Александр Жуков: "Требование к России безусловно признать все выводы доклада Макларена похоже на искусственное препятствие политического характера, не имеющее отношения к спорту"

Уважаемые члены Совета учредителей ВАДА! Уважаемые коллеги!

На протяжении последних двух лет мы с вами проделали огромную совместную работу по борьбе с допингом и созданию новой российской антидопинговой системы.

Сейчас в России реализуется национальный план по борьбе с допингом, разработанный Независимой общественной комиссией, созданной Олимпийским Комитетом России.

Что касается изменения отношения к допингу в Российской Федерации и формирования новой антидопинговой культуры, то мы на государственном уровне приняли законы, которые доказывают - в нашем обществе существует полное неприятие использования допинга в спорте.

Склонение к употреблению допинга на сегодняшний день является в России уголовно наказуемым преступлением.

Хотел бы обратить ваше особое внимание на тот факт, что все пункты дорожной карты, которые касаются оперативной, повседневной деятельности Российского антидопингового агентства, выполнены.

Сейчас это полностью реформированная организация с новым руководством, независимая от Правительства и обеспеченная необходимым финансированием.

Ее восстановление шло под полным контролем ВАДА. Думаю, что по этому поводу не может быть никаких сомнений.

Я уверен, все мы понимаем, что пришло время двигаться вперед и признать РУСАДА полностью соответствующим Всемирному антидопинговому кодексу.

На Исполкоме ВАДА я подробно рассказал о нашем отношении к докладу профессора Макларена. Сейчас остановлюсь на этом ещё раз, поскольку вчера господин Тэйлор оставил без внимания нашу позицию.

Доклад Макларена стал отправной точкой для всесторонней перестройки антидопинговой системы России, катализатором реформ.

Мы согласны с тем фактом, что антидопинговая система в России дала существенный сбой. Это признано, в том числе, высшим руководством нашей страны.

Этот сбой стал результатом организованной деятельности по манипулированию допинг-пробами российских спортсменов со стороны группы физических лиц, целью которых было извлечение личной выгоды.

Организаторами являлись руководители РУСАДА, Московской антидопинговой лаборатории и других структур. Степень вовлеченности и вина конкретных лиц будет определена по окончании расследования, которое проводится в настоящий момент Следственным комитетом РФ.

​В то же время мы категорически отрицаем существование государственной системы поддержки использования допинга.

Что касается других положений доклада профессора Макларена, то события последних месяцев показали: содержащаяся в этом документе информация, является противоречивой, зачастую юридически неподтвержденной, требующей проверок по каждому конкретному случаю.  

Это прежде всего касается тезиса о том, что более 1000 российских спортсменов использовали допинг. Данный вывод был опровергнут результатами расследований, проведённых различными международными спортивными федерациями.

Никакой критики не выдерживает и тезис о том, что российские спортсмены одерживали победы благодаря систематическому употреблению допинга. Результаты выступлений наших команд и отдельных атлетов по летним и зимним видам спорта за последние два года, в течение которых все они находились под постоянным и очень жестким контролем со стороны иностранных антидопинговых агентств, полностью опровергают данное утверждение.

Дезавуируют их также результаты масштабного тестирования последних двух сезонов и многочисленные проверки со стороны иностранных организаций, отвечающих сегодня за отбор и анализ допинг-проб в России.

На Саммите МОК, который состоялся совсем недавно, 28 октября, было подчеркнуто, что результаты криминалистической экспертизы из доклада Макларена не могут применяться для принятия индивидуальных юридических мер, поскольку использованная профессором Маклареном методика не была разработана для определения индивидуальных нарушений антидопинговых правил.

​Из сказанного выше очевидно следует, что безусловное признание доклада Макларена невозможно. Такое требование не может и не должно служить препятствием для полного восстановления РУСАДА. Иначе это приведёт к невозможности возобновить работу национальной антидопинговой системы в России, включая деятельность антидопинговой лаборатории, и недопуску российских паралимпийцев к участию в Паралимпийских Играх.

Это совсем не тот результат, к которому мы стремились, работая вместе на протяжении двух лет.

При этом хотел бы еще раз подчеркнуть, что требование к России безусловно признать все выводы доклада Макларена никак не связано с  повседневной, оперативной деятельностью полностью реформированного национального антидопингового агентства, которое к тому же последние два года находится под полным контролем ВАДА, а больше похоже на искусственное препятствие политического характера, не имеющее отношения к спорту.

​Осуществив целый ряд важных реформ, признав несостоятельность прежней антидопинговой системы, открыв двери для конструктивного сотрудничества с вами, я полагаю, мы можем говорить, что сейчас РУСАДА и российский спорт в целом могут и должны считаться надежными партнерами в борьбе с допингом с позиции нулевой толерантности за соблюдение прав всех чистых спортсменов, которые должны иметь возможность принимать участие в любых международных спортивных соревнованиях.

Спасибо за внимание!

16 ноября