Дмитрий Малышко: «Сборная России будет биться в каждой гонке нового сезона»

Олимпийский чемпион Сочи в эстафете и капитан мужской сборной России по биатлону в сезоне 2014/15 Дмитрий Малышко рассказал в интервью агентству «Р-Спорт» о том, почему он нехотя начинал подготовку к новому сезону, какое место на этапе Кубка мира должно считаться провалом, какие надежды он возлагает на чемпионат мира-2015, а также о том, что ни разу не смотрел повтор победной эстафетной гонки на домашних Олимпийских играх, которая принесла российским биатлонистам единственное золото.

— Дмитрий, биатлонный сезон стартовал в воскресенье смешанной эстафетой. Для вас он официально начнется 3 декабря индивидуальной гонкой на 20 километров. Как вы себя сейчас ощущаете с функциональной точки зрения?

— Недавно мы провели контрольные тренировки, были на сборе в норвежском Бейтостолене. После спринта был особенно доволен своим физическим состоянием. Если честно, думал, что после тяжелых тренировок первые контрольные старты дадутся непросто, но я бежал и не мог нарадоваться своему состоянию: и стрельба получилась, и ход был неплохой. Там в Норвегии очень тяжелая трасса, хорошие подъемы. Я анализировал свое состояние во время гонки, мне все нравилось. Однако стоит признать, что уже который год я начинаю здесь, в Эстерсунде, и как бы я ни был готов, почему-то индивидуальная гонка дается мне очень тяжело. Может, потому что 20 километров на момент старта сезона давно не бегаем, работаем на маленьких дистанциях. В любом случае, я знаю, что на «индивидуалке» будет очень тяжело, но через это нужно пройти, чтобы спринт и «пасьют» дались намного легче.

— Этапы в Эстерсунде в принципе нельзя назвать удачными. Из всех завоеванных вами подиумов на этапах Кубка мира нет ни одного шведского…

— Да, это так. Не знаю, может, это такая тенденция у нашей команды, разгоняться. Может, немножко не так подводимся. Посмотрим. Сейчас я много времени на тренировках уделяю каким-то тонкостям, которых раньше не замечал. Надеюсь, все это поможет.

— Как обстоят дела со стрельбой? Александр Касперович говорил, что у вас были проблемы, но вроде бы их удалось решить, что срыв в Алдане во время контрольного спринта был разовым.

— В Алдане мы тренировались в великолепных условиях, но, как назло, в день спринта было минус 18 градусов. Я прибежал на «лежку», совершенно не чувствуя рук, и мне было уже не до стрельбы (улыбается). Я сорвался. Но надо работать над собой. После той гонки я серьезно настраивался на все последующие контрольные старты, тренировки, и все получилось нормально. Уже в Эстерсунде мы проводили скоростные тренировки, а здесь всегда царствует ветер, непогода, но я справлялся. Думаю, что после первого этапа ногами я еще буду сильно добавлять, надеюсь на чистую стрельбу.

— Насколько тяжело входить в новый сезон после Олимпийских игр? Главный старт четырехлетия позади, до следующего еще столько же. А тут Кубок мира, рутина.

— Это были мои первые Олимпийские игры, при этом планка была в итоге установлена очень высоко. Наверное, уже все последующие Игры, которые будут проходить не в нашей стране, будут по-другому восприниматься. Россию подводить было нельзя, мы это все понимали. Тем не менее, сейчас новый старт, новый сезон. Например, смотрю, что Мартен Фуркад серьезно настроен, нацелен на победы, хоть ему пока и непросто. Было видно, что смешанная эстафета далась ему не так легко. Но он цепляется зубами, это мотивирует всех остальных спортсменов. Я смотрел эту гонку по телевизору, и мне самому сразу захотелось побыстрее надеть лыжи, взять винтовку и выйти на битву. Все старые победы забываются. Сейчас новый сезон, будут новые подиумы, новые титулы.

— Как в целом с точки зрения психологии прошла подготовка к сезону после Сочи? 

— Какие-то проблемы я испытывал только в начале летней подготовки. Сменилось руководство Союза биатлонистов России, сменился тренерский штаб. Тренировки стали иными, команда большая, много молодых. Пришлось как будто заново вливаться в команду, в тренировочный процесс. Первые два сбора я старался смотреть на все со стороны, задавал себе вопросы, что я тут делаю и как мне вновь найти здесь свое место. Потом все наладилось. Мы с тренерами нашли общий язык, пообщались. Я привык. Возвращаясь к теме того, что этот сезон постолимпийский… Как я уже говорил, на Играх планка была установлена высоко, но теперь на этапах Кубка мира в какой-то степени выступать будет легче. Ведь уже нет такого ажиотажа, давления, через которое мы прошли. Плюс после того, как закончился прошлый сезон, я уехал отдыхать с друзьями, и старался все забыть. Не вспоминать спорт вообще. Была перегрузка информацией, стресс. Тренировался для души, бегал кроссы с друзьями, и не думал вообще о биатлоне. Прекрасно понимал, что впереди новый четырехлетний олимпийский цикл и нужно было хорошенько отдохнуть.

