«Знать наших». Виктория Воронина: «Иногда вестибулярный аппарат живёт своей жизнью»

25 ноября в Оденсе (Дания) стартует чемпионат мира по прыжкам на батуте, где будут разыграны олимпийские лицензии. В преддверии старта мирового первенства, а также с прицелом на Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро, о своих ожиданиях, технических тонкостях при выполнении комбинаций и увлечениях вне спортивного снаряда в рамках тематической рубрики Службы информации ОКР «Знать наших» рассказала финалистка Олимпийских игр в Лондоне Виктория Воронина.

— Я пришла в прыжки на батуте из спортивной гимнастики, первые  соревнования предстали моему взору в возрасте девяти лет – я увидела их по телевизору. Сказала маме, что я хочу заниматься этим видом спорта. Меня отвели в секцию, где моим первым тренером была Валерия Александровна Чекушина. Она внимательно посмотрела на меня и сказала родителям: «Уже старовата она у вас для гимнастики!» (смеётся). Но, тем не менее, меня взяли, я занималась спортивной гимнастикой на протяжении трёх лет. А потом супруги Шевченко увидели соревнования по прыжкам на батуте. Они попробовали свои силы в этом виде спорта и забрали меня и ещё двух девочек к себе в группу.

— И Вы начали работать в новом для себя виде спорта с утроенной энергией?

— Тренер мне всегда говорил, что я ленивая, а родители постоянно внушали мне противоположную истину (смеётся). Думаю, что если бы я действительно была лентяйкой, я бы, наверное, уже давно бросила прыжки на батуте. В большей степени я, скорее, терпеливая, потому что в спорте по-другому никак.

— В детстве удавалось себя так серьёзно мотивировать?

— Было непросто, я была очень непоседливой. Тренировка начиналась в 3 часа дня, а мы приходили в зал заранее и бесились до потери пульса. Правда, потом приходилось вкалывать и на самой тренировке, выжимая из себя последние силы. Помню, как порой ели бутерброды, прыгая на батуте. Такое вот было забавное совмещение приятного с полезным.

— Опишите чувства, которые испытывает спортсмен при выполнении прыжков?

— Иногда это невероятное ощущение лёгкости и эйфории; иногда – страх, он присутствует до сих пор, и никуда от него не деться. Это связано с вестибулярным аппаратом, но он иногда живёт своей жизнью (смеётся). Поэтому даже если берёшь недельный перерыв – порой, встав на сетку, чувствуешь невесомость, как будто не пять дней, а пять лет не прыгала. Многое здесь ещё, безусловно, зависит от высоты. Стоит взлететь на несколько сантиметров выше – и всё, это совершенно иные ощущения, хотя, казалось бы, выполняешь один и тот же элемент.

— У Вас есть хобби?

— Я люблю литературу, кинематограф и вышиваю крестиком (смеётся). Иногда это очень успокаивает. Любимого произведения у меня нет, но мне интересны психологические сюжеты. Спортсменам зачастую не хватает именно психологической уверенности для достижения высоких стабильных результатов.   

— Бывает, что вспоминаете лондонские Игры?

— Самое значимое достижение в моей карьере – это, безусловно, финал Олимпийских игр-2012. Если честно, на Играх в Лондоне я не успела даже ничего понять, меня трясло, везде были олимпийские кольца, и мне было очень волнительно. Всё пронеслось в один миг. Поэтому я хочу ещё раз попасть на Игры, чтобы по-настоящему прочувствовать ту атмосферу.

— Как сейчас оцените свою готовность?

— Сейчас моё состояние, как физическое, так и психологическое, лучше, чем было на предыдущих турнирах. Наверное, это приходит с опытом. Настрой боевой, будем бороться за медали. Мой самый сложный элемент — три оборота вперёд согнувшись с полувинтом. Но, безусловно, надеюсь на безошибочное  выполнение всей своей программы.

— Чего опасаетесь больше всего?

— Главная проблема – это стабильность. Над этим мы работаем ежедневно, по несколько часов в день. От нас хотят выхода на должный уровень, и мы очень стараемся ему соответствовать.

— В родном городе бываете часто?

— Свободного времени, конечно, мало. Когда я приезжаю в Таганрог, галопом несусь по всем родственникам. Вечером люблю проводить время с друзьями за настольными играми.

— Главный тренер сборной поблажек не делает?

— Николай Викторович успевает везде: контролирует всё в подготовке спортсменов, начиная от нашего веса и заканчивая временем выполнения прыжка, успевает подмечать все тонкости – от него ничего не утаишь (смеётся).

— Каков микроклимат в коллективе перед стартом чемпионата мира?

— У нас в команде нет никаких опасений и негативных мыслей. Микроклимат более чем положительный, все готовы биться за самые высокие места. Из основных соперников выделю китайскую команду. Чемпионка Олимпийских игр в Лондоне Розанна Макленнан – из Канады, но сейчас она не в самой лучшей форме. Не будем сбрасывать со счетов британских и белорусских соперниц – они также способны навязать упорную борьбу.

Сейчас в прыжках на батуте довольно плотная конкуренция. Если брать восьмёрку сильнейших, спортсменок, которые станут обладателями путёвок на Игры в Рио, то практически у всех примерно одинаковая сложность и высота исполнения элементов. Отличается техника, но в основном у всех, кто выходит в финал, сложность начинается от ста сорока. Коэффициент сложности моей программы – 144. С этой же программой я выступала на Играх в Лондоне.

— Что или кто для Вас является основным мотиватором?

— Мой девиз – слова тренера: «Меньше говори, больше делай». Поэтому я буду стараться делать – и если получится, результат сам заявит о себе вместо меня.

Юрий Царицин, Наталья Пахаленко (фото), Служба информации ОКР