/МОСКВА-80/ Анатолий Белоглазов: «Без победы брата своей золотой медали был бы не рад»

На Олимпийских играх 1980 года советские борцы вольного стиля завоевали семь золотых, одну серебряную и одну бронзовую награду. На верхнюю ступень пьедестала поднялись, в том числе Анатолий (весовая категория до 52 кг) и Сергей (до 57 кг) Белоглазовы. Они стали первыми в истории вида спорта братьями–близнецами, одновременно завоевавшими титулы Олимпийских чемпионов.

Всего в рамках Игр-80 с 20 по 31 июля в универсальном спортивном комплексе ЦСКА на Ленинградском проспекте 266 борцов греко-римского и вольного стилей разыграли 20 комплектов наград. На московские ковры выходили представители 35 стран.

12 раз в честь наших спортсменов под сводами спорткомплекса ЦСКА звучал гимн СССР. Трижды советские борцы поднимались на вторую и дважды на третью ступень пьедестала.

— Чем еще, как не золотой медалью могут запомниться домашние Олимпийские игры? Мы отдали очень много сил, долго готовились и на награды другого достоинства даже не настраивались. В Москву приехали сильнