• Поиск
  • Листай влево

    Этот отрезок сезона успешнее всего прошла Ангелина Голикова. На дистанции 500 метров она ни разу не опускалась в итоговом протоколе ниже четвертого места, а из восьми забегов в шести занимала призовые места. Эффектной точкой стала победа на этапе в Калгари с личным рекордом (36,669 сек).

    В интервью Службе информации ОКР Ангелина поделилась впечатлениями от текущего сезона, вспомнила о своем олимпийском опыте Сочи и Пхенчхана и рассказала, что помогло ей резко улучшить результаты.

    — Ваше путешествие в США и Канаду на этапы Кубка мира получилось непростым. Пришлось из Европы возвращаться домой, неделю ждать разрешения на въезд. Как в команде переживали эту ситуацию?

    — Лично я особо не переживала. Раз так получилось – что мы могли поделать? От меня лично ничего не зависело, от команды тоже. Мы просто делали свое дело. Когда узнали, что нас разворачивают, то вернулись в Коломну, потренировались. Потом нас все-таки впустили, мы приехали и выступили в рабочем режиме. Можно сказать, что это было немножко экстренно, и мы попали сразу с корабля на бал. Но ничего особенного в этом не вижу. Бывает и хуже.

    ISU

    — Америка в коронавирусную эпоху сильно изменилась? Насколько строгие были антиковидные меры?

    — На границе всё проверяют очень внимательно – ПЦР-тесты, сопроводительные бумаги и так далее. В самом Солт-Лейк-Сити мы могли немного выходить в город, погулять, зайти в магазины. А вот в Калгари было намного строже. Там нас ограничили только катком и гостиницей. Впрочем, я особо из-за этого не расстроилась, поскольку приехала не Канаду смотреть.

    — Этапы в Северной Америке были важны и для отбора в Пекин, и в плане соревновательной практики.

    — В моем случае это было важно, поскольку 500 метров – это мгновенная дистанция. В ней каждый миг, каждое движение нужно постоянно контролировать. Это очень хорошо делать, когда человек «набегает» эту дистанцию на соревнованиях не 2-3 раза, а восемь, как получилось на этом Кубке мира. Поэтому для меня острее всего стоял вопрос практики – попробовать стартовать и на большой дорожке, и с малого радиуса. Чтобы ближе к основным соревнованиям я была спокойна и уверена в себе. К счастью, у нас всё в итоге получилось, и все свои 500-ки мы пробежали.

    У ребят чуть иная ситуация – у них на быстрых катках были какие-то сверхзвуковые скорости, на которых тяжело удержать малый радиус. Кто-то не справился и, к сожалению, упал. Обошлось без серьезных травм, но ушибы получили. И теперь у них появилась пища для размышления – что надо сделать в кратчайшие сроки, чтобы избежать таких ситуаций в будущем.

    ISU

    — Показанными результатами довольны?

    — В декабре мы пробежали с такими же секундами, даже чуть быстрее, какие раньше показывали в феврале, на пике. Это, считаю, серьезный прирост. У нас впереди полтора месяца, и можем еще прибавить. Уверена, что у спринтерской сборной хорошие перспективы.

    — На спринтеров у нас в Пекине, чего скрывать, основные надежды. Сами чувствуете, что ваша группа является локомотивом всей сборной?

    — Я пока ничего не чувствую, поскольку в жизни всё очень переменчиво. Просто живу ото дня ко дню. Понимаю, какие моменты надо отшлифовать, и использую это время. А что будет впереди – не знаю. Стараюсь не задумываться о высоких местах и не жить большими надеждами. Конечно, есть мечта. Но стараюсь жить реальностью, более приземленно. Есть тренировка – надо ее сделать хорошо. Есть соревнования – надо на них выступить. Не перегружаю себя какими-то вероятностями, мыслями о будущих событиях.

    — 26-27 декабря вас ждут соревнования в Коломне, а уже 2 января отправляетесь на чемпионат Европы в Херенвен. То есть новогодние праздники будут недолгими…

    — Более того, я очень хочу остаться в Коломне до 30 декабря и еще покататься. Потому что быть 5 дней без льда – это многовато. На Новый год никаких приключений искать не планирую, объедаться и гулять тоже (смеется) – спокойно и скромно отмечу праздник дома.

    Андрей Голованов

    — В вашем профиле на сайте Международного союза конькобежцев сказано, что главными моментами в карьере вы считаете выступления ни Играх в Сочи и Пхенчхане. Олимпийские выступления действительно более значимы, чем титулы чемпионки мира в Европы, победы на Кубке мира?

    — Наверное, да. Чемпионаты мира проходят каждый год, а Олимпийские игры – раз в четыре года. Эмоции от попадания в Сочи я даже передать не могу. Как будто в лотерею выиграла. Дело в том, что я тогда вообще хотела бросать спорт – потеряла веру в себя. Подружка уже требовала резюме – нашла мне другую работу. Но я с этим затянула, и место заняли. Думаю: «Ну ладно, придется тогда сбегать чемпионат России». А потом вдруг у меня получилось. Чтобы попасть в Сочи нужно выполнить норматив – 38,8. Тогда для меня нереальные цифры. Рассказала об этом накануне той самой подруге. Она отреагировала спокойно: «Ничего, пробежишь». И на следующий день я действительно сделала это, хотя никогда раньше так быстро не бежала. Поначалу меня все поздравляли, а я поверить не могла. До сих пор вспоминаю, и нереальное счастье испытываю (смеется).

