакомого мужчины в окровавленной одежде, первые мои слова были: «Лен, постирай майку, а то мама меня заругает». Я тогда очень сильно ударился подбородком, и мне наложили 8 швов. Но шрамы, как говорят, украшают мужчину, поэтому я не расстраивался (смеётся).

Вообще моё детство преподносило мне сюрпризы. У меня были разбиты обе брови, как-то на тренировке я сломал руку, в школе частенько дрался, - в общем, если вдруг мои поиски приключений заканчивались ничем, -  приключения сами меня находили.    

Помню, что в детстве Лена меня постоянно защищала, потому что я был самым маленьким, и ей меня было жалко. Например, Сашка подсыпал мне соль в чай, я жаловался сестре, и она давала ему тумаков. Я тогда ликовал от того, что справедливость торжествовала (смеётся)! А так, за исключением несущественных стычек, мы всегда жили очень дружно. У нас с Сашкой была традиция - когда нужно было определить, кому из нас мыть посуду, мы с ним играли в спортивные игры: через гладильную доску в волейбол, в настольный теннис на раскладном кухонном столе книжками, из которых, вдобавок ко всему, была сконструирована импровизированная сетка. Откровенно говоря, я проигрывал гораздо чаще, и меня это всегда жутко раздражало. В нашей семье никогда не было большого количества денег, но я очень благодарен моим родителям и брату с сестрой за то детство, которое у меня было самым счастливым.

Ещё брат учил меня прогуливать школу. Учиться я не очень любил, но когда мне что-то было интересно и привлекало моё внимание, я всегда добивался своего. Сестра меня особенно ругала за русский язык и литературу, мне перед ней даже было стыдно. В итоге салаватскую школу я закончил с тремя четвёрками и пятёрками по всем остальным предметам. В основном, школьный период и определённые успехи ассоциируются у меня с занятиями физкультурой - мой классный руководитель был физруком. Для меня главным было пробежать, прыгнуть, сыграть и обязательно одержать победу, - это мне очень помогало. Помимо физкультуры, в восьмом классе мне неожиданно стала нравиться химия, появился какой-то азарт. Но моя тяга к опытам, пробиркам и смешиванию элементов периодической таблицы Менделеева сошла на нет столь же стремительно, как и появилась. Я тогда думал, что просто не способен учиться (смеётся). В голове у меня был один спорт, и я фактически не вылезал из зала. Нас порой просто заставляли отдыхать.

Ещё одно яркое воспоминание из детства – мамин борщ. Даже сейчас, когда я приезжаю в Кисловодск, или когда мама приезжает ко мне и варит любимое блюдо, я всякий раз понимаю, что лучше неё борщ не готовит никто.

Мама – это мой самый лучший друг, с ней прошло всё моё детство. Я всегда очень боялся её подвести или расстроить, заботился о том, что она будет есть на ужин после работы. Пёк блины, пытался делать наш любимый борщ (получалось, правда, с переменным успехом), и всегда хотел выйти в люди, чтобы её порадовать.

В детстве для нас с братом самым страшным наказанием был пропуск тренировки. Ничего хуже просто представить себе было нельзя. И один раз мы с ним случайно разбили стекло в двери комнаты. Я кинул в Сашку тапочком (видимо, с особой силой кинул), когда он от меня убегал. Тапочек прошёл мимо цели, а «хватанули» мы тогда по полной программе. Мы сидели и склеивали обломки стекла, стараясь успеть до возвращения мамы и стремясь сделать так, чтобы она ничего не заметила. Вернувшись домой, мама была строга и непреклонна в своём решении – путь на тренировку для нас был закрыт. Это была катастрофа. При этом тренеру, который был, фактически, вторым отцом, наябедничать на маму мы просто не могли.

(Алексей - второй справа в верхнем ряду)

На тренировках по четвергам у нас проверяли дневники, и за любую двойку - будь она хоть за поведение, хоть по предметам - каждый из нас получал от тренера 3 удара паркетиной по пятой точке. Я, как вы догадались, «огребал» больше всех (смеётся). Иногда приходилось даже вырывать страницы. Любое замечание влекло за собой страшное наказание, поэтому, помимо вырывания страниц, иногда спасение было банальным – просто забыть дневник дома. А двойки за поведение у меня были чуть ли не каждый день: я подкладывал учительнице на стул колючки от роз, писал на доске всякие гадости. Один раз мы с другом даже затопили туалет дрожжами. Когда началась химия, и мы узнали, что дрожжи разбухают в воде, мы отправились в магазин, купили 10 пакетиков и провернули своё «мокрое дело». Нам тогда тоже прилично досталось.

Как в детстве, так и сейчас для меня ещё одним страшным сном было и остаётся одиночество. Я всегда рос в коллективе, без которого себя попросту не представлял. Отсюда, наверное, и мои «выкрутасы», потому что в большой компании вечно рождаются какие-нибудь безумные идеи для шалостей.

На этой фотографии мне 10 лет, я гуляю с отцом в парке Кисловодска. Между прочим, наш парк является самым большим парком в Европе. Боюсь ошибиться, но мне кажется, что его территория составляет около 900 гектаров.

А это тарелка с изображением зверушек, которую очень тяжело было достать. Я сижу за столом, который, по словам мамы, был для неё самым большим счастьем и огромной редкостью по тем временам. Меня сажа ли за стол сажали, я брал ложку с тарелкой и стучал. Мама рассказывала, что если бы у нас не было этого стола, меня просто невозможно было бы терпеть (смеётся).

