«ЗНАТЬ НАШИХ». Владимир Морозов: «Насколько психология влияет на результат, я понял из фильма о Владимире Сальникове»

Бронзовый призер Олимпийских игр-2012 в комбинированной эстафете 4х100 метров, трехкратный чемпион мира в плавании на короткой воде Владимир Морозов родился в Новосибирске, а сейчас живет и тренируется в Лос-Анджелесе. 16 июня главному специалисту российской сборной на дистанциях 50 и 100 метров вольным стилем исполнится 24 года. На Игры в Рио-де-Жанейро сегодняшний герой тематической рубрики «Знать наших» поедет за новыми олимпийскими медалями.

 

«Думаю, что в плавании на меня повлиял мой талант: я держусь над водой довольно высоко по сравнению с остальными спортсменами. У меня такое телосложение - легкие кости, "твердые" мышцы, - это очень помогает. Чем выше ты держишься над водой, тем меньше сопротивление, тем быстрее ты продвигаешься вперед. По моим результатам было видно, что я плыву быстрее, чем остальные, поэтому было понятно, что какой-то талант у меня есть. Понял, в чем причина, наверное, уже на первых соревнованиях, где занял третье место. Это были, по-моему, какие-то областные старты, но тогда я плавал всего лишь пару месяцев». (ТАСС, 2012)

«Когда мне было 14 лет, мама вышла замуж и переехала в Лос-Анджелес. Поначалу пришлось трудно, я не знал английского. Но быстро освоился. А год назад поступил в университет Южной Калифорнии. И начал заниматься в группе у Дэвида Сало. У американцев совсем другая подготовка. В России в основном работают на технику, а в Штатах – на мощь, чтобы спортсмен был готов к высоким нагрузкам. На каждом задании нужно выкладываться на всю катушку. Зато плаваем мало – по 5 км за тренировку». («Советский спорт», 2011)

«В детстве занимался многими видами спорта, начиная от бальных танцев и заканчивая гиревым спортом. Но однажды друг привел меня в бассейн, сказав, что там бесплатные уроки плавания. Мы были маленькими, нам нравилось купаться. И через пару недель наша маленькая группа превратилась в команду, нам привели тренера. Это был Игорь Дёмин, мой первый наставник, он тогда был в сборной России. Потом пошел результат, начал обгонять тех ребят, которые плавали уже давно, и я решил остаться». (ТАСС, 2012)

«Сильным фактором является то, что когда ты там (в США – прим. Ю.Б.) идешь на тренировку тебе интересно, каждый раз ты не знаешь, что ты будешь делать, тебе интересно соревноваться с товарищами по команде. Это был один из тех факторов, из-за которых я вообще решил бросать плавание в 14 лет (в России), пока не уехал (в США). Все тренировки были монотонными, мы делали одни и те же задания в течение нескольких месяцев. Это очень сильно надоедает и тяжело давит на психику, поэтому нет и результатов. Что касается других причин, то свою роль играет интерес. Конечно, это решение логично. Сейчас у американцев самая сильная школа в плавании, пловцы со всего мира приезжают туда, чтобы посмотреть, что и как. Это не только россияне, так что не стоит думать, что в России плохая школа плавания. Со всего мира люди туда тянутся». ("Р-спорт", 2012)

«Со мной в группе Дэвида Сало тренируется Юлия Ефимова, например. Думаю, неделя занятий обходится в 200 долларов. Но ведь еще и жить где-то надо в Калифорнии. А это минимум тысяча долларов в месяц. Хорошо, что у нас с мамой там дом. Плавание в США развито немногим лучше, чем в России. Отношение к спорту – другое, да. Но чтобы стать крутой звездой и делать деньги на рекламе, для этого нужно быть Фелпсом или Лохте». («Советский спорт», 2011)

«Дэвид Сало часто говорит: «Соревнуйся всегда». Это значит - в школе, на тренировках, в жизни… Это, я думаю, самое главное, что он мне дал. Маленькая фраза, которая очень много значит. Всегда пытайся добиться своей цели, всегда пытайся быть лучше, чем кто-либо в чем-либо. Он очень интересный человек. Могу сказать, что он помешан на плавании, у него нет семьи. Плавание - это все, что он делает. Просыпается в 4-5 утра каждый день и идет в бассейн. Поэтому с ним надо говорить по-своему. В принципе, как и многие другие тренеры - с ними всегда тяжело найти общий язык. Но когда ты его находишь, тогда уже понимаешь, какой человек сам из себя». (ТАСС, 2012)

