Вспоминая Анатолия Колесова…

18 января 2018 года исполнилось бы  80 лет выдающемуся отечественному спортсмену, тренеру, спортивному руководителю Анатолию Колесову. В этот день мы вспоминаем этого всецело преданного спорту человека.

Анатолий Иванович родился в Карагандинской области Казахстана, окончил Казахский институт физкультуры. По окончании института был призван в армию и переехал в Москву на службу в Центральный Спортивный клуб армии. Там начал тренироваться под руководством знаменитого тренера Александра Мазура и стал первым номером в сборной команде СССР в весовой категории до 78 кг.

Не заставили себя ждать успехи на международной арене. Колесов выиграл чемпионаты мира 1962, 1963 и 1965 годов. На Играх XVIII Олимпиады 1964 года в Токио Анатолий Иванович стал Олимпийским чемпионом, единственным в нашей команде в тот год. За свою спортивную карьеру он не проиграл ни одной схватки иностранным борцам, лишь в некоторых из них были ничьи, что тогда допускали правила.

Еще будучи борцом, Анатолий Колесов выводил своих коллег по команде на ковер. Эту его тренерскую жилку заметили и оценили, и в 1966 году он «получил предложение, от которого не смог отказаться»,  став в свои 28 лет главным тренером сборной команды СССР по классической борьбе. Под руководством Колесова наши борцы не знали себе равных на чемпионатах мира 1966, 1967, 1969 годов. На Играх XIX Олимпиады 1968 года в Мехико было завоевано 6 медалей, в том числе одна золотая.

В своей тренерской деятельности Анатолий Иванович всегда искал что-то новое, активно опирался на науку, медицинское сопровождение, систему восстановления. Эти инновационные подходы способствовали тому, что в  31 год он стал заместителем председателя Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР. Пожалуй, это был самый молодой заместитель председателя Госкомспорта за всю его историю, который бессменно возглавлял Олимпийскую команду Советского Союза и СНГ.

Затем произошел развал СССР, и Анатолий Колесов, по его словам, задумался о том, чем заняться дальше. Президент Олимпийского комитета России на тот момент, его давний друг и коллега, Виталий Смирнов предложил возглавить рабочую группу по подготовке к Играм XXVI Олимпиады 1996 года в Атланте.

Рабочие группы под руководством Колесова вели работу по подготовке к трем Играм Олимпиад – в Атланте, Сиднее и Афинах. Российские спортсмены при Колесове неизменно входили в тройку лучших команд олимпийского зачета.

К сожалению, серьезно отразились на его здоровье переживания, что нам не удалось опередить американцев в Сиднее, а затем и ранняя смерть младшего сына Дениса…

Анатолий Иванович Колесов ушел из жизни 2 января 2012 года, не дожив всего лишь 16 дней до своего 74-го дня рождения.

Сегодня, в его юбилей, друзья и коллеги делятся своими воспоминаниями, которые связаны с этим выдающимся спортсменом, тренером, человеком.

Виталий Смирнов, почетный президент Олимпийского комитета России:

«Конечно, я знал Колесова как спортсмена, но наше личное знакомство состоялось, когда я пришел на работу в Спорткомитет СССР.

Особенно тесно сотрудничать мы стали, когда был создан Олимпийский комитет России. Я тогда пригласил на работу двух выдающихся специалистов – Анатолия Ивановича Колесова и Валентина Лукича Сыча, которые отвечали у меня за летние и зимние Игры соответственно.

Деловые качества Анатолия Ивановича всегда были на высоте, за что он удостоился у Председателя Госкомспорта СССР Марата Владимировича Грамова прозвища «колдун». Это было во время Игр XXIV Олимпиады 1988 года в Сеуле. Грамов не очень любил ездить на соревнования и часто приходил ко мне в номер в гостинице посмотреть олимпийские состязания по телевизору. Однажды он мне сказал: «А ты знаешь, Колесов – колдун». Я спросил: «Почему?». Он ответил: «Он дает мне накануне прогноз результатов наших спортсменов и все угадывает». Я тогда сказал, что он не колдун, а просто выдающийся мастер своего дела, глубоко знающий спорт. Но с тех пор прозвище «колдун» к Колесову приклеилось».         

