Гонка для знатоков

Очень давно мы не видели, как наши лыжницы лидируют в эстафете на главном турнире. Очень давно привыкли пользоваться словами «наши» и «лидеры» только по отдельности. Однако женская эстафета окончательно подтвердила, что пора заново учить лыжный язык, в котором к слову «лидер» прибавляются имена наших гонщиц.

Полезно дружить со специалистами. Стоя в микст-зоне, из которой на лыжном стадионе «Альпензия» роскошно видно полтрассы, гуру отечественной лыжной журналистики Андрей Кондрашов, глядя в спину лыжницам, уходящим в первый подъём, предсказывал результат их усилий — и хоть сразу протокол составляй! Андрей ошибся за всю женскую эстафету всего дважды. В первый раз его удивила американка Колдуэл, проигравшая лидеру на своём стартовом этапе минуту! О второй ошибке — чуть позже, поскольку важно, какому лидеру проиграла американка. Она проиграла нашей! И по тому, как проходит лыжный турнир Олимпиады, это даже не было сенсацией.Напомню, что в спринте Юлия Белорукова стала третьей, Наталья Непряева — четвёртой. Уже тогда речь зашла о том, что в командном спринте, пусть и не классическим, а свободным ходом, они составят сильную пару. Да и на традиционную эстафету состав подбирался отличный. Но самым интересным в тогдашнем интервью Юлии оказался рассказ о предчувствии. Утром в день спринта она чётко поняла, что выиграет медаль. Откуда пришло это знание, объяснять не стала. Как говорил один киноперсонаж, «чувствую, не понимаешь, что ли?» Вопрос по поводу эстафеты был очевиден.

— Сегодня утром было то самое ощущение, что медаль будет?— Да, было ощущение, что медаль будет, — Юлия ответила мгновенно. Будто ждала вопроса. — Но мы об этом особо не говорили, просто старались отвлекаться, шутить, как-то себя развлекать, чтобы не забивать себе голову ничем лишним.

— Вы даже с подругами не поделились этим ощущением?

— А у нас у каждой было такое ощущение, — лихо парировала она.

— То есть вы встретились на завтраке и…

— Не то чтобы мы проснулись и сказали друг другу — мы сегодня третьими будем или вторыми, — всем тоном Юлия дала понять, что это не так примитивно. — Нет. Просто мы знаем, что мы очень сильная команда, и от нас не знают, чего ожидать. А когда не знают, чего от тебя ожидать, это лучше всего.

— Не скромничайте. Про вас с Натальей уже точно было известно, чего ожидать, не так ли?

— Не знаю, не знаю, — с эдаким сомнением в голосе ответила Юлия. — Но в смысле команды все понимали, что мы довольно сильные, — и уточнила. — Я так думаю. Но в то же время не было гарантии, что мы возьмём здесь медаль.

— Реально ли составлять план на эстафету? Кроме того, что каждая бежит изо всех сил?

— Каждая бежит изо всех сил. Точка.

Итак, женская эстафета. Четыре этапа по 5 километров, два первых — классикой, два последних — коньком. Последовательность определили такую: Наталья Непряева, Юлия Белорукова, Анастасия Седова, Анна Нечаевская.И Непряева блестяще стартовала. Она вырвалась вперёд сразу, да так никого и не пропустила. Финка Сааринен, шведка Хааг, норвежка Остберг — это сильные гонщицы. И все отстали. Как знать, не проиграла ли американка так много из-за того, что не выдержала заданный Натальей темп. Передав эстафету первой, она принялась ждать. Надо сказать, Непряева не слишком речистый оратор. И после гонки еле подобрала слова, чтобы описать свои чувства. А тогда, наверное, вообще рта не раскрыла.

— Это эстафета, здесь случается очень разное, за один этап можно проиграть очень много, — Наталья сбивалась, но поставьте себя на её место. Сделала всё, что могла, и хорошо сделала, отлично. И при этом больше ничего не могла сделать. Ужасно. — И я старалась не думать об этом. Но меня просто трясло, когда я наблюдала, как бегут девочки. Когда смотрела на табло, мне кажется, переживала за них больше, чем за себя во время гонки, — и она рассмеялась несколько нервно.

