Елена Слесаренко: «То, что сейчас показывает Аня Чичерова – это фантастика!»

Олимпийская чемпионка 2004 года в прыжках в высоту еще год назад была действующей спортсменкой. С тех пор она успела поработать руководителем ДЮСШ по зимним видам спорта Волгоградской области и получить назначение на должность председателя Комитета молодежной политики родного региона. О своей жизни в спорте и вне спорта Елена Слесаренко рассказала в интервью Службе информации ОКР.

«ТРЕНЕРСКАЯ НИША ПОКА ЗАНЯТА»

— Когда вы курировали в Волгоградской области зимние виды, вас видели на командном чемпионате Европы по легкой атлетике в Чебоксарах. В этом году уже будучи чиновником, вы поехали в Прагу на чемпионат Европы в помещении. Легкая атлетика не отпускает?

— Мне действительно сейчас очень интересно наблюдать со стороны, как спортсмены готовятся, как преодолевают себя во время стартов. Раньше такой возможности не было. Я приезжала на турниры с одной целью – выиграть медаль, и не интересовалась тем, что происходит вокруг.

— Это простое любопытство или сбор информации с прицелом на будущее?

— Тренерская работа мне интересна, и я не исключаю, что когда-нибудь займусь ею. Но пока в строю в хорошем смысле слова старая гвардия – уважаемые мною Борис Николаевич Горьков, Евгений Васильевич Трофимов, Вячеслав Александрович Догонкин – эта ниша занята, молодежь в надежных руках.

— Когда пришло понимание, что с прыжками в высоту пора завязывать?

— В июле прошлого года я отправилась в Казань на чемпионат России. Форма была вроде неплохая, но ничего не получилось. Почему? Наступил момент, когда кончились…нет, не силы, а эмоции. Мои батарейки, откуда я на протяжении всей карьеры черпала энергию, просто-напросто сели. Стало понятно: пора уходить.  

— Возглавив ДЮСШ по экзотическим для Волгоградской области зимним видам спорта, успели их полюбить?

— Как человек увлекающийся, я действительно сразу влюбилась в фигурное катание и хоккей. Были грандиозные планы по развитию инфраструктуры спортшколы, хотелось кое-что поменять в тренировочном процессе. Но вскоре наш губернатор Андрей Иванович Бочаров решил увеличить зону моей ответственности – так я оказалась во главе Комитета молодежной политики. Для меня это отрасль новая, но не менее интересная, чем профессиональный спорт. Кстати, ребята, работающие на проекте «Олимпийский патруль», в рамках которого мы с вами встретились, мои земляки. Я очень рада, что молодежь в Волгоградской области не только сама дружит со спортом, но и приобщает к нему других.   

«ДО ПРЫЖКОВ В ВЫСОТУ МЕЧТАЛА О КАРЬЕРЕ БАЛЕРИНЫ БОЛЬШОГО ТЕАТРА»

— В легкую атлетику вы пришли в 11 лет. Не поздновато?

Мой вид спорта – не ранний. 22-24 года – тот возраст, когда среднестатистический легкоатлет выходит на пик результатов. Если начать очень рано, можно просто не дотянуть до расцвета карьеры, «сгореть» от ожиданий. Я благодарна родителям, которые никогда мне ничего не навязывали. Прийти именно в легкую атлетику было моим решением. Я дружила с девочкой, чья мама работала тренером в волгоградской СДЮСШОР № 10. Она и стала моим первым наставником.                       

— В «высотницы» попали из-за роста?

— Я была достаточно высокая и худая. Вылитая балерина! Вы вот улыбаетесь, а я ведь до того, как увлеклась легкой атлетикой, видела себя примой Большого театра. Когда начала заниматься спортом, у меня были хорошие результаты в гладком беге на короткие и средние дистанции, а также на 400 метров с барьерами. «Высотницу» во мне разглядел Борис Николаевич Горьков.

— Трехкратная олимпийская чемпионка в синхронном плавании Светлана Ромашина говорила мне, что ее спортивная карьера могла оборваться в 18 лет. А у вас был момент, когда совсем не хотелось приходить на тренировки?

