/МОЯ ИСТОРИЯ/ Тамара Тихонова: «На призовые за Калгари купила подержанную иномарку, телевизор и музыкальный центр»

Лыжница из Удмуртии стала «королевой» зимних Олимпийских игр 1988 года, завоевав в Калгари два «золота» и одно «серебро». В рамках нашей традиционной рубрики прославленная спортсменка вспоминает о нерушимой дружбе народов СССР, машине, купленной на призовые доллары, а также о том, как её однажды едва не отчислили из национальной команды за бесперспективность.

ОТ ЛОПУХОВА К ГРУШИНУ

— Целенаправленная подготовка к Играм в Калгари началась летом 1987 года. Работать пришлось много, но физические нагрузки не смущали. Все давалось легко, иной раз тренеры даже останавливали меня. Иногда в месяц наматывала по 1100 км! В декабре почти вышла на пик формы, одержав победу на этапе Кубка мира в Югославии. За свое отменное физическое состояние должна была благодарить Александра Грушина. Он очень грамотно подвел меня к главному старту четырехлетия.

Прежде чем попасть в группу к Грушину, я четыре года занималась у Николая Лопухова. У него была совсем другая методика тренировок. В 1986 году Лопухов посчитал меня бесперспективной, хотя «коньком» я бегала хорошо.

Пришлось отправиться под «грушинское крыло». У Александра Алексеевича тренировались специалисты в «классике», но для меня было сделано исключение, за что тренеру огромное человеческое спасибо.

Перейдя к Грушину, я сначала никак не могла набрать форму. Чемпионат мира-1987 в Оберстдорфе пришлось пропустить. Вместе с Любой Егоровой и Светланой Нагейкиной уехала в Штрбске-Плесо на Всемирную зимнюю Универсиаду, где выиграла классическую гонку на 5 км.

Тренировочная программа Грушина мне подошла, хотя перечеркивать всё то, что вложил в меня Николай Лопухов, я не собираюсь. Именно под его началом прошло мое становление лыжницы, миновавшей границы юниорского возраста.

«КРАСНЫЙ УГОЛОК» В ОЛИМПИЙСКОЙ ДЕРЕВНЕ

— В Калгари прилетели за неделю до начала соревнований. Акклиматизация проходила тяжеловато – первые несколько дней очень хотелось спать. Чтобы привести нас в чувство, тренерский штаб пригласил концертную бригаду. Тогда можно было взять в аренду помещение. Там и проходили творческие вечера с участием Лиона Измайлова, Екатерины Семеновой, Игоря Демарина, который замечательно исполнял шлягер «Доктор время». Пел и Сосо Павлиашвили, тогда еще совсем молодой и мало кому известный артист. Концерты объединяли коллектив, помогали обрести нужный настрой и поддерживать связь с родиной.

Условия, в которых жили олимпийцы разных стран в Канаде, мне очень понравились. На каждом этаже был блок, чем-то напоминающий спальный вагон. Спортсмену полагалась отдельная комната-купе с удобствами в коридоре. Было даже подобие нашего «красного уголка» – там стояли телевизор и стиральная машина, а также проходили собрания.

ПОКЛОННИК ИЗ КГБ

— В 1988 году уже вовсю бурлила перестройка имени Михаила Горбачева. Но мы даже не могли представить, что через три с половиной года великой страны не станет! Атмосфера в многонациональной команде была очень теплая. Тогда за сборную СССР выступала лыжница Вида Венцене, литовка по национальности, завоевавшая в Калгари «золото» и «бронзу» в индивидуальных гонках.

Мы до сих пор с ней перезваниваемся, поздравляем друг друга с праздниками, иногда встречаемся. А в те годы лично я мечтала только о медалях, в политику не лезла.

Уже позже стало известно, что к спортсменам из Прибалтики было приковано особое внимание со стороны соответствующих структур. Так, возле Венцене все время крутился какой-то мужик. Даже кроссы бегал, чтобы не терять её из вида. Многие девчонки завидовали Виде белой завистью. Думали поклонник, а оказался сотрудник КГБ!

Несмотря на такую малоприятную опеку, Венцене в Калгари смогла стать первой на 10-километровой дистанции классическим ходом. Я в той гонке заняла только пятое место.

«СЕРЕБРО» ПОД РАСПИСКУ

— Олимпийским играм предшествовали отборочные соревнования в Бакуриани. Там уже был определен предварительный состав на каждую гонку в Канаде. Я хоть и не «классистка», но место в олимпийском составе заслужила в честной борьбе с подругами по команде. К Играм-88 была готова прекрасно, однако вмешался случай.

За день до старта на одном из крутых поворотов я упала. Расцарапала лицо, потом очень сильно заболела голова. Было желание сняться с первой гонки, о чем сообщила главному тренеру сборной Виктору Иванову. Виктор Александрович ничего не сказал, но дал понять, что это может негативно сказаться на моем дальнейшем участии в олимпийском турнире. Боль сразу как рукой сняло!

Увы, неприятности на этом не закончились. Непосредственно на старте умудрилась палкой проколоть себе ботинок и через несколько метров грохнуться на живот. В итоге — худший результат из нашей четверки. Венцене стала первой, Рая Сметанина — второй, Светлана Нагейкина финишировала четвертой. Но с учетом всех обстоятельств, считаю свое выступление достойным.

Через три дня, 17 февраля, предстояло бежать «классикой» 5 километров. Тогда в сборной было восемь лыжниц, и любая могла выиграть медаль. Уже потом всплыла информация, что вместо меня планировали поставить Антонину Ордину, но вмешался Грушин. Он написал расписку, что я обязательно попаду в призовую тройку!

