Александр Жуков: «Натурализация иностранных спортсменов — не наш путь»

– Вы являетесь главой оценочной комиссии МОК во время конкурса на проведение Олимпийских зимних игр 2022 года. Многие города отказались от намерения бороться за эти Игры. В чем причина? Может быть, так проявляется кризис олимпийского движения?

– Никакого кризиса нет. Наоборот, авторитет Олимпийских игр в мире растет. Для отказов были разные причины. Где-то бороться за Игры не позволила экономическая ситуация, где-то население сочло, что большие затраты на организацию соревнований сегодня нецелесообразны. Ведь даже с оставшимся в обойме Осло еще не все до конца решено. Осенью в Норвегии должны пройти дополнительные слушания по этому вопросу, по итогам которых норвежцы примут окончательное решение об участии в заявочном процессе. Однако я думаю, что борьба за летние Игры-2024 будет очень серьезной, с массой кандидатов.

– На Олимпийские игры-2024 или 2028 претендует и Санкт-Петербург. Этот проект еще в силе?

– Пока на официальном уровне он еще не обсуждался. Время есть, но надо помнить, что нам еще предстоит провести много разных крупных соревнований, в том числе чемпионат мира по футболу.

– Будет ли Россия стремиться принять юношескую Олимпийские игры?

– Не исключаю, что в перспективе такое возможно.

– Какие российские города теоретически могли бы провести эти соревнования?

– У нас достаточно подходящих мест – Казань, Сочи, Москва, тот же Санкт-Петербург. Вариантов много. Особенность этих стартов как раз в том, что они в основном проводятся на имеющихся спортивных сооружениях, без нового дорогостоящего строительства.

– Следит ли ОКР за тем, как сейчас используются олимпийские объекты в Сочи?

– Государство и спортивные власти предпринимают большие усилия, чтобы насытить сочинские арены соревнованиями высокого уровня, сделать так, чтобы они не простаивали. Это непростая задача, особенно в Имеретинке, где в одном месте сосредоточено очень много стадионов. Но некоторые из них перепрофилированы. Например, на конькобежной «Адлер-Арене» создан теннисный центр, на других базируется детский спортивный центр. Есть планы по созданию хоккейной и футбольной команд, базирующихся в Сочи. Осенью в Олимпийском парке пройдет этап «Формулы-1». Решать все эти проблемы непросто, но мы делаем все возможное, чтобы привлечь на олимпийские объекты спортсменов, зрителей и туристов.

СИТУАЦИЯ В СПОРТИВНОЙ ХОДЬБЕ – НЕНОРМАЛЬНАЯ

– В последнее время в российском спорте произошло достаточно много допинговых инцидентов. Некоторые считают, что ОКР в этой ситуации стоило активнее защищать права наших спортсменов…

– Что вы имеете в виду под правами? У спортсмена нет права на применение допинга. Именно он и его тренер несут ответственность за то, что попадает в организм спортсмена – случайно или намеренно.

– Поддерживаете контакт со Всероссийской федерацией легкой атлетики в связи с расследованием допинговых инцидентов в школе по спортивной ходьбе в Саранске?

– Да, мы говорили с главой ВФЛА Валентином Балахничевым. Слежу за развитием ситуации и жду результатов расследования. Если подозрения подтвердятся – нужны жесткие меры.

– Многие из уличенных российских ходоков – очень молодые спортсмены. Может быть, нам стоит усилить антидопинговую работу именно среди юниоров?

– Согласен. Нужно развивать эту тему с самых молодых лет, информируя молодых спортсменов о той беде, которая им грозит в случае приема запрещенных веществ.

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ЗАЧЕТ – НЕОДНОЗНАЧНАЯ ТЕМА

– После Олимпийских игр в Сочи в нашем спорте разгорелась дискуссия по поводу привлечения иностранных тренеров…

– Федерации стараются приглашать наставников из-за рубежа только в тех случаях, когда нет своих высококлассных специалистов. Это происходит, как правило, в тех видах спорта, где у нас нет больших традиций. Но, если у нас есть свои хорошие тренеры, я не очень понимаю, зачем тратить деньги на иностранцев.

– А какова ваша позиция в отношении натурализации спортсменов?

– На Олимпийских играх в Сочи у нас были два чемпиона из дальнего зарубежья. Но в случае с Виком Уайлдом, насколько я знаю, причиной натурализации была его жизненная ситуация. У нас не было цели заполучить в сборную именно этого спортсмена, просто он женился на россиянке, и появился шанс заявить его за нашу команду. А что касается Виктора Ана, у себя на родине он фактически был списан и не проходил в корейскую команду. Мы хотели, чтобы этот опытный спортсмен передал свой опыт и мастерство нашим конькобежцам, но, кроме того, он сам сумел восстановиться и победил в Сочи. Однако все это разовые, частные случаи. Какой-то политики по натурализации иностранных звезд у нас нет.

– А как вы относитесь к перспективе привлечения в сборную России кенийских бегунов на длинные и средние дистанции, которые в эти дни дебютируют на чемпионате страны в Казани?

– Я не следил конкретно за этими спортсменами. Но могу сказать, что в мире это достаточно распространенная практика. Посмотрите, кто выступает в беге на длинные дистанции за европейские команды – в основном это атлеты из Африки. Мир сейчас открыт – многие наши спортсмены тоже уезжают за границу и даже медали золотые выигрывают для других сборных. Это нормально. Однако в целом я считаю, что натурализация – это не наш путь.

– Завершился ли процесс интеграции крымского спорта в российский, и как скоро крымские спортсмены смогут стартовать в составе сборной России?