— Самое страшное было, когда Аня Нечаевская бежала? Там такие монстры сзади — Бьорген, Нильсен.— Аня огромный молодец сегодня. Я безусловно рада за неё, что она выдержала свой этап.

Но до Нечаевской очередь дошла не скоро. На втором этапе бежала Белорукова. И не сразу поняла, что происходит.

— Честно говоря, когда я стартанула первой, я немножко ждала, что меня кто-то будет нагонять-нагонять-нагонять, — Юлия и после финиша удивлялась собственным ощущениям. — Но когда я поняла, что меня никто не обгоняет, а догоняет только Калла, я поняла, что иду своим темпом. Значит, не все могут, можно подержать скорость. И дальше шла своим темпом.

Ну да, попробуй убеги от олимпийской чемпионки, давно уже ставшей звездой, шведки Шарлотт Каллы. Но спросите у Каллы, чего ей это стоило? Да и всем остальным. Норвежка Якобсен на втором этапе проиграла Белоруковой больше двадцати секунд. Только финка Нисканен, большая специалистка в классическом ходе, выдержала такую скорость.

— Ваш личный план, судя по всему, удался полностью?— Мой личный? «Бежать на всю катушку» — удался. Но хотелось бы немножко лучше кондиции иметь, — Юлия ещё и сожалела о том, что не всё получилось, представляете?

В результате наши со шведками передали эстафету вместе, в десяти секундах — Финляндия, в тридцати — Норвегия. И Юлия присоединилась к Наталье Непряевой в «зале ожидания».

— Насколько нервно смотреть оставшиеся этапы?

— Очень нервно. Это всё-таки спорт, всё может быть. Либо падение, либо может быть западение скорости, какая-то усталость, — о да, ей, как и всякой профессиональной лыжнице, выпадали и падения, и приступы усталости. Сама-то она справилась. Но, как и подруга, никак не могла повлиять на последующие события. — Мы ни на что не рассчитывали конкретно, когда передавали свои этапы. Просто делали своё дело.

— Вы переминались с ноги на ногу? Стояли? Смотрели на происходящее или отворачивались? Как вы вели себя?

— По-разному себя вели, — Юлия оживилась, вспоминая. — Мы с Наташей и подходили к табло, и отходили от табло, и бегали, прыгали, и дрожали. Друг друга поддерживали и знали, что всё будет хорошо.

Ну да, мы помним. Ещё с утра. Но мы-то не знали. И принялись смотреть, как за нашу команду — уже коньковым ходом — помчалась Анастасия Седова, а за шведскую — Эбба Андерсон.По старой памяти многие репортёры ожидали, что Седова отстанет. Но Кондрашов-сенсей хитро прищурился и сказал, что вряд ли. И не ошибся. Что ж, пора расставаться со стереотипами.

— Не было ли страха перед теми соперницами, с которыми приходилось сражаться на вашем конкретном этапе?— Нет, а какой страх может быть? — Анастасия совершенно справедливо обиделась. — Здесь все равны, мы все лыжницы. Да, кто-то, может, более опытен, но всё равно мы сильные, мы прибавляем. И это видно по нашим гонкам. Поэтому я думаю, что здесь ни у кого нет приоритетов, это лотерея каждый раз.

Лотерея — это когда равные соревнуются в том, кому больше повезёт. И повезёт ли хоть кому-нибудь. В соревновании Седовой и Андерсен победитель так и не определился. Вместе начали, вместе закончили. Первыми, разумеется. Но вот отрыва от третьего места почти не осталось. Норвежка Хага очень мощно пробежала третий этап, отыграв практически всё. Лишь три секунды осталось.

И вот представьте картинку. За Норвегию на четвёртый этап пошла Марит Бьорген, легендарная спортсменка, шестикратная олимпийская чемпионка. За Швецию — Стина Нильсен, запросто выигравшая уже здесь, в Пхёнчхане, спринт, и вообще — звезда. И рядом Анна Нечаевская, 40-е место в общем зачёте Кубка мира. Да ещё сзади в сорока секундах финка Криста Паракоски, уже закрепившаяся в элите. Мда.— Третьи будут, — сказал Кондрашов спокойным голосом.