«Американцы могут хорошо выступать разными стилями. Потому что там готовят атлетов. Когда мы идем в зал, то не делаем специальные упражнения для пловцов. Мы подтягиваемся, жмем штангу, бегаем, прыгаем… Работаем, как универсальные солдаты. Это интереснее, чем плавать только кролем по 10 км в день. А еще в Америке сильно развит командный дух. Если кто-то не приходит на тренировку, его все называют сачком. Главное соревнование университетов – чемпионат Америки, где подсчитываются очки за каждого спортсмена. Эстафеты дают в два раза больше баллов. И если ты не плывешь быстро, то подводишь всех ребят». («Советский спорт», 2011)

«Самое главное изменение, которое я внес, касается моей техники плавания. Если вы посмотрите видео как я плыл, к примеру, два года назад и сейчас на чемпионатах Европы и мира, это плывет как будто абсолютно другой пловец. В России я много работал над гребком, делал различные упражнения в воде, это сыграло большую роль. Я действительно думаю, если бы я не тренировался там, не работал над всеми этими моментами, то не смог бы показать такие высокие результаты на прошедшем чемпионате мира». («SwimmingWorld.TV», 2013)

«Меня сильно бесит, когда мои медали называют «не совсем российскими». Я выступаю за Россию, в одной команде с нашими ребятами, сижу вот с вами в форме сборной России, разговариваю. Я пытаюсь не принимать такого рода разговоры близко к сердцу. Понимаю, что когда люди пишут об этом в Интернете, то это люди не высшего класса, не очень хорошо разбирающиеся в плавании. Они обсуждают какие-то вещи, хотят изменить команду. Являясь кандидатами в мастера спорта, они пытаются доказать что-то может себе, может другим. Я не знаю…». («Р-спорт», 2013)

«Вся сборная (России – прим. Ю.Б.) должна общаться друг с другом более близко, так как мы ездим вместе на такие крупные старты, как чемпионаты мира и Европы, на Олимпиады... Мы должны быть ближе и поддерживать друг друга. И в то же время, общался с зарубежными пловцами, они также заметили такую обстановку у нас в команде, что буквально некоторые атлеты готовы "задавить" друг друга. И это мне очень не нравится, это нужно менять. Думаю, с теми новыми спортсменами, с теми юношами, которые подрастут и войдут в национальную команду, это изменится. Тем более, сборную возглавил новый тренер, очень хороший специалист Анатолий Журавлев. Он очень серьезный человек, мне нравится, что тренер общается со спортсменами, что-то спрашивает, а не просто сам по себе. Диалог с атлетами - это очень хорошо. Поэтому, думаю, многие наши проблемы исчезнут в ближайшие пару лет». (ТАСС, 2012)

«В России нас слишком пытаются зажать, заставить сделать все по линии, а не в удовольствие, в результате возникает страх, и огонёк этот гаснет. Однако наш зарубежный опыт даёт возможность поменять эту систему у нас в стране. Наши молодые пловцы уже растут с другим менталитетом». («Чемпионат. сom», 2013)

«Тренировки в России очень отличаются, если не являются вообще противоположной системой. В России плавают большой километраж, много работают на технику, потому что там меньше пловцов, чем в США. Они берут одного спортсмена и работают с ним, узнают его лучше, чем он знает себя сам. Это, в общем-то, то, что они сделали и для меня – проводили много тестирований, разбирали мою технику по частям, говорили мне, что делать, чтобы быстрее плыть, и я это делал. Возможно, самое удивительное то, что эти изменения произошли всего за 2-3 недели до чемпионата Европы. Я был очень рад, что они так сильно мне помогли». («SwimmingWorld.TV», 2013)