– Процесс завершается. Олимпийский комитет Крыма принимал участие в конференции ОКР. Многие общероссийские федерации уже приняли крымчан в свой состав. Мы обязательно будем включать крымских спортсменов в состав наших сборных в соответствии с их желанием и спортивными результатами. Все, кто хочет выступать за Россию, обязательно получат такую возможность. Но неволить никого не собираемся.

– Как вы относитесь к тому, что некоторые регионы России сейчас активно переманивают друг у друга перспективных спортсменов?

– Это тоже обычная практика, которая может быть вызвана и спортивными причинами. Часто спортсмены сами ищут возможность заниматься у известного тренера, который работает в другом регионе. Такое и за границей часто происходит.

– А какова ваша позиция в отношении параллельного зачета, который процветает в нашем спорте?

– Это трудный вопрос. Есть мнения и «за», и «против». Очевидно, что надо поощрять тех, кто выращивает спортсменов. И в то же время нельзя обижать и тот регион, который поддерживает спортсмена в данный момент.

– Есть шанс, что параллельный зачет когда-нибудь будет отменен?

– Сложно сказать. Это неоднозначная тема, и у разных федераций разный подход к ее решению.

РЕВОЛЮЦИЙ В ОЛИМПИЙСКОЙ ПРОГРАММЕ НЕ БУДЕТ

– 7 декабря в Монако пройдет внеочередная сессия МОК, на которой, в частности, будет обсуждаться реформа олимпийской программы. Держите ли вы руку на пульсе?

– Безусловно. Я только что вернулся из Лозанны с исполкома МОК, где обсуждались и эти вопросы. Главная тенденция изменений в олимпийской программе в том, чтобы ориентироваться не на виды спорта, а на события. Есть жесткие ограничения по числу участников Игр – на летних Играх больше десяти с половиной тысяч спортсменов принять нереально. Но в некоторых видах спорта можно добавить новые дисциплины, а в других – произвести их сокращение. Предполагается, что без увеличения числа участников будет увеличено количество событий и разыгранных медалей. В том числе в новых видах спорта.

– Изменения готовятся революционные или косметические?

– Вряд ли стоит ждать революций, но определенные перемены нас, конечно, ждут.

– В программе юношеских Олимпийских игр, которые пройдут в китайском Нанкине с 16 по 28 августа, значится много новых дисциплин – стритбол, баскетбольные скилзы, смешанные старты. Стоит ли серьезно воспринимать эти эксперименты?

– Да, это обкатка возможных изменений в программе взрослых Игр. МОК следит за тем, чтобы культивировать наиболее популярные у молодежи дисциплины. Именно так на Олимпийских зимних играх проявился, к примеру, слоупстайл, а на летних – маунтинбайк.

ПОБЕДА В НАНКИНЕ – НЕ САМОЦЕЛЬ

– Если уж мы заговорили о юношеских Олимпийских играх, существует ли какой-то медальный план на Нанкин? Будут ли с наших юных спортсменов также требовать результат, как со взрослых коллег?

– Никаких медальных планов у нас нет. Но очевидно, что любой спортсмен, когда едет на соревнования, рассчитывает на победу. От возраста это не зависит. Ребята из нашей сборной – в основном лидеры мирового спорта в своих возрастных группах. Они объективно могут рассчитывать на высокий результат. Другое дело, что победа в общекомандном зачете в Нанкине для нас – не самоцель.

– Вы расстроитесь, если мы не сможем бороться с китайцами за первое место?

– Я всегда расстраиваюсь, когда наши спортсмены выступают не очень хорошо или хуже, чем мы ожидаем. Но надо понимать, что борьба за победу в командном зачете на юношеских Олимпийских играх отличается от взрослых соревнований. Хотя бы потому, что у юношей есть интернациональные команды, в которых выступают спортсмены из разных стран. Да, китайцы – наши главные конкуренты. Они выступают дома, более приспособлены к жаркому и влажному климату Нанкина и, в отличие от нас, представлены во всех командных соревнованиях. Но и у России тоже очень сильная сборная.

– Будет ли являться наш результат в Нанкине прогнозом на будущее и оценкой состояния дел в российском спорте?

– В определенном смысле – да. Потому что многие спортсмены, выступающие на юношеских Играх, потом оказываются в составе национальных сборных. Причем с отдельными атлетами это происходит на ближайших взрослых Играх, особенно в тех видах спорта, где добиваются высоких результатов в молодом возрасте. Например, в гимнастике. Некоторые из тех, кто едет в Нанкин, уже сейчас успешно выступают во взрослых соревнованиях. Но звездная карьера не гарантирована им автоматически. Некоторые успешные юниоры при переходе во взрослый спорт теряются.

– Почему на предыдущих юношеских Олимпийских играх – и летних и зимних – потерялась сборная США, которая традиционно находится в числе лидеров на взрослых соревнованиях?

– Насколько я знаю, американцы раньше присылали не самый сильный состав. Но эта ситуация изменится. Случится ли такое в Нанкине, мне сложно судить. Я не знаю, какую команду выставят США в этом году.

– За призовые места на юношеских Играх не предусмотрено денежных премий. Но, возможно, ОКР собирается вручить героям Игр какие-то ценные подарки?

– Наиболее талантливые спортсмены по итогам выступлений в Нанкине могут попасть в список стипендиатов Фонда поддержки олимпийцев России. Это поможет им решить определенные материальные проблемы.

Олег ШАМОНАЕВ, «Спорт-Экспресс»