Михаил Мамиашвили, Олимпийский чемпион по греко-римской борьбе, президент Федерации спортивной борьбы России:

«К сожалению, я не застал Анатолия Ивановича на ковре, но он всегда был для меня примером, тем более что мы боролись с ним практически в одном весе.

Это был человек мощнейшего интеллекта, молодой голодный, вышедший из мощнейшей конкурентной среды советского спорта и проявивший себя гениальным практиком.

Он сумел развить в себе те качества, которые дает спорт высших достижений, и перенести их в управленческую сферу, став одним из создателей великой и могучей системы советского спорта, начиная с детско-юношеского спорта и заканчивая спортом высших достижений.

Но особенно его талант проявился при подготовке к Олимпийским играм. Это был человек очень принципиальный, который мог даже положить на стол партийный билет в качестве гарантии результата того или иного спортсмена, в котором был уверен. Анатолий Иванович очень хорошо знал спортсменов, глубоко понимал их и чувствовал, поэтому всегда мог спрогнозировать их выступление на важнейших соревнованиях.

Для меня было огромным удовольствием и, в то же время, большой ответственностью принимать участие в совещаниях и штабах, которые проводил Колесов. Там не было места демагогии, все было очень четко и по-деловому. Для нас он был и советником, и помощником, но мог и жестко спросить при необходимости».

Игорь Казиков, заместитель Генерального директора Олимпийского комитета России по спорту:

«Я познакомился с Анатолием Ивановичем в 1994 году, когда пришел на работу в ОКР в качестве его первого заместителя по  группе «Атланта-96». Мы проработали вместе три олимпийских цикла и прошли три Игры Олимпиад – в Атланте, Сиднее и Афинах.

Это был, вне всяких сомнений, человек большого государственного ума, который знал спорт от и до. Для него не было секретов в подготовке, от него не ускользало никаких деталей и для него не существовало мелочей. Он был очень справедливым и пользовался большим уважением у федераций. Если Колесов высказывал свое мнение, то это было очень серьезно, и к нему всегда прислушивались.

Во время Игр XXXI Олимпиады в Рио-де-Жанейро, как известно, на нашу делегацию было беспрецедентное давление, и часто мои коллеги и я вспоминали Анатолия Ивановича, думали: «А что бы он сделал, что сказал на моем месте?». Мне кажется, в какой-то степени, он был нашим ангелом-хранителем в Рио-де-Жанейро, который помог выйти из очень сложной ситуации и показать там достойный результат».

Александр Иваницкий, заслуженный мастер спорта по вольной борьбе, олимпийский чемпион Игр XVIIIОлимпиады 1964 года в Токио:

Весной этого года у меня выходит книга «Ломаные уши», в которой я пишу о борьбе и о нашем поколении борцов. Там будет, в том числе, раздел, посвященный Анатолию Ивановичу Колесову.

Но сейчас я хочу остановиться на трех основных моментах. Во-первых, это был очень волевой и собранный человек, который всегда четко видел цель и ее добивался. Когда я впервые встретил этого человека в ЦСКА, то он, единственный из всех, сразу сказал, что станет чемпионом мира, и слово свое сдержал.

Во-вторых, по субботам мы ходили плавать в бассейн ЦСКА, расположенный рядом с гимнастическим залом. Так вот Колесов был единственный человек, который мог переплыть весь бассейн на одной задержке дыхания, не выныривая от стенки до стенки. У остальных борцов этого не получалось.

В-третьих, к сожалению, в нашей спортивной литературе не слишком отмечены заслуги Анатолия Ивановича в плане подготовки спортсменов, ведь он, будучи заместителем председателя Спорткомитета СССР, вывел наш спорт на недосягаемые высоты. Глубокое знание спорта, системы тренировок в каждом из видов помогали ему добиваться высоких результатов».

Виктор Хоточкин, руководитель отдела международных связей Олимпийского комитета России:

«Я очень хорошо помню 1984 год. Я тогда был Олимпийским атташе Советского Союза и тесно сотрудничал с Анатолием Ивановичем при подготовке к Играм XXIII Олимпиады. В апреле 1984 года в Лос-Анджелес выехала большая группа наших специалистов. Мы встречались с Оргкомитетом, осмотрели все объекты. Особенно мне запомнилась встреча со службой безопасности Оргкомитета, которую возглавлял Джордж Бест. Вопрос безопасности тогда был ключевым, так как международная обстановка была очень сложной. Бест попросил никого ничего не записывать, но Колесов каким-то образом умудрился протащить диктофон и все записать.