«Горжусь победой над Флораном Манаду на 50 метрах (чемпионат мира-2012 на короткой воде – прим. Ю.Б.). Дорогого стоит обогнать олимпийского чемпиона на его дистанции сразу после Олимпийских игр, я был действительно счастлив. По правде говоря, за пару дней до полтинника морально я не был готов победить, я думал, скорее всего, проиграю эту дистанцию. Вообще спортсмен не должен так думать, он всегда должен настраиваться на победу, но за два дня до старта мне казалось, у меня недостаточно шансов, особенно после того, как Флоран выиграл у меня на чемпионате Европы. Я помню, после полуфинала на 50 м мой русский тренер Виктор Авдиенко понял, что я зачастил, прорывал воду, не соблюдал правильную технику. Сразу после заплыва мы попытались ее исправить, и в финале я уже плыл как надо. К тому же все получилось идеально – старт, поворот, из этого и сложился результат». («SwimmingWorld.TV», 2013)

«У меня очень много таких психологических трюков, которые я применяю изо дня в день. Например, когда я заболеваю на соревнованиях. Это случилось даже на последнем старте /розыгрыше Кубка России в Казани - прим. ИТАР-ТАСС/, вы знаете, у меня была температура 37,5. Я сказал себе: «Тридцать семь и пять - да я только разогрелся! Сейчас разгоряченный подойду к старту, и у меня все будет отлично!» В то же время говорю себе, что когда организм болеет, он вырабатывает больше хороших веществ, которые помогают подавить болезнь. Хоть физиологически это и не имеет никакого значения, но я говорю себе - да, это правда, и мне это поможет». (ТАСС, 2012)

«Самовнушение и обман. Много кто может себе такое сказать, но мало кто может поверить этому. Вообще, я этому научился из фильма Владимира Сальникова /«Владимир Сальников. Олимпийская судьба», 2003 г. Документальный биографический фильм - прим. ИТАР-ТАСС/. Он рассказывал, когда плыл свою дистанцию 1500 м на Олимпиаде-80 в Москве, он обманул себя и финишировал на 1400. Потом сделал поворот вместо касания и уже сказал себе - да, теперь я действительно финиширую. Он смог обмануть себя и финишировать дважды. Думаю, я научился этому из того фильма, впервые увидел его несколько лет назад. Я понял, как сильно может психология повлиять на физический результат». (ТАСС, 2012)

«Для меня важно поставить какую-то точку, оставить какую-то память. В каком-то интервью я уже говорил, что главное для меня - это семья, будущие дети, внуки… Я надеюсь, что они будут держать в руках мою медаль, надеюсь, золотую и не одну. Пять, лучше десять. Надеюсь также, что будут часто вспоминать, говорить своим друзьям обо мне, в школе. Как-никак нас всех когда-то не будет, останется только память. Поэтому хотя бы в плавании я хочу оставить эту память». (ТАСС, 2012)

«Предпочитаю активный отдых, но и поспать тоже очень люблю. Поэтому сплю в среднем по десять часов. А так, в течение дня пытаюсь всегда что-то делать: сходить на пляж, в ресторан. Скучно сидеть дома, скучно только тренироваться. К тому же тренировки меня не сильно изнуряют. Отдых как таковой мне сильно и не нужен. У меня хороший баланс между ним и работой». («Р-спорт», 2013)

«Я понимаю, что не буду пловцом через 15 лет. У меня будет какая-то жизнь после этого. Понимаю, что помимо тренировок и результатов есть учеба, друзья, нужно как-то расслабляться. Я это все понимаю. Думаю, что человек, который слишком помешан на своем спорте, может перегореть. Я не хочу перегорать». (ТАСС, 2012)

«Было тяжко (перед финалом комбинированной эстафеты 4х100 м на Играх-2012 – прим.Ю.Б.). Насколько я помню, не мог заснуть часов до трех ночи. Адреналин в кровь поступает… В целом не волновался. Нет, вру (смеется). Волновался, конечно. В эстафете волновался, что сделаю фальстарт, поэтому на тумбочке немного застоялся. Но когда прыгнул в воду, все ушло». ("Р-спорт", 2012)

«Да, все эмоции улеглись, но я бы сказал, что буквально недавно, хотя прошло уже полгода. Своим выступлением я не очень доволен, думаю, неправильно подвелся к Олимпийским играм. Но олимпийской медалью, я, конечно, очень доволен, и это заглушает (общее) недовольство. Сейчас у меня результаты растут довольно быстро, поэтому смотрю уже на следующие Олимпийские игры». ("Р-спорт", 2012)

Юрий Бутнев, Служба информации ОКР

10 мая  2016