    — То есть попадание в Сочи, пусть вы там и не могли претендовать на медали, стало переломным моментом?

    — Да. Это был очень сильный эмоциональный взлет. Когда у тебя получилось – хочется идти дальше, что-то еще доказывать, пробиваться.

    — С Пхенчханом какие эмоции связаны?

    — Помню, собиралась получать экипировку, и мне позвонила менеджер. Сказала, что нужно будет дать там интервью. Я вообще была к этому не готова. Сказала: «Почему я, почему другие не могут?» Тут уже меня спросили: «Ты что, новости не смотришь?» Тогда я узнала, что из всех наших конькобежцев до Игр допустили только меня, Наташу Воронину и Сережу Трофимова. Был настоящий шок – как будто мы бежим по минному полю, и только три человека добегают до конца. С одной стороны, обрадовалась, что попала. С другой – было грустно, почему не могут ехать все, кто отобрался.

    Сергей Киврин

    — В тот момент вы только начинали подниматься на подиумы международных турниров и вряд ли чувствовали себя фаворитом.

    — Да. Наташа Воронина уже стабильно занимала призовые места, и было понятно, что у нее хорошие шансы на медаль (Воронина стала в Пхенчхане бронзовым призером на дистанции 5000 м – прим. И.З.). Я же надеялась на то, что судьба улыбнется, и стану третьей – если за золото-серебро бороться было нереально, то на бронзу было 3-4 претендента с практически равными шансами. Поэтому в Корее были ощущения, что медаль реальна.

    — Тогда вы стали седьмой. Теперь уже вы в Пекине будете в статусе Натальи Ворониной. Чувствуете, что являетесь одним из главных фаворитов на 500-метровке?

    — Пока даже не хочу говорить об этом. Конечно, очень хочется, мечтаешь о чем-то. Но стараюсь себя не накручивать. Когда ехала в Сочи, была совсем «зеленая», сырая в плане каких-то технических моментов. Тогда выступила на энтузиазме и сильном желании. Но на этом далеко не убежишь.

    А летом 2017 года, то есть перед Пхенчханом, я была в команде у Сергея Константиновича (Клевчени — прим. И.З.) И за это лето всё совершенно изменилось. Когда пересматриваешь старые видео, сразу в глаза бросается – человек старается, но всё делает неправильно. Тренер мне объяснял, и я это схватывала буквально на лету – понимала, что это мой последний шанс. Или сейчас, или уже никогда. На каждой тренировке старалась ловить любой нюанс. И когда начался сезон, на первом же старте я поднялась на пьедестал, стала третьей. Тогда я очень удивилась и поняла, насколько продуктивным получилось это лето.

    Сергей Киврин

    Если бы я позанималась с Сергеем Константиновичем перед этим 2-3 года, то в Пхенчхане вышла бы на старт очень спокойной и уверенной в себе. И сама понимала бы, как бежать эту дистанцию, чтобы быть в топе.

    — Чему именно вы научились?

    — Например, тому, что дистанцию надо продумывать от начала и до конца. Раньше я думала, что просто должна выйти первой из второго поворота. То есть план был только до этого момента. И когда я выходила первой, то начинала суетиться и терять всё преимущество на последней прямой.

    — Получается, что именно Клевченя вас вывел на другой уровень?

    — Должны совпасть все факторы – и тренер, и ресурсы спортсмена. Сам спортсмен  должен осознать, что ему нужно много думать. Не только слушать тренера, а анализировать, взвешивать, что эффективно, а что – нет. Как бы тренер ни старался, он всё равно не может до конца прочувствовать состояние спортсмена. Ты сам должен понимать собственные ощущения.

    — Конькобежцы из-за пандемии не смогли заранее опробовать олимпийский лед. Насколько это важно?

    — Не думаю, что это критично. У нас будет достаточно тренировок в Пекине и после них какое-то ощущение льда появится. На опыте, надеюсь, все поймем. У нас были в этом сезоне и тяжелые катки, и быстрые. Посмотрим на месте, что будет в Пекине. И тренер уже даст нам советы, как действовать.

    Илья Зубко, Служба информации ОКР

    Лента новостей

    В РАЗДЕЛ
    Пекин-2022 28 января 2022
    МОК принял особые правила соревнований на Играх-2022

    Международный олимпийский комитет опубликовал Правила соревнований в чрезвычайных ситуациях для Олимпийских зимних игр в Пекине. Они подготовлены совместно МОК и международными федерациями зимних видов спорта.

    Новости международного олимпийского движения 28 января 2022
    Якутск стал столицей VIII Игр «Дети Азии» 2024 года

    Международный комитет Игр «Дети Азии» утвердил г. Якутск местом проведения VIII Игр «Дети Азии».