— Мне повезло с тренером.  Наши тренировки всегда проходили в игровой форме, без всякого насилия над моей личностью. Поэтому даже после тяжелых поражений или серьезных травм мне ни разу не хотелось бросить спорт. Наоборот неудачи подстегивали, заставляли стремиться к новым победам.

 

— Под конец карьеры вы какое-то время тренировались у Евгения Загорулько, о требовательности которого ходят легенды.

Тогда я искала в себе скрытые резервы и надеялась, что Евгений Петрович как настоящий психолог (он действительно больше, чем просто тренер) поймет, чего мне не хватает.

— В чем заключается феномен Загорулько?

— Он заставляет своих учеников пахать. Каждый прыжок у него подкреплен огромной работой – зачастую «через не могу». К сожалению, мне методика Загорулько не подошла. Я была к ней не готова ни ментально, ни чисто физически. Возможно, в более юном возрасте мне удалось бы приспособиться к требованиям Евгения Петровича, но теперь это уже не проверишь.     

«ЛУЧШИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПОКАЗЫВАЛА НА МАНДРАЖЕ»

— 2004-й принес вам сразу два титула – чемпионки мира в помещении и победительницы Олимпийских игр в Афинах. Когда вы поняли, что это ваш год?

— В 2003-м, готовясь к летнему сезону, мы с тренером много работали над техникой прыжка. Чтобы сделать его максимально затяжным и вертикальным, на тренировках использовался трамплин. С его помощью я могла прыгнуть 2,10 и даже 2,20. В конце концов, это принесло свои плоды. Организм поймал то самое чувство полета, благодаря которому у спортсмена исчезает страх перед серьезными высотами. В том же 2003-м я впервые преодолела планку на высоте 2 метра, а на зимнем чемпионате мира в следующем году победила с результатом 2,04, улучшив личный рекорд сразу на 3 сантиметра. На предолимпийском старте в Лозанне прыгнула 2,03, а моя главная конкурентка Хестри Клоэт из ЮАР не дотянула даже до 2 метров. После этого в Афины я ехала за золотой медалью.

— Хорошо помните, как провели день накануне олимпийского финала?

— Целый день провалялась в постели с книжкой. Тренер предлагал прогуляться по Афинам, но мне так тяжело далась квалификация, что хотелось только одного – лежать пластом. Я даже в столовую не ходила – еду мне приносили в номер.

— В день финала с вами не происходило ничего необычного?

Утром ко мне в комнату неожиданно забрел один из наших журналистов. Ему всего-навсего нужны были ножницы, но у меня тут же началась паника. Я не понимала, как этот человек попал в гостиницу к спортсменам и кто еще из посторонних ходит по коридорам. Мое душевное равновесие в одну секунду было нарушено. А еще до этого, в квалификации у меня что-то щелкнуло в колене. В общем, одно наложилось на другое, и в результате вечером я вышла в сектор на легком мандраже. Хотя парадокс в том, что именно в таком состоянии я обычно показывала свои лучшие результаты.     

— В 2004-м вы стали олимпийской чемпионкой, прыгнув 2,06. С таким результатом можно было победить и в Пекине-2008, и в Лондоне-2012, и на чемпионате мира-2013 в Москве. Не говорит ли это о том, что в женских прыжках в высоту наступил застой?

— Я бы так не сказала. За это время Кайса Бергквист установила мировой рекорд в помещении (2,08 м – прим.ред.). В 2009-м Бланка Влашич на соревнованиях в Загребе прыгнула  2,08 – это всего на один сантиметр меньше мирового рекорда Стефки Костадиновой, установленного в 1987 году. У Ани Чичеровой в активе есть прыжок на 2,07.

— Хорошо, тогда вернемся на 7 лет назад в Пекин. С каким настроением ехали на свои вторые Олимпийские игры?

