Александр Долгов: «Во фристайле сейчас очень молодая команда, которая будет прибавлять»

«Бронзовые медали Ильи Бурова в лыжной акробатике и Сергея Ридзика в ски-кроссе значились в планах олимпийской команды по фристайлу», — заявил главный тренер сборной России Александр Долгов в интервью Службе информации ОКР.

— Результатом довольны, ведь в последний раз две олимпийские медали российские фристайлисты завоевывали в далеком 1994 году, — отметил специалист. — Конечно, можно было лучше выступить в женской акробатике и слоуп-стайле, но получилось так, как получилось. У нас очень молодая команда: большинство спортсменов еще не вышли из юниорского возраста и соревнуются на взрослом уровне всего лишь второй сезон. К следующим Играм Анастасия Таталина, Любовь Никитина, Александра Орлова, Максим Буров и другие ребята будут в самом соку, а сейчас той же Таталиной, выступающей в слоуп-стайле, просто не хватило опыта. Откуда ему взяться у 17-летней девушки?!

— В мужской акробатике многие специалисты отдавали предпочтение не Илье Бурову, а его младшему брату Максиму, обладателю Хрустального глобуса по итогам нынешнего сезона.

— Действительно, по всем прогнозам за золотую медаль должны были побороться Максим Буров и олимпийский чемпион Сочи Антон Кушнир из Белоруссии. У них были самые сложные программы, но в итоге оба не смогли пройти квалификацию.

— Нервы или судейство?

— И то, и другое. Вопросы по судейству есть. Китайский и японский арбитры ставили неоправданно низкие оценки спортсменам из бывшего СНГ. Видимо, не хотели «славянского» доминирования в финале.

— Павлу Кротову, который занял четвертое место, должно быть обиднее всех.

— Если бы во время последнего прыжка Паша не коснулся рукой снега, скорее всего, бронза досталась бы ему, а не Илье Бурову. Подняться на пьедестал вдвоем им было трудно. Хотя по большому счету вся шестерка финалистов имела примерно одинаковые шансы на медали. Фаворитами могли быть Кушнир и Максим Буров за счет того, что в их арсенале есть самые сложные на сегодняшний день прыжки — тройное сальто с пятью пируэтами. Но они в финал не попали, а награды получили те, кто в решающий момент при выполнении одинаковых прыжков избежали ошибок.

— По словам президента Федерации фристайла России Алексея Курашова, в Корее основная ставка все же делалась на мужскую и женскую акробатику. Получается, что медаль Сергея Ридзика стала этаким приятным бонусом? 

— Ски-кросс – контактный и потому абсолютно непредсказуемый вид спорта. Это не лыжные гонки, где поражение фаворита — всегда форс-мажор. В ски-кроссе ты можешь быть прекрасно готов, но в каждом заезде есть три соперника, которые могут помочь не доехать до финиша. На Сергея Ридзика, который пока занимает четвертое место в общем зачете Кубка мира, мы очень рассчитывали. Как и на опытного олимпийского бойца Егора Короткова. Если четыре года назад в Сочи трасса была построена специально под Егора, то в Пхенчхане условия располагали к успешному выступлению Сергея. Он любит длинные, амплитудные трассы. И если бы его не сбил канадец, уверен, у нас была бы золотая или серебряная медаль. На финишной прямой Ридзик очень силен. Между прочим, представители сборной Канады после финиша извинились за инцидент, признав, что падение Ридзика помогло их спортсмену (Брэди Леману – Прим.Ред.) стать олимпийским чемпионом.

— Вы не допускаете, что то столкновение было частью командной тактики со стороны канадцев? Они ведь могли пожертвовать одним спортсменом, чтобы привести к золоту второго.

— Я не исключаю этого. Но если внимательно пересмотреть эпизод с падением Ридзика и Друри, станет ясно, что канадец не мог избежать контакта. В ски-кроссе за это не карают.

— Какую роль в успехе Сергея Ридзика сыграл предолимпийский сбор, который команда по ски-кроссу провела на Сахалине?

— В спорте мелочей не бывает, а в олимпийской подготовке – тем более. Сбор на Сахалине по всем параметрам получился идеальным. Во-первых, ребята прошли там акклиматизацию к часовому поясу и погодным условиям Пхенчхана. Во-вторых, команда тренировалась на трассе, верхний участок которой был точной копией олимпийского склона. Мы специально это сделали, чтобы облегчить спортсменам задачу. В-третьих, организация сбора находилась под личным контролем губернатора региона. Нам шли навстречу буквально во всех вопросах. Нужны ратраки? Пожалуйста. Не хватает рабочих для уборки снега? Выделим! Гостиница, питание, медицинское сопровождение – все было на самом высоком уровне. В схожих условиях – только в Кемеровской области – готовилась к Олимпиаде команда по лыжной акробатике. Так что большое спасибо всем, кто участвовал в организации и проведении этих сборов.