— Неужели звание олимпийского чемпиона не будет добавлять вам ответственности на каждом старте, неужели не будет опять ставить вас под давление, пусть и не такое, как в Сочи?

— Я бы сказал, что это больше внутренний стимул к тому, что я должен сам себе доказывать, что я не зря здесь в сборной России, что я не просто так являюсь обладателем олимпийского золота. Каждый день, даже на тренировках, я стараюсь продвинуться на шаг вперед. 

— Поделитесь общими ожиданиями от стартовавшего сезона? Какие цели перед собой ставите?

— Мы уже не раз с друзьями по команде обсуждали чемпионат мира в Контиолахти, что у нас там часто все получается, что трасса всем нам подходит. В конце концов, сколько уже можно оставаться без медалей чемпионата мира? Антон Шипулин обычно  вытаскивает команду. Что касается меня, то в Нове Место в 2013 году у меня было два старта без штрафных кругов, но я опять был 4-м, 5-м. Мне это порядком надоело. Хочется уже доказать на чемпионате мира, что я не зря делаю всю работу. 

— Я правильно понимаю, что вы согласны с тем, что главным стартом для сборной России в сезоне 2014/15 станет именно чемпионат мира в Контиолахти?

— Как и каждый сезон, когда он проводится. Но я не буду с себя снимать никакой ответственности за выступления на Кубке мира. Хочется выглядеть достойно. Места из разряда 30-х, 40-х и 50-х меня никак не устроят. Уже четвертый сезон я гоняюсь на высшем уровне в биатлоне, хочется стабильности, как у лидеров. Провалом должно быть шестое или седьмое место, а не где-нибудь за 20-м.

— То есть настрой боевой?

— Желание есть, хоть оно и пришло не сразу. Я немножко нехотя начинал подготовку к сезону, но аппетит приходит во время еды. Сейчас я чувствую, что хочу бегать, хочу побеждать.

— Близость Контиолахти к Петербургу делает этот чемпионат мира особенным для вас?

— Делает. Более того, именно там я завоевал свою первую медаль на этапах Кубка мира (в 2012-м году в гонке преследования). Тогда там было очень много болельщиков, которые приезжают из Питера, Петрозаводска, Москвы. Мне кажется, что каждый раз 90% болельщиков, находящихся в Контиолахти, – это болельщики сборной России. Тот факт, что мой город (Петербург) рядом, меня заряжает. К тому же, там трасса очень нам подходит, климат, фактически, родной. Даже когда неважно себя чувствуешь, бежать там получается хорошо. В прошлом сезоне после Олимпийских игр, когда, казалось бы, у всех форма идет на спад, я там неплохо выступил. У меня на это большая надежда.

— Следите за настроением болельщиков по отношению к вам, к команде?  

— Естественно, все равно читаешь комментарии в интернете. Особенно в начале сезона. Всю критику в свой адрес я воспринимаю как дополнительный повод поработать над собой. Если кто-то говорит со стороны, что ты бежишь медленно, то, возможно, это действительно так. Надо что-то делать. Среди болельщиков никто не будет льстить.

— Какую роль вы отводите болельщикам в успехах команды? 

— На трассе они очень заряжают. Взять тот же Контиолахти — там очень крутой последний подъем. Когда я шел на третье место в 2012-м, они мне очень помогли. Их поддержка помогает всегда. 

— В это межсезонье вы были назначены капитаном команды. Поделитесь ощущениями. Привыкли к новой роли? Старший тренер сборной сказал, что вы пока не до конца с нею свыклись.

— Конечно, не до конца. Тяжело это все (улыбается). Нужно совмещать все.  Это дополнительные требования к себе, собрать команду, кого-то о чем-то предупредить. Я сначала не соглашался, потому что и так времени нет. Но получилось, что Антон Шипулин тренировался отдельно, Алексей Волков тоже готовился отдельно, поэтому выбор пал на меня. Пришлось соглашаться.

— Парни в команде что говорят? «Травят»? Кэпом называют?

