Олег Зайцев: «В сборной нашлись люди, которые хотели навредить мне, а в итоге навредили спортсменам»

Главный тренер сборной России по прыжкам в воду в интервью Службе информации ОКР откровенно рассказал о причинах провального выступления команды на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро.

— Олег Алексеевич, впервые за 28 лет команда по прыжкам в воду вернулась с Олимпийских игр без медалей. Можете объяснить, что произошло в Рио?

Выступление действительно провальное, по-другому не скажешь. Медальный план предусматривал завоевание трех медалей (по одной каждого достоинства), а на деле лучший результат показал Евгений Кузнецов, ставший четвертым в индивидуальных прыжках с трамплина. Причины? Спортсмены оказались морально не готовы к борьбе за высокие места, и виноваты в этом, я считаю, два человека – Светлана Моисеева, личный тренер Виктора Минибаева и в меньшей степени — врач команды Нина Савкина. Они организовали целую кампанию по дискредитации главного тренера сборной. Интриганы устраивали за моей спиной собрания, на которых говорили спортсменам, как им на самом деле нужно тренироваться. Очевидно, что их действия были продиктованы желанием убрать меня с занимаемой должности, но эффект оказался совсем другим. Спортсмены, особенно мужская часть команды, замкнулись в себе, коллектив, как таковой, перестал существовать. То, что ребята морально подавлены, а точнее — задавлены, стало особенно заметно в конце июля, на заключительном предолимпийском сборе на Кубе.

— Руководство федерации знало об этой ситуации?

— Я информировал Алексея Власенко о том, что происходит, задолго до Олимпийских игр. На самом деле, развал внутри команды был тотальный. Психологическое состояние Жени Кузнецова и Ильи Захарова, на которых делалась основная ставка по завоеванию медалей, не позволяло рассчитывать на высокие результаты. Тем не менее, даже в таких условиях Кузнецов при одном более качественном прыжке мог бы выиграть бронзовую медаль. А если бы лучше выполнил винтовой прыжок – был бы с серебром.

— Как прокомментируете заявление Виктора Минибаева о нежелании продолжать работу под вашим руководством?

Вы же помните, кто его личный тренер, а яблоко от яблони недалеко падает. Для Минибаева перед Олимпиадой были созданы все условия, а итог известен – восьмое место. На чемпионате Европы 2014 года в Берлине Виктор набрал в сумме 586 баллов. Это были феноменальные прыжки! В Рио такой результат принес бы золото, но,  к сожалению, спортсмен даже близко к нему не подошел. Если в этом виноват тренер Зайцев, то почему три года назад все было иначе?!

— Расскажите, как распался дуэт Минибаев – Измайлов?

— Напомню, что в таком составе ребята стали бронзовыми призерами чемпионата мира в Казани. Да, начало этого года у Романа Измайлова не задалось. Но к июню слабые прыжки Рома подтянул до хорошего уровня. Однако Минибаев (под влиянием известно кого) категорически отказался тренироваться с Измайловым и встал в пару с Никитой Шлейхером. Никита — очень талантливый, молодой спортсмен, но менять партнера в «синхроне» за несколько месяцев до Олимпийских игр – это самоубийство.

— Оставить всё, как есть, было не в вашей власти?

— Насильно мил не будешь. Да и почва для образования нового тандема была уже подготовлена. Даже наш руководитель, Алексей Власенко, в одном из интервью согласился с тем, что нужно объединять Минибаева и Шлейхера. Пусть так, но время для этого было выбрано совершенно неподходящее.    

— По словам Власенко, тренерский штаб не учел ошибки, допущенные на Кубке мира, который проходил в конце февраля в Рио-де-Жанейро. О чем идет речь?

Если ошибкой считается прилет в Рио за 5-6 дней до старта, то это был мой тактический ход.  Я хотел посмотреть, как спортсмены адаптируются к таким жестким условиям. И, кстати, у Минибаева адаптация прошла легко. Он находился в шикарной форме, но за двое суток до старта снялся с соревнований, сославшись на бессонницу и головные боли.

— На заключительном этапе подготовки к Олимпиаде всё было сделано правильно?

— Подготовка прошла в идеальных условиях. Два сбора на Кубе, где климатические условия схожи с Рио-де-Жанейро, помогли ребятам привыкнуть к бразильской погоде с ее тропическими дождями и порывистым ветром, а также к специфике открытого бассейна. Всё было смоделировано под олимпийский старт, чтобы спортсмены в Рио не испытывали никаких неудобств.

— Если контакт с Минибаевым и его личным тренером был утерян уже давно, то что вам мешало поговорить по душам с Захаровым и Кузнецовым, который, кстати, позже публично высказался в вашу поддержку?

— Между выездами на Кубу у нас был промежуточный сбор на «Озере Круглом», где предстояло окончательно собрать программу для мужского «синхрона». И если наставник Кузнецова Валентина Решетняк с готовностью включилась в этот процесс, то у личного тренера Захарова Татьяны Коробко такого энтузиазма я не увидел. Видимо, она тоже частично попала под влияние Моисеевой.   

— Кто же принимал решение о включении в олимпийскую программу тандема Кузнецов — Захаров прыжка категории «ультра-си» с коэффициентом сложности 3,9?

В июне перед первым сбором на Кубе я спросил у Жени и Ильи: «Будем пробовать этот прыжок в «синхроне?». «Да, будем». Окей. Попробовали раз, другой, третий — получалось все лучше и лучше. Во время второго визита на Кубу попросил кубинских коллег оценить этот прыжок по судейской карте. За синхронные действия ребята тогда получили высокие баллы — 8 и 8,5. Наконец, перед отъездом в Бразилию я еще раз собрал их и попросил высказать окончательное мнение по поводу данного прыжка. И Кузнецов, и Захаров сказали, что надо ставить его в программу. Вопрос был закрыт.

— Увы, риск не оправдался. Спорт не терпит сослагательного наклонения и все же: если бы в программе остался старый, хорошо натренированный прыжок, на что могли бы рассчитывать Кузнецов с Захаровым в Рио?

При хорошем исполнении всей программы могла быть медаль. Но что сейчас об этом говорить…

— Ваши оппоненты утверждают, что методики, которые вы используете, безнадежно устарели. Есть что сказать в ответ?

— По этому поводу я могу прочитать целый доклад. Если потребуется выступить на заседании Экспертного совета или где-то еще, пожалуйста. На самом деле, весь мир готовится примерно по одним и тем же методикам. Только сейчас большое внимание уделяется еще и психологической подготовке. Мы тоже приглашали на сборы специалиста по биоэнергетике и психологии, но личные тренеры приняли его в штыки. В итоге, психологическая помощь на подготовительном этапе была оказана только Евгению Кузнецову. Он, кстати, и выступил лучше остальных.

— Какие выводы сделали для себя после Рио?

— В сборной назрели серьезные кадровые перемены – это касается как спортсменов, так и тренерского штаба. Если я продолжу работу с национальной командой, то буду настаивать на этих изменениях.

Юрий Бутнев, Служба информации ОКР