— С учетом того, что следующие зимние Олимпийские игры тоже пройдут в Азии, база на Сахалине еще пригодится?

— В Пекине, где состоится Олимпиада-2022, все-таки другой климат. Он больше похож на погодные условия в Красноярске, Бурятии и Туве. Поэтому в следующем олимпийском цикле напрашивается вариант с использованием спортивных объектов Универсиады-2019, а Сахалин останется резервной площадкой. Там уже все налажено, открыты отделения по ски-кроссу. Если немного доработать трассы, Южно-Сахалинск вполне может претендовать на проведение этапа Кубка мира в этой дисциплине.

— Какую помощь в Корее вы получали из штаба нашей делегации и как оцениваете взаимодействие с ОКР на стадии подготовки к Играм-2018?

— Еще в 2015 году, когда в Пхенчхане прошли первые тестовые соревнования, я говорил о необходимости бронирования номеров в гостиницах в непосредственной близости от «Феникс Парка». Проживание в Олимпийской деревне для фристайлистов было нецелесообразным из-за ее удаленности от места проведения соревнований. ОКР выполнил все наши пожелания, благодаря чему у нас было две базы. Одна располагалась в Олимпийской деревне, вторая – рядом с трассами. Плюс мы были обеспечены личным транспортом, за что тоже спасибо ОКР. Когда ребят задерживали до глубокой ночи на допинг-контроле, как в случае с Ильей Буровым, машина очень выручала.

— Когда у фристайлистов заканчивается сезон?

— В конце этой недели пройдут заключительные этапы Кубка мира в ски-кроссе и слоуп-стайле, еще через неделю – в хаф-пайпе. В последних числах марта – чемпионат России. После этого останется юниорское первенство мира. В рамках него соревнования по могулу пройдут в середине апреля в Швеции, а по ски-кроссу, слоуп-стайлу и хаф-пайпу – только в конце августа – начале сентября в Новой Зеландии.

— Но это же будет уже следующий сезон?

— Формально чемпионат мира 2018 года идет в зачет текущего сезона. У нас же, к сожалению, из-за таких сроков проведения соревнований скомканной получается подготовка у целого ряда спортсменов основного состава сборной, которые по возрасту могут еще соревноваться среди юниоров. В этом списке Анастасия Таталина и Лана Прусакова, выступавшие на Олимпийских играх в слоуп-стайле, Валерия Демидова, занявшая в Пхенчхане 6-е место в хаф-пайпе, Кирилл Гладков и Максим Вихров (оба — ски-кросс). Между тем уже в феврале предстоит чемпионат мира в США.

— Каков средний возраст российской команды?

— 21-22 года. В акробатике только 26-летний Илья Буров и 25-летний Павел Кротов относительно возрастные, хотя в этой дисциплине успешно выступают и после тридцати. Пример тому – китайские олимпийцы в Пхенчхане. Украинцу Александру Абраменко, победителю прошедших Игр, 29 лет. Вместе с тем у нас в сборной целая группа юниоров. Максиму Бурову, Любови Никитиной и Кристине Спиридоновой по 19 лет, Саша Орлова лишь на год старше.

— Кто-то из ведущих спортсменов собирается закончить карьеру?

— Официально об этом объявил Егор Коротков, один из пионеров российского ски-кросса, для которого Олимпиада в Корее стала третьей. Сейчас он отобрался в финал Кубка мира, который пройдет 16-17 марта во французском Межеве. Будет ли затем работать тренером, пока не знаю. Для начала, наверное, отдохнет: 20 из своих почти 32 лет человек провел на сборах.

Известно, что продолжат карьеру бронзовые призеры Олимпийских игр Илья Буров и Сергей Ридзик, выступающие в ски-кроссе Семен Денщиков, Игорь Омелин, Виктория Завадовская и Анастасия Чирцова.

Но омоложение команд, конечно, будет. Мы не можем держать туристов – такова политика последних лет. Тем более, что в условиях кадрового голода вынуждены совершенствовать мастерство спортсменов в рамках сборных. Не хватает специалистов, которым мы могли бы доверить воспитание молодежи. Поэтому перспективных ребят прикрепляем к сборной.