— «Кэпом» у нас всегда останется Евгений Устюгов (улыбается). Такой самый «кэп» из «кэпов». Не знаю, смирились они все, что я капитан. Может быть, в следующем году и не я буду капитаном.

— Раз уж вы упомянули Евгения Устюгова… Он завершил карьеру, продолжает восстанавливаться после травмы Алексей Волков. Из «золотой» олимпийской эстафетной четверки остались только вы и Шипулин. Неприятная допинговая история произошла с Александром Логиновым. Что с эстафетой делать-то будем? 

— Задумывались уже все об этом. Сейчас смешанную эстафету не просто так бежали Тимофей Лапшин и Евгений Гараничев. Нужно было посмотреть, на что ребята способны. Сейчас мы находимся в такой ситуации, что выбирать не приходится. Приходится натаскивать молодых ребят, как свое время было со мной, когда тренеры бросали в эстафеты. Нужно пробовать, нужно давать ребятам шанс. Думаю, у нас еще вырастут эстафетные бойцы. 

— После Олимпийских игр в Сочи прошел почти год. Часто вспоминаете Игры?

— Конечно, вспоминаю. Но только не неудачные гонки. Эстафету часто вспоминаем, в том числе и с командой. Кстати, не поверите, но повтор олимпийской эстафеты не смотрел ни разу.

— Серьезно? Почему?

— Не знаю, если честно. Может, настолько переволновался тогда, столько было ответственности (улыбается). В общем, так и не сел пересмотреть. Единственный раз, когда я видел повтор – тот самый день в Сочи. Пришли в номер с Антоном Шипулиным и в два часа ночи пересмотрели гонку и не спали потом до утра. Больше я не видел гонки.

— Когда вы поняли, что все? Что гонка выиграна? Многие, в том числе журналисты, уже на последнем спуске понимали, что Симону Шемппу Антона уже не догнать. Но тогда в микст-зоне напряжение было такое, что поверили в случившееся только тогда, когда Шипулин пересек финишную черту..

— Я все начал осознавать еще позже, когда Антон упал после финиша, и мы бежали к нему. Меня переполняли эмоции, я кричал ему, что, как мы и мечтали, мы стали олимпийскими чемпионами.

— Сейчас, спустя некоторое время, можно ли утверждать, что сборная России могла добиться большего?

— Конечно, я анализировал выступление, подготовку. Мы провели неплохой сбор в Мартеле перед Играми, на высоте, где хорошо поработали. Говорить за всю команду не буду, скажу за себя. У меня была ошибка — приехать с гор так рано до стартов. Десять дней после Мартеля я летал на тренировках, как на крыльях. Мы бежали контрольную тренировку, почти половина команды вообще не допустила штрафов. А получилось, что в Сочи до старта было очень много времени, и я попал в эту климатическую яму и во время спринта еле доехал до финиша.

— Тот сумасшедший стартовый подъем трассы в Сочи до сих пор, наверное, сниться?

— Да, там после старта еще один подъем не хуже! (улыбается). Все признали, что эта трасса — одна из тяжелейших в мире. Там нужно быть просто прекрасно готовым, чтобы хорошо работать.

— Но ведь эта трасса сделала гонки интереснее, не так ли?

— Сделала. Наверное, даже падения, которые происходили на спусках, сделали гонки еще зрелищнее для болельщиков.

— Вы уже говорили о нацеленности Фуркада на победы в новом сезоне. Кто может стать конкурентом главному фавориту, обладателю трех больших хрустальных глобусов подряд? Может быть, Дмитрий Малышко?

— Исключать ничего нельзя (улыбается). Но Фуркад очень силен ногами. Я в такой форме нахожусь обычно только перед чемпионатом мира. В Оберхофе, Рупольдинге у меня получается показать лучший ход, но я не могу почему-то никак удержать такую форму на протяжении хотя бы половины сезона. Постоянно идет спад. Надеюсь, что в этом году, все, что мы изменили, пойдет на пользу и мне хватит этой  формы, энергии, скорости, чтобы подойти к чемпионату мира в Контиолахти на этой волне.

— Чего ждать болельщикам от сборной России в этом сезоне? Что бы вы им сказали на правах капитана команды?

— Несмотря на то, что у нас, как может показаться со стороны, какая-то разобранная команда, поскольку не восстановился Алексей Волков, еще какие-то проблемы, мы будем бороться каждый день, в каждой гонке. Мы все настроены, в том числе Антон Шипулин, который практически все лето работал один. Он заряжен на борьбу, на победы. На каждой тренировке он просто «рвет». Это придает дополнительной мотивации, в том числе и мне. Мы будем биться в каждой гонке.