«Знать наших». Александр Третьяков: «В Сочи за полторы недели до старта выключил телефон»

Первый в истории российского спорта олимпийский чемпион по скелетону готовится к своей третьей Олимпиаде. В интервью Службе информации ОКР Александр Третьяков рассказал о совместной работе с тренером Анатолием Челышевым, конкуренции в сборной, особенностях олимпийской трассы в Пхенчхане, а также поделился рецептом максимального настроя перед важными стартами.

— Перед интервью вы узнали, что старшим тренером сборной России по скелетону назначен ваш личный наставник Анатолий Челышев.

— У Анатолия Васильевича тренируюсь с 12 лет и могу сказать о нем только хорошее. Специалист с большой буквы! 

— Какая роль отводилась Челышеву в тренерском штабе Вилли Шнайдера?

— Он отвечал за физическую подготовку. Кроме того, мы с ним много работали над стартовым разгоном. На самом деле пользу, которую приносит Анатолий Васильевич национальной команде, словами не описать. Я очень рад, что его вклад в успехи скелетонистов оценили по достоинству и в нашей федерации, и в Министерстве спорта.

— Хороший тренер обязательно должен быть сильным психологом?

— По-моему, чтобы поддержать спортсмена в трудную минуту, не обязательно иметь профильное образование. Лично мне психолог вообще не нужен.

Что вас заставило продолжить карьеру после победы в олимпийском Сочи?

— Мне нравится сама атмосфера соревнований, нравится ездить по этапам Кубка мира. Когда выиграл «золото» в Сочи, сразу для себя решил, что буду выступать дальше.

— Можно было взять паузу, пропустить один сезон…

Я выдержал без скелетона полтора месяца. Этого времени хватило, чтобы отдохнуть. Потом потихоньку стал тренироваться сам, а через месяц вернулся к работе под руководством Анатолия Васильевича.

— С возрастом сложнее восстанавливаться после нагрузок?

— Наоборот, заметил, что за счет опыта тренировочные объемы переносятся легче. Единственное, чего мне не хватает сейчас, это юношеского задора.

— Хотите сказать, что наутро после двухразовых тренировок у вас ничего не болит?

— Мышечная боль сопровождает профессионального спортсмена на протяжении всей карьеры. Возраст не играет здесь никакой роли. Я имел в виду, что физически стал чувствовать себя даже лучше, чем в молодые годы.

— Сравните уровень конкуренции в сборной сейчас и четыре года назад?

В этом плане изменились только персоналии. В прошлом олимпийском цикле вторым номером был Сергей Чудинов, а сейчас мы конкурируем с Никитой Трегубовым. На подходе много талантливой молодежи. Что женская, что мужская команды по скелетону у нас очень сильные. Не случайно, на всех международных турнирах у России всегда максимальная квота.

— Какие впечатления остались от этапа Кубка мира 2016/17 в Пхенчхане?

— Трасса своеобразная. Чем-то похожа на сочинскую. Еще обратил внимание, что в Пхенчхане переменчивая погода. Например, внезапно может подняться сильный ветер, что создает определенные проблемы на старте. Впрочем, в моем родном Красноярске такое тоже бывает. Что касается корейской кухни… Да, немного непривычно, но это точно не проблема.

— Пхенчхан не назовешь мегаполисом. В таких маленьких городках, где ничего не отвлекает от работы, спортсменам проще выступать?

А у нас почти все санно-бобслейные трассы расположены в небольших населенных пунктах. Как правило, в горах. Исключение составляет трек в Калгари. Если же говорить об Олимпийских играх, их всегда сопровождает повышенный ажиотаж, даже если соревнования проводятся в деревне.

— Как вы ограждаете себя от этого ажиотажа?

— В Сочи за полторы недели до старта отключил телефон. Перед соревнованиями люблю читать. Книга помогает отвлечься и при этом не забирает энергию. Но и сидеть в номере, отгородившись от всего мира, тоже неправильно. Я люблю гулять по Олимпийской деревне, общаться с другими спортсменами. Все должно быть в меру.

— Как изменился расклад сил в мировом скелетоне за четыре года?

— Появился кореец, который на этапе Кубка мира в Пхенчхане занял второе место. Фактор домашней трассы делает его опасным конкурентом. Хорошо помню, как мы тренировались в Сочи перед Олимпиадой. Когда делаешь по 10 заездов в день, потом на соревнованиях проходишь дистанцию уже на автопилоте. В условиях стресса это очень большое подспорье. Сейчас преимущество своего поля будет у корейских спортсменов, но и мы можем извлечь определенную пользу из некоторой схожести треков в Пхенчхане и Сочи.

— Вашим главным козырем всегда был старт. Давно обновляли личные рекорды?

— Если не ошибаюсь, в позапрошлом сезоне. 

— Как настраиваете себя на выступление в Пхенчхане? Что посчитаете успехом?

— В глубине души каждый спортсмен стремится к максимуму, но я сейчас не думаю о медалях. Главное — хорошо подготовиться к сезону.

— Повышенное внимание к себе со стороны антидопинговых служб чувствуете?

— Вы знаете, уже два месяца ко мне никто не приезжал! Какое-то затишье. Наверное, перед бурей!