— Приходится слышать, что приток молодежи во фристайл недостаточен.

— Увы, такова ситуация по России в целом. Фристайл сложно культивировать, хотя Игры показали, что мы способны конкурировать на высоком уровне во всех дисциплинах. Есть талантливые дети. Однако не хватает инфраструктуры. В регионах тренироваться негде.

В хаф-пайпе мы располагаем трассой только в Миассе, которую к тому же можно использовать лишь зимой. Готовимся к сезону за границей.

В акробатике продуктивно работает школа в Ярославле. Оттуда пять из восьми олимпийцев: братья Буровы, брат и сестра Никитины, Кротов. Там 120 детей занимаются. Но такой питомник — один на страну.

В могуле два базовых региона – Чусовой (Пермский край) и Красноярск. Так исторически сложилось. Хотим привлечь оттуда специалистов в сборную. Думаем, что через четыре года в Пекине у нас в этой дисциплине будет конкурентоспособная женская команда. Есть интересные молодые спортсменки: Анастасия Смирнова (серебряный призер юниорского чемпионата мира 2017 года – Прим.Ред.), Анастасия Куликова. Они успешно выступали на Кубке Европы, а теперь собираются на юниорское первенство мира в Швеции.

— У вас ведь значительно обновился в последние годы тренерский состав, так что получился своего рода молодежный проект: молодые тренеры работают с очень молодыми спортсменами?

— Федерация привлекла новую волну специалистов, которые полны желания работать. Леониду Мехрякову из сборной по ски-кроссу еще даже не исполнилось 30 лет. Совсем молоды тренеры в слоуп-стайле и хаф-пайпе. Тем не менее, прогресс налицо. Шестое место в хаф-пайпе на Олимпийских играх Валерии Демидовой – очень хороший результат. В слоуп-стайле две девушки — Таталина и Прусакова – попадают в топ-8, что три года назад казалось космосом. Словом, мы понимаем, что можем двигаться вперед и побеждать конкурентов.

Когда в 2014 году начинали работать с Прусаковой и наметили план, то сразу говорили, чтобы никто не питал иллюзий, что не будем форсировать подготовку к Пхенчхану. Иначе загубим спортсменку. Вот через четыре года, когда Лане будет 21 год, она выйдет на оптимальный уровень и должна быть способна бороться за медали.

— К Олимпийским играм в Пекине, наверняка, будут усиленно готовиться хозяева, у которых крепки позиции в акробатике. А в других дисциплинах фристайла они могут выдвинуться в лидеры?

— В Китае в последние два года активно развивают хаф-пайп. При неограниченном притоке людей у этой страны уже неплохая молодая команда. Если мы ищем двух-трех спортсменов, то там работает конвейер. Берут народ из акробатики или батута и ставят на лыжи.

В то же время в слоуп-стайле и ски-кроссе – а это горнолыжная дисциплина – азиатам, думаю, ничего не светит. В могуле тоже. Если, конечно, кого-то не натурализуют. Причем, скорее россиян, чем западноевропейцев. Но пока серьезных сигналов нет. Выходили на тренера нашей сборной по слоуп-стайлу, приглашали – он отказался.

Вероятно, китайцы будут продавливать в программу Игр командную акробатику, которая практикуется на китайских этапах Кубка мира. Это соревнование с участием двух мужчин и одной женщины, в котором мы, кстати, периодически занимали высокие места. В плане «смотрибельности» — ничего особенного: результаты трех спортсменов просто суммируются.

— Чтобы внести что-то новое, надо что-то убрать…

— Вот именно. Что можно подвинуть из олимпийской программы? Разве что хаф-пайп, который в Кубке мира собирает мало участников. Эту дисциплину непросто культивировать по всему миру из-за сложности спортсооружений. В свою очередь, мужские соревнования по слоуп-стайлу собирают по 100-120 спортсменов. Англо-саксонское лобби эту дисциплину, наверняка, защитит. Могул тоже достаточно массовый, а ски-кросс – это спонсорские контракты. Только его этапы транслируются впрямую телевидением. Иногда еще слоуп-стайл показывают, но только специальные каналы.

— Хаф-пайп, между тем, считается североамериканским видом. Реально ли его сократить? 

— В нем еще французы сильны. Американцам неинтересен ски-кросс. Но там Канада доминирует. Вообще гадать на эту тему трудно. Возможно, китайцы воспользуются правом организаторов и договорятся с МОК об увеличении формата.