«ЗНАТЬ НАШИХ». СЕРГЕЙ ФЕДОРОВЦЕВ

Сегодняшнего героя рубрики «Знать наших» в юности не хотели брать в Училище олимпийского резерва из-за того, что его рост на один сантиметр не дотягивал до нормы в академической гребле. В 2000-м из-за болезни он не попал в Сидней и мог вообще завершить карьеру, чего, к счастью, не случилось.

Сейчас Сергей Федоровцев, которого мы благодарим за предоставленные фотографии из личного архива, в ранге олимпийского чемпиона 2004 года (четвёрка парная) готовится выступить в Рио-де-Жанейро — на своих четвёртых и, видимо, последних Играх.

«Моей маме очень не нравилось, что в опасные 90-е ее ребенок ошивался без дела. Поэтому она решила отправить меня в греблю. К тому же мы с ребятами и так целыми днями пропадали на гребном канале (в Ростове-на-Дону – прим.авт.). Вода, природа, воздух – все это привлекло меня с первой минуты. Я практически не пропускал тренировки и постепенно втянулся в процесс». («Блог федерации гребного спорта России», 2014)

«На самом деле в детстве я много что пробовал: спортивное ориентирование, единоборства, теннис, футбол, даже пару недель уделил регби. Хорошо бегал в школе, занимал первые места на городских соревнованиях на 1000 и 60 метров». («Блог федерации гребного спорта России», 2014)

«Гребля — такой вид спорта, в котором ты ни на кого не отвлекаешься. По сторонам не смотришь. Сидишь в лодке и работаешь. Перед глазами или спина партнера, или след от лодки, впереди — удаляющийся старт. Поэтому наши результаты зависят от всего экипажа». («Р-Спорт», 2012)

«В молодости на сборы частенько ездили с консервами, печеньем и другими продуктами. Все это получали сухим пайком и нужно было так рассчитать, чтобы еды хватило до конца тренировочной программы. Еще, помню, экипировка была страшным дефицитом. На целый сезон выдавали только шорты и футболку. В одном экземпляре. А сейчас и тебе шведский стол, и полный комплект формы, и оплачиваемый проезд на соревнования, и неплохие зарплаты». (Minsportfcp.ru, 2014)

«Шел 2000-й год, у нас подобралась хорошая четверка, мы готовились к соревнованиям. В какой-то момент я почувствовал недомогание, которое впоследствии обернулось сильным кашлем и высокой температурой.

В больнице мне поставили диагноз «воспаление легких» и сказали, что через две недели буду «как огурчик», но после 10 дней уколов и таблеток никаких улучшений не произошло. Тогда врачи провели дополнительное обследование и выявили у меня «плеврит» — скопление жидкости в легких. В итоге меня на три месяца отправили в туберкулезный диспансер, где откачивали жидкость из легких. На тот момент мои родители уже уехали из Ростова, я жил один и вся эта ситуация с болезнью была для меня крайне стрессовой. Но, к счастью, помогали друзья, в частности, мои тренеры Роза Сафронова и Самвел Аракелян, люди, которых я искренне могу назвать своими вторыми родителями». («Блог федерации гребного спорта России», 2014)

«В 2004-м мы хотели биться за медали, но рассчитывали на бронзу, максимум — на серебро. Золото казалось чем-то невероятным. Может, оттого и были спокойны. Я смотрел на соперников перед стартом — у всех глаза бегали, чуть ли руки не тряслись. У них были горячие головы, а у нас — холодные. Потому и выиграли. Метров за 300 до финиша, когда соперники из Чехии немного сократили отставание, Игорь Кравцов издал самый настоящий рык. Никто из нас уже не помнит, что он кричал. Но именно этот крик помог ощутить происходящее, понять, что мы выигрываем и что эту победу никому не отдадим!». (ИП «Гребля во Пскове», 2011)

«В Афинах на нас никто не ставил. Хотя незадолго до Игр мы заняли третье место на престижной регате в Люцерне и к главному старту четырехлетия подошли в фантастической форме. Не сочтите за хвастовство, но для победы в олимпийском финале нам не пришлось выворачивать себя наизнанку: прошли в своем обычном темпе. Помню, за нас болел только Дмитрий Губерниев, других российских журналистов на гребном канале не было. Какие блага мне принесла эта победа? Во-первых, сразу решился квартирный вопрос. А на премиальные купил ВАЗ-2110». (Из интервью Службе информации ОКР, 2015)

«Сейчас можно найти кучу причин (неудачного выступления на Играх в Лондоне – прим.ред.) – от погоды до невезения. Да и вчера у нас были эксцессы: потеряли stroke coach, с наладкой был непорядок, секундомер отказывался работать. Но это мелочи, мы не обращали на них внимания. Основная причина – пошли на риск, пропустили последний этап Кубка мира, работали в горах. Видимо, с чем-то не угадали.

Может, вода. Может, сегодняшний встречный ветер. Это не совсем наша погода. Может быть, не совсем в оптимальной форме подошли к старту, тяжело сейчас сказать. Возможно, не хватило соревновательной практики. У нас в этом году было всего два международных старта. Но все эти причины по большому счету уже не имеют значения». (ИА «Татар-информ», 2012)

«Супруга – сама в прошлом талантливая спортсменка. Катя занималась академической греблей, была призером международных соревнований по юниорам и юношам. Но из-за меня в 20 лет ее многообещающая карьера завершилась. Мы поженились, пошли дети. Какая уж тут гребля?!

Старшая и средняя дочери у нас тоже спортсменки. 11-летняя Арина играет в волейбол, 8-летняя Маша занимается художественной гимнастикой. И только Даша пока к спорту равнодушна. Ей всего год и три месяца.

Мы с супругой решили так: на девочек давить не будем, захотят стать профессиональными спортсменками – ради Бога. Выберут другую профессию – тоже постараемся помочь». (Из интервью Службе информации ОКР, 2015)

 «Игры в Рио-де-Жанейро, скорее всего, будут для меня последними. Конечно, хочется завершить карьеру красиво. И, знаете, что я вам скажу. Моя нынешняя форма ничуть не хуже той, что была 11 лет назад в Афинах. Просто нужно грамотно спланировать и провести подготовку. В конце августа на чемпионате мира во Франции будут разыгрываться олимпийские лицензии. Попадание в топ-8 гарантирует участие в Играх 2016 года. Задача вполне реальная, несмотря на то, что конкуренция в четвёрках парных за последние годы выросла на порядок. Сейчас в нашем классе около 20 приличных экипажей. Каждый в удачный для себя день может выстрелить». (Из интервью Службе информации ОКР, 2015)  

Юрий Бутнев, Служба информации ОКР