По итогам жеребьёвки я оказалась в первой группе и бежала по жесткой лыжне. Чувствовала себя гораздо лучше, чем в первой гонке. Было ощущение, что после финиша на стадионе в Кэнморе сил осталось еще на несколько километров.

Вместе с заслуженным тренером СССР Борисом Быстровым стояли около табло и ждали, кто сможет перекрыть мой результат. Но время шло, а я оставалась лидером. Про себя молилась: «Ну, хоть бы третье место…».

В итоге, меня смогла опередить только Марью Матикайнен из Финляндии, и то на одну секунду. Однако я все равно была счастлива!

Справедливости ради надо сказать, что Венцене и Сметаниной в третьей и четвертой группах пришлось бежать по более мягкой лыжне. Если бы мы выступали в одинаковых условиях, то наверняка они меня обошли. А так, Вида стала третьей, Рая – лишь десятой, потому что по ходу гонки упала. Этот эпизод остался за кадром, Раиса Петровна никогда о нем не рассказывала.

ЭСТАФЕТА ПО СЦЕНАРИЮ

— Затем была эстафета 4х5 км свободным стилем. Учитывая мое пристрастие к «коньку», было понятно, что я и Анфиса Резцова войдем в заветную четверку. Два других места заняли Светлана Нагейкина и Нина Гаврилюк. Они выступали на двух первых этапах. Честно говоря, я до сих пор не понимаю, почему тренеры не поставили Венцене и Сметанину, которые своими результатами в Кэнморе заслужили право бежать в эстафете.

Эстафетная гонка полностью прошла по нашему сценарию. После «моего» третьего этапа преимущество сборной СССР составляло 1 минуту и 20 секунд. Наш финишер Анфиса Резцова, в принципе, могла пройти свою «пятерку» пешком, сэкономив силы перед следующей гонкой на 20 километров. Но Анфиса включилась так, будто это был первый этап и «сбросила» с моего результата еще 20 секунд!

ПРОРОЧЕСТВО ВЕНЦЕНЕ

— Четвертое лыжное «золото» было разыграно в гонке на 20 километров свободным стилем, которая проводилась на Олимпийских играх во второй и в последний раз. Конечно, после трех стартов сил и азарта у меня поубавилось. Думала, что перед «двадцаткой» на второй тренировке пробегу только кросс. Но Грушин был категорически против, даже голос повысил, что случалось с ним крайне редко. Деваться было некуда, и я надела лыжи.

В Кэнморе зрители пересекали лыжную трассу по деревянному мостику перед выходом со стадиона. Вот под ним-то мы с Грушиным на мгновение остановились, и я увидела человека, поседевшего буквально за несколько дней. Мне даже стало стыдно за то, что мы сделали со своим любимым наставником! Я несколько раз ускорилась, после чего Александр Алексеевич отпустил меня в Олимпийскую деревню со словами, что «завтра все будет хорошо».

Перед стартом, когда с Анфисой Резцовой общался психолог, Вида Венцене обронила: «Все равно выиграет Тихонова, я видела, как она разминается».

Резцова бежала за мной, и по информации от тренеров с трассы мы с ней шли «ноздря в ноздрю». Перед последним подъёмом я решилась на молниеносный рывок и уже с чувством выполненного долга поджидала подругу-соперницу в финишном коридоре. По ощущениям должна была выиграть у Резцовой порядка 12-13 секунд, о чем сказала в интервью известному комментатору Георгию Суркову. На самом же деле «привезла» Анфисе еще больше – 19 секунд.

3500 ДОЛЛАРОВ ЗА ЗОЛОТУЮ МЕДАЛЬ

— Никогда не завидовала современному поколению спортсменов, которое имеет возможность зарабатывать большие деньги. Четырехкратная Олимпийская чемпионка, моя землячка Галина Алексеевна Кулакова рассказывала, что в ее времена за победы на Играх вручали хрустальные вазочки. И к этому все относились нормально, ведь хрусталь был тогда в большой цене.

Первое место в Калгарии руководство Спорткомитета оценило в 3,5 тысячи долларов. За три медали мне заплатили около восьми тысяч. В годы тотального дефицита с умом потратить эти деньги можно было только за границей. Летом 1988 года мы с лыжником Мишей Девятьяровым были на предсезонных сборах в Австрии, где я присмотрела себе ядовито-желтый Volkswagen Jetta. Компактная машинка класса «гольф» была не новой, но исправно прослужила мне три года. Оставшиеся призовые потратила на покупку телевизора и музыкального центра.

В 1991 году как Олимпийской чемпионке мне было предоставлено право купить без очереди, но за свои деньги ВАЗ-2106. Содержать две машины стало обременительно, и «немец» обрел новых хозяев.

Очень хорошо, что сейчас руководство страны заботится о героях-олимпийцах, награждая их крупными денежными суммами и люксовыми автомобилями. Они этого заслуживают. Но, поверьте, для любого спортсмена главными всегда останутся его титулы, а не премии и подарки.

Я с гордостью несу по жизни свою фамилию, которую дал мне отец, Иван Иванович Тихонов, уроженец удмуртской деревни Ковалево. Не могу сказать, что счастлива во всем. Жизнь – она как медаль имеет две стороны. Радуюсь, что стала двукратной Олимпийской чемпионкой и грущу от того, что не родила дочку или сына. Зато всю неизрасходованную материнскую любовь теперь дарю внучатым племянникам. И живу дальше!

 

Владимир Топильский,

Служба информации ОКР

Фотографии из личного архива Тамары Тихоновой