Елена Веснина и Екатерина Макарова: «Олимпиада для нас превыше всего»

Первые в истории российского тенниса олимпийские чемпионки в парном разряде ответили на вопросы журналистов во время пресс-конференции.

— Перед финалом у вас была не очень хорошая статистика в парных поединках против Мартины Хингис. Из шести матчей вы выиграли только один. Вам было об этом известно?

Екатерина Макарова: Да. Но мы, не сговариваясь, решили о ней не вспоминать. Хотя в голове эта статистика, конечно, сидела. Лично я сказала сама себе: «Мартина, мы отдали тебе Уимблдон, Индиан-Уэллс, Рим… Нынешний финал будет наш!».

— Какой эпизод финального матча оказался ключевым?

Елена Веснина: Сделанные нами брейки, которые принесли победу в каждой из двух партий. Швейцарки были близки к брейку в середне второго сета, но мы спаслись со счета 15:40. И продолжали гнуть свою линию. Даже если что-то не получалось, были настойчивыми и последовательными.

— Какой же из поединков на турнире был самым сложным?

Екатерина Макарова: Напряженным и нервным получился матч с испанками. А полуфинал с чешками совершенно измотал. Выложились так, как не бывает в самых сложных одиночных встречах. Вышли с корта выжатые как лимон.

— Вы впервые встали в пару перед Играми в Лондоне. Помните, как это было?

Екатерина Макарова: Лена предложила мне играть пару, прислав эсэмэску. Она выступала на турнире в Чарлстоне, я же была на сборах в Турции. Причем, пара давала мне шанс поехать в Лондон, куда по своему рейтингу я не попадала.

Елена Веснина: Идея принадлежала моему папе. Саня Мирза из Индии, моя бывшая партнерша, со мной играть отказалась. И тогда отец предложил объединиться с Катей. Ему понравилось, как мы играли на Кубке федерации против испанок. К тому же ему всегда импонировала работа Катиного тренера Евгении Манюковой.

— В вашем активе имеются две победы на турнирах «Большого шлема». Они отличаются от нынешней победы по эмоциональному содержанию?

Екатерина Макарова: Мы очень хотели выиграть олимпийскую медаль, особенно – золотую. Это было нашей мечтой с юниорского возраста. Для российских теннисистов Олимпийские игры всегда значили больше, чем «Большой шлем». В этом мы отличаемся от игроков из других стран. Да, выиграть турниры «Большого шлема» престижно и почетно. Но Олимпиада стоит еще выше, ведь на ней мы защищаем честь страны.

Елена Веснина: Олимпиада всегда была для нас приоритетом. С тех пор, как мы выступили на лондонских Играх, эта мысль все время сидела в голове. У нас была большая пауза. Из-за Катиной травмы мы пропустили концовку прошлого сезона и начало нынешнего. Но, как ни странно, эта пауза нам даже помогла. Мы еще больше сдружились.

— Золотые олимпийские медали Евгения Кафельникова и Елены Дементьевой служили ориентиром?

Екатерина Макарова: Помню, как ребенком смотрела выступление Жени в Сиднее. А триумф сразу трех российских теннисисток в Пекине, когда они заняли весь пьедестал почета, вообще был словно вчера. И я все время думала об одном и том же — завоевать олимпийскую медаль. Первые два дня в Рио чувствовала себя не очень хорошо. Никак не могла показать свой лучший теннис, и все жаловалась Лене, даже плакала. Но потом мы решили, что лучший теннис не нужен. Достаточно будет выиграть турнир.

— В олимпийскую столицу вы добирались с большими приключениями.

Елена Веснина: Мы должны были вылететь из Монреаля в Рио-де-Жанейро в самый последний момент, потому что дошли на этом турнире до финала. Однако наш самолет, как назло, сломался. Какой же мы пережили стресс! Билеты на остальные рейсы были давно раскуплены. С огромным трудом нам удалось найти два последних билета в эконом-класс. Изначально лететь-то мы должны были в бизнесе, но теперь об этом не было и речи. Сидели в креслах, съежившись в комочек, там ведь особенно не развернешься. Но были благодарны и за это.

Планировалось, что мы прилетим во вторник утром. А прибыли в среду поздно вечером. После прилета возникли новые проблемы — нужно было срочно адаптироваться. Новые корты, новые мячи – привыкать к ним было непросто. Но, знаете, вся эта ситуация только укрепила нас. Мы уже были готовы ко всему. В Олимпийской деревне шло много разговоров об организации Игр. Многие жаловались на питание, транспортные неурядицы. Но мы сказали себе: «Будем позитивны!» и старались не обращать на это внимания. Знали, зачем сюда приехали, были сосредоточены на своей цели. И, в конце концов, добились своего.

Александр Просветов, Андрей Голованов (фото), Служба информации ОКР