Юлия Ефимова: «Хотелось выиграть для страны золото»

Россиянку, допущенную к участию в Олимпиаде после решения CAS, значительная часть публики, среди которой было много американцев, встретила свистом при представлении участников финального заплыва брассом на 100 метров. Юлия Ефимова на старте отстала от конкуренток, но «накатила» на финиш. И все же она уступила Лилли Кинг 0,57 секунды.

 

В смешанной зоне Юлия разрыдалась и долго стояла, обнявшись с женой своего агента Андрея Митькова — Анной. Потом сквозь слезы несколько сбивчиво отвечала на вопросы журналистов.


 

Все это почти невероятно, — сказала Ефимова. — Расстроилась. Но все равно хорошо, что я здесь побывала и выступала. Оглядываясь назад, вообще не понимаю, как добралась до финала и завоевала серебряную медаль. Это большее, что я могла сделать, пусть идеальным завершением сказки, конечно, было бы золото.

 

— Эта медаль ценнее, чем та, что была завоевана в Лондоне?

 

— Определенно. Конечно, я не в лучшей форме, не в той , в какой могла бы быть. Хорошо хоть так. Не помню, когда в последний раз нормально спала. Хотя бы больше четырех часов в день. Особенно ужасными были последние три недели.

 

 


Вы чувствовали, как вас поддерживала страна?

 

— Да. Знала, что очень многие за меня болеют. Поэтому хотелось золото выиграть и расстроилось, что это не получилось.

 

Вы на кого ориентировались по ходу борьбы — на Руту Мейлутите или американку Лилли Кинг?

 

Ни на кого. У меня была своя тактика, рассчитанная на всех. Могла сильно финишировать, но немножко не хватило сил.

 

Где ваша фирменная розовая шапочка, приносящая удачу?

 

Меня «подставила» фирма, поместившая товарный знак в неположенном месте. Из-за этого я не могла плыть в своей розовой шапочке. Перед стартом дали другую — это было еще в предварительном заплыве, слава Богу. Но это все ерунда по сравнению с тем, что со мной приключилось в последнее время.

 

Александр Просветов, Сергей Киврин­ (фото), Служба информации ОКР.