Я очень любил животных. В детстве я вытаскивал из дома всю еду, которая оставалась после обеда, и кормил кошек и собак. Мне безумно хотелось иметь своё домашнее животное. Потом у нас был красноносый питбультерьер, и маме очень не нравилось, что собака живёт в квартире, а не в вольере. Но мама - очень чувствительный человек, и со временем она поменяла своё отношение к «живности» дома. У неё не так давно жил попугай Васька. В какой-то момент мама поняла, что у неё не хватает времени за ним следить, и отдала пернатого моей сестре. У Лены четверо детей, ну и, естественно, они дома бегали-прыгали, в порыве игры открыли клетку, и Васька улетел безвозвратно. Так вот мама, которая долгое время категорически не хотела держать в квартире животных, после этого случая неделю рыдала.    

Здесь мне полгода. Как видите, с юных лет мне прививали патриотические чувства. Я сижу у брата на коленях и, видимо, думаю о вечном. Спустя 25 лет, мы решили устроить «реконструкцию событий» того времени – и вот что из этого получилось (смеётся).  

Я всегда мечтал стать профессиональным спортсменом. В 15 лет на чемпионате России в Челябинске мы заняли третье место. К трём ребятам, включая меня, подошли селекционеры из города Лермонтова (около 30 километров от Кисловодска), и предложили нам попробовать себя в серьёзной команде. Мы в эйфории ответили предварительным согласием. Прошло 3 месяца, вместо того мужчины в Кисловодск приехала женщина и в итоге забрала двух моих товарищей по команде, а меня не взяли – вот тогда у меня была жуткая апатия! Рост у меня в то время был не самый высокий – 178 сантиметров – для волейбола 15-ти лет это считалось ниже среднего. Мне хотелось орать, плакать и «лезть на стену!». Я мечтал играть в команде. Так получилось, что буквально через полгода в Кисловодске проездом был тренер новой команды из Салавата, который посетил нашу тренировку. Он пригласил меня на просмотр в свой город, и через какое-то время мы с мамой поехали в Салават. Ехали мы двое суток до Уфы, потом оттуда 160 километров до Салавата. Мама нервничала, я радовался. Приехали мы в 4 часа утра, а на день были запланированы две тренировки – в 10 часов утра и в 9 часов вечера. Нам сказали, что мы можем до вечера отдохнуть, но я не выдержал и сказал, что пойду на утреннюю тренировку.

После занятия к маме подбежали люди и сказали, что будут очень рады, если её сын останется в их команде. Через полтора года судьба привела меня в Казань, туда, куда за полгода до того, как меня взяли в Салават, попали два моих друга.

В детстве не было большой возможности выбора одежды, а самым заветным желанием всегда были кроссовки. Я каждое лето ходил к отцу на стройку и зарабатывал деньги работой, которая была по силам совсем ещё молодому парню. Ещё летом я подрабатывал в парке аттракционов – следил за детьми, которые катались на машинках - за один день мне платили 100 рублей. Рядом с домом у нас было депо, где отстаивались вагоны. Мы ходили туда рубить дрова и потом их продавали, как сейчас помню, один мешок стоил 10 рублей. Первые мои игровые кроссовки (фирмы Asics) появились лет в 12. Они были для меня единственными и неповторимыми, и после каждой тренировки или игры я протирал их тряпочкой.   

Когда нам удавалось заработать, мы позволяли себе поблажки: прогуливали школу и шли в компьютерный клуб играть в Warcraft или Counter Strike. Час игры стоил 10 рублей. Родители, конечно, очень нас за это ругали. В CS я даже становился чемпионом северо-кавказских Минеральных Вод – это вам не комар чихнул (смеётся).

Так получилось, что увлечение компьютерными играми отчасти нашло отражение и в моей спортивной карьере – не знаю как сейчас, но 3-4 года назад половина волейбольной суперлиги в своё свободное время играла в Warcraft. На Олимпийских играх в Лондоне многие из нашей команды тоже всерьёз приобщились к этому роду деятельности.

Ну а сам Лондон…я не знаю, что это было. Мы просто делали свою работу, а Владимир Алекно переживал так, что искры летели от одного его взгляда. Мы сначала были в шоке, потому что сначала на групповой стадии проиграли бразильцам 0:3, и тут опять та же картина - 0:2 в финале...А в итоге просто чумовая победа 3:2, золото Олимпийских игр и невероятные эмоции. Наверное, всё-таки, удача это огромная и великое счастье, Богом данное! Кропотливая работа, вера в чудо до последних секунд и сумасшедшая форма Димки Мусэрского. А ведь никто из бразильцев и правда не мог его накрыть, даже когда они уже понимали, что 80 процентов наших передач шли на него. А по самой игре всё как будто стёрто. В пятой партии я, кажется, перекрестился раз 10!

Я хочу пожелать молодому поколению российских спортсменов самым серьёзным образом заботиться о своём здоровье, не останавливаться в стремлении к собственным целям и никогда не забывать о своих родителях».

 

Служба информации Олимпийского комитета России поздравляет Алексея с 26-летием и желает крепкого здоровья, неиссякаемой энергии и новых побед и свершений на благо российского спорта. 

 

Юрий Царицин, Служба информации ОКР

22 мая  2015