По окончании встречи он признался, что записал ее на диктофон. Был страшный скандал. Диктофон изъяли, и запись стерли, а диктофон вернули Колесову. Потом был банкет, на котором Анатолий Иванович произнес тост: «У меня для Вас две новости – одна хорошая и одна плохая. С какой начать?» Все сказали: «Давай с хорошей». «Диктофон мне вернули – это хорошая новость. А вот запись не стерли». Это, конечно, была шутка, но на бедном Джордже Бесте лица не было.

К сожалению, нашей команде не довелось участвовать в тех Играх, так как ЦК КПСС принял решение советских олимпийцев в Лос-Анджелес не направлять. Это была огромная трагедия для многих наших выдающихся спортсменов — таких, как Тамара Быкова, Владимир Сальников и другие. Это была огромная трагедия и для Анатолия Ивановича, который в эту команду верил, верил, что ей по силам обыграть американцев у них дома.

О человеческих качествах Колесова я могу сказать только самое лучшее. Это был очень теплый душевный человек, настоящий патриот своей Родины, до мозга костей преданный спорту. Безусловно, это наш самый выдающийся технолог спортивной подготовки, при котором мы не знали поражений».

Николай Фудин, заместитель директора НИИ нормальной физиологии им. П.К. Анохина Российской Академии медицинских наук, в 70-е г.г. начальник Медико-биологического управления Спорткомитета СССР:

«Хотя мы оба из Казахстана, мое знакомство с Анатолием Ивановичем произошло в Москве в кабинете Председателя Спорткомитета СССР Сергея Павловича Павлова, когда я был приглашен на собеседование на предмет назначения начальником Медико-биологического управления Спорткомитета СССР. С этого момента начались профессиональные отношения, которые позднее переросли в дружеские.

Мы дружили семьями, часто бывали друг у друга дома. Он принимал из роддома моего сына Андрея. Наверное, для меня это был самый близкий друг, потерю которого я до сих пор не могу принять.

Говоря о профессиональной деятельности, хочу отметить, что Анатолий Иванович всегда уделял особое внимание медицине и науке и при его активном участии в структуре Академии медицинских наук СССР был создан Межведомственный совет по медико-биологической подготовке во главе с вице-президентом Алексеем Алексеевичем Покровским.

В этой связи есть одна любопытная история. На первом заседании Межведомственного совета присутствовала одна заслуженная женщина-ученый, имеющая все высокие государственные награды, которая сказала: «А зачем мы будем помогать спорту, у спортсменов высшее образование без среднего?!». Но, когда мы с Колесовым выступили перед членами Совета, она изменила свое мнение и сказала: «Да, у этих есть не только высшее, но и среднее образование». После этого не только она, но и другие ученые стали активно привлекаться к спортивным проблемам, что способствовало высоким спортивным результатам наших спортсменов на международной арене».

Лев Савин – руководитель отдела по обеспечению участия в Играх Олимпиад Главного управления по обеспечению участия в Олимпийских спортивных мероприятиях Олимпийского комитета России:

«Мне было очень легко и приятно работать с Анатолием Ивановичем. Он всегда говорил, что легко смотрит на жизнь, и бытовые трудности никогда его не пугали. А о его чувстве юмора можно говорить долго. Я помню те забавные стихи, которые он сочинял на юбилеи коллег, а его рассказы и байки из жизни можно было слушать часами.

Например, в 2002 году мы отмечали 70-летний юбилей нашего друга и коллеги, выдающегося советского и российского велосипедиста и тренера Ростислава Евгеньевича Варгашкина. На этот юбилей Колесов преподнес ему следующее четверостишие:

Ты, как видим, не стар,

Лишь осанистей стал.

И желаем, чтоб в треке

Гнал и в будущем веке.

Причем это четверостишие родилось у него практически мгновенно.

Вообще человек он был очень многогранный, хорошо рисовал, а уж спорт знал от и до. Он пользовался огромным уважением в федерациях. Даже если принимал какие-то, как говорится, «непопулярные» решения, то всегда аргументировал свою точку зрения, и федерации ее понимали и принимали.

Вот уже шесть лет его нет с нами, а как-то не верится. Память о нем навсегда будет жить в тех, кто с ним работал, созидал и побеждал».

18 января