Климент Колесников: «В команде из 30 пловцов спинистов было только трое»

Вчера, 14 декабря, в Санкт-Петербурге стартовал чемпионат России по плаванию в 25-метровом бассейне, в котором участвуют ведущие российские пловцы. Турнир продлится до 19 декабря.

Среди тех, кто борется за медали – двукратный чемпион мира, 13-кратный чемпион Европы, шестикратный победитель III летних юношеских Олимпийских игр Климент Колесников. Три недели назад в Будапеште на соревнованиях Международной лиги плавания (ISL) ему удалось улучшить собственное мировое достижение на дистанции 100 м на спине, установленное в 2017 году – 48,58 против 48,90.

– Я изначально планировал участвовать в соревнованиях в Санкт-Петербурге — на чемпионате России и на Кубке Сальникова, который пройдет следом — 21-22 декабря. И на этих стартах хотел бы показать тот же уровень результатов, что и на международном турнире в Будапеште, – сказал Службе информации ОКР Климент Колесников.

– После периода самоизоляции трудно было приступать к тренировкам и возвращать чувство воды?

ISL / Mine Kasapoglu

– Когда стало известно, что соревнования отменены, неделю отдохнул, а потом начал заниматься ОФП и «сухим» плаванием. В начале августа тренировался в небольшом 20-метровом бассейне, который находился неподалеку от дома. А в конце месяца мы улетели на сборы в Турцию.

Бывало в жизни, что я и болел, и травмы получал. Но тогда я пропускал занятия не больше двух недель. С учетом того, что мы не плавали почти три месяца, то тренировки давались тяжелее. Приходилось максимально жестко настраиваться на работу. Я старался добиться того, чтобы было ощущение, что ты все проработал и полностью отдался тренировке. Когда что-то не получалось, то хотелось это преодолеть. И это желание всегда подбадривало.

– Первым стартом для российских спортсменов был Кубок России в Обнинске, но вы его пропустили.  С чем это было связано?

– К тому времени я был не в той форме, чтобы выступать.

– Сколько понадобилось времени, чтобы выйти на такие высокие скорости, которые показали в Будапеште?

Соревнования Международной лиги плавания в общей сложности длились шесть недель. Мне было тяжеловато на первых двух этапах. А когда «расплылся», всё пошло по накатанной. Надеялся на дистанции 100 м на спине выплыть из 49 секунд. Рад, что это получилось.

– Ровно год назад на чемпионате Европы в Глазго, также в эстафете, вы установили мировой рекорд на 50 м на спине. Это эстафета так мотивирует?

–  Для меня нет большой разницы, где показывать высокие результаты. В этот раз рекорд был после двух дистанций на 200 м на спине. Это они дали мне такой толчок: я разогрелся, хорошо все проработал и на кураже проплыл в эстафете.

ISL / Mine Kasapoglu

На следующий день плыл «сотню» уже отдельно, показав время чуть хуже, чем в эстафете, но также лучшего предыдущего мирового достижения.

Но были эстафетные заплывы, например, как на чемпионате мира по короткой воде в 2018 году, где меня поставили последним этапом на 4х100 м вольным стилем. Там ответственность и мотивация, чтобы не подвести команду, были очень высокие.

– Сейчас все дистанции на спине получается плыть одинаково хорошо или есть приоритетные?

– В Будапеште мне удалось показать свой лучший результат и на 200 метров — впервые с 2017 года. До этого не получалось ее нормально проплыть. Сейчас на этой дистанции участвовал в 6-7 этапах, поэтому была возможность ее потренировать.

– Кроль в вашем арсенале тоже есть?

– На Мировой лиге кролевые дистанции плыл только в эстафетах. Правда, не на первом этапе, но там я тоже показал лучшие личные результаты. Так что о кроле не забываю. Просто в команде, которая состояла из 30 человек, были пловцы, специализирующиеся именно в этом стиле. Их и ставили на эти дистанции. А спинистов было только трое – я, Евгений Рылов и американец Мэтт Греверс. Поэтому нам приходилось «закрывать» всю спину.

— Какие дистанции будете плыть на чемпионате России?

— Те же, что и в Будапеште.

ISL / Mine Kasapoglu

— Безопасное проведение соревнований в период пандемии по принципу «пузыря» оказалось эффективным?

– Думаю, да. У нас никто во время соревнований коронавирусом не заразился. Я не имею в виду случаев, когда спортсмены сдавали положительные тесты по приезду. Но они отбывали положенный карантин, и потом могли участвовать в турнире.

— Как всё было организовано?

— После сбора в Турции мы прилетели чартерным рейсом, на котором были только участники соревнований, в Венгрию. По прибытии у всех взяли анализы, и до получения результатов все находились в изоляции. Потом тесты на коронавирус сдавали каждые пять дней. Жили в номерах по одному человеку, при этом команды занимали целый этаж. В плане общения никаких ограничений не было. Единственное — мы это делали с соблюдением социальной дистанции и в масках, снимать которые можно было только в номере. Из отеля выходить никуда было нельзя. Могли только заказывать доставку еды.

У каждой команды был автобус, который отвозил в бассейн по своему расписанию. Там во время тренировок и соревнований команды занимали определенное место, и мы никак не пересекались.

На острове Маргит, где располагался наш отель, мы могли плавать в открытом бассейне. Он был накрыт шатром, так как на улице было прохладною. Там мы тренировались первые три недели, когда было много спортсменов. Потом все переместились в закрытый бассейн.

– По окончании соревнований вечеринка была?

–  Только праздничный ужин.

— В Будапеште лучшие пловцы мира выступали в интернациональных командах. Какая атмосфера царила между спортсменами?

— Дружеская. Мы все общались между собой, поддерживали друг друга. Проблем или каких-то неприязней ни с чьей стороны не возникало.

LEN

— Даже от американки Лилли Кинг, известной предвзятым отношением к российским пловцам?

— Признаться, я за ней не наблюдал. И о каких-то подобных инцидентах не слышал.

– После того как в Москве закрылся бассейн Олимпийский, где теперь находится ваша основная тренировочная база?  

– Это 50-метровый закрытый бассейн «Динамо» на Водном стадионе.

–  Какой настрой на следующий год?

– Есть большое желание работать, отбираться и участвовать в Олимпийских играх в Токио. Поэтому хочется, чтобы они состоялись, и мы хорошо к ним подготовились.

Маргарита Балакирева, Служба информации ОКР