— А финка? — про Бьорген и Нильсен я не спрашивал.

— Не догонит, — последовал такой же уверенный ответ.

В этот момент Нильсен, Нечаевская и Бьорген пролетели под нашей трибуной, за которой как раз и начинался подъём. И Анна, словно и не лучшие в мире лыжницы рядом с нею, вдруг пошла на обгон.

«А это что ещё значит?!» — воскликнул я в радостном ошеломлении, но Андрей только руку поднял. Мол, погоди. Посмотрел, увидел, что Нечаевская никуда от соперниц не убежала, повернулся ко мне и сказал, как точку поставил: «Это значит третье место».

— Вы очень лихо рванули в подъём на старте своего этапа. Мы все подивились. Ничего себе, бросается на Нильсен, на Бьорген! Это был план? Это был порыв?— Нет, — объяснила мне Анна то, что мой личный консультант понял сразу. — Я сначала хотела упереться в спину Нильсен, но она всё равно подождала Бьорген, стала работать на спуск, и потом я уже понимала, что мне нужно уже делать свою гонку, не бросаться за ними. Потому что пять километров — это такая суровая дистанция. Серьёзная, — и Анна напомнила, какими были ставки. — Всякое может случиться, и я старалась уже удержать своё место. Медаль.

Да, Бьорген и Нильсен быстро оторвались от Нечаевской. Но вот Пармакоски не могла приблизиться к Анне, хоть тресни. А время-то шло. И вскоре всем стало понятно, что наши будут на пьедестале. Оставался единственный интересный вопрос.

— Если Бьорген сейчас в этот подъём не оторвётся, шансов у неё нет, — и Кондрашов показал на удаляющиеся спины лидеров.

Не оторвалась. Я и сам думал, что такой финишер, как Нильсен, обгонит Бьорген. Всё же не девчонка уже. Не то что шестикратные олимпийские чемпионки, восьмикратные со временем теряют скорость, как мы знаем по Бьорндалену.

Через несколько минут Марит со Стиной выкатились на стадион. И ничего шведка не смогла сделать. Можно сколько угодно судачить об астме, но без громадного таланта и полной самоотверженности семикратными олимпийскими чемпионками не становятся. Бьорген выиграла, Нильсен финишировала второй. Ну и ладно. Поздравляем, только недолго.Из-за поворота на финиш выехала Нечаевская. И никакой финки поблизости. Это было чистое третье место, заранее увиденное всеми четырьмя в какой-то недоступной простым смертным базе данных. Браво!

— С моей точки зрения, вы отработали великолепно. Но вам лично саму себя есть в чём упрекнуть? — вопрос был с подвохом. Не зазорно ли проиграть Бьорген и Нильсен. Чушь, конечно. Никому не зазорно, и уж тем более нашим в их нынешней ситуации.— Не знаю. Мне кажется, нет, — и Анна вновь напомнила о главном. — Прежде всего я боялась подвести команду. Подвести девчонок, тренера. И я думала, уже всё, не нужно отдавать эту медаль. Буду терпеть и бороться до конца.

Они все это делали — терпели и боролись. И сделали. Лишь Наталья Непряева осталась чуть-чуть недовольна.

— Можно ли сказать, что вы сполна получили компенсацию за четвёртое место в спринте?

— Нет, я не сполна получила компенсацию за четвёртое место, — Наталья рассмеялась, повторив такую казённую формулировку. — Но я очень рада этой медали, она первая для меня на взрослой мировой арене. Конечно, эстафета — это всё равно командная гонка, куда приятнее иметь свою личную медаль..

За чем же дело стало? Впереди командный спринт, и не только этот вид остался в лыжной программе Олимпиады. Да и не последняя Олимпиада. Дело-то пошло! И ему не с чего останавливаться.

Денис КОСИНОВ.