— Я была готова показать высокий результат – в районе 2,06-2,07. Но в день открытия Игр, прыгая  на тренировке через барьеры, подвернула ногу. И хотя впереди было еще 20 дней, залечить травму не удалось. В Пекине с больной ногой я кое-как доковыляла до 2,01 и осталась четвертой.

«ДОЧЬ, СКОРЕЕ ВСЕГО, БУДЕТ СПОРТСМЕНКОЙ»

— Это ведь была не первая ваша травма?

— В 2005-м я так перегрузила толчковую ногу, что случился стрессовый перелом малой берцовой кости. Приезжаю на чемпионат мира в Хельсинки и понимаю, что мне даже пешком ходить больно. Потом до Олимпийских игр в Пекине травмы не беспокоили. Эх, если бы не та нелепость, приключившаяся 08.08.2008 года! Вот и не верь после этого в магию цифр.

— В 2010-м вам сделали сразу две операции в ЦИТО.

— У меня долго болел голеностоп. Дальше откладывать операцию было уже нельзя. А еще пришлось чистить колено. Что поделаешь – спорт здоровья не прибавляет… Несмотря на это перед Олимпийскими играми в Лондоне я входила в топ-8 мирового рейтинга и, считаю, при удачном раскладе могла зацепиться за олимпийскую медаль. Но боженька меня остановил. Во время Игр я родила дочь.

— Кем станет Слесаренко-младшая?

— Судя по тому, что девочка она очень активная и хочет всегда побеждать – ей суждено быть спортсменкой. «Мама, я буду разбегаться, прыгать, а ты мне будешь хлопать», — это слышу от дочки регулярно. С тумбочки на кровать она перелетает запросто! Что ж, подрастет – пусть прыгает в длину, как ее крестная мама Татьяна Лебедева.

— Она – ваша близкая подруга?

— Да, я горжусь тем, что могу так сказать о Тане Лебедевой и Лене Исинбаевой. Если вдруг мне понадобится помощь, знаю, что девчонки всегда подставят плечо. И наоборот. Уверена, что у Лены Исинбаевой в Рио-де-Жанейро все получится. Как получилось на чемпионате мира в Москве, где Лена, считаю, сотворила чудо.

— Кто входит в вашу тройку лучших «высотниц» мира за всю историю?

— Первая – однозначно Аня Чичерова. Феноменальная спортсменка. То, что она показывает сейчас, в 33 года, это фантастика! Мне выпала честь тренироваться в ее группе, когда Аня вернулась после рождения ребенка. На моих глазах она выполняла такие объемы, которые многим даже не снились! Думаю, что секрет спортивного долголетия и высоких результатов Анны Чичеровой заключается как раз в ее фантастической работоспособности.

— Кто за ней?

— Стефка Костадинова. Тоже уникальный человек. Ее мировой рекорд (2,09) держится уже 28 лет и вряд ли в ближайшее время будет побит. А третью спортсменку, уж извините, не назову. Сложно кого-то поставить в один ряд с Чичеровой и Костадиновой.

— Завтра на чемпионате мира по легкой атлетике в Пекине пройдут финальные соревнования в прыжках в высоту у женщин. Дадите прогноз на результат победителя?

— Чемпионом мира станет тот, кто прыгнет 2,03 метра. Очень надеюсь, что на высшей ступени будет стоять Аня Чичерова. Также от всей души желаю успеха и Марии Кучиной.

— В Пекине многие наши спортсмены жаловались на сложную акклиматизацию. Что же тогда будет в Рио-де-Жанейро?

— Рио – та часть земного шара, куда легкоатлеты практически никогда не ездят. Я, например, там не была ни разу. В отличие от того же Пекина, где проводится много различных соревнований. Что можно тут сказать? Очень важно, чтобы при подготовке к Олимпийским играм учитывались пожелания спортсменов. Организм у всех разный. Допустим, я всегда старалась приехать под самый старт, выступить и уехать. А кто-то предпочитает быть на месте уже за 10 дней. Так что здесь нужен индивидуальный подход.

Юрий Бутнев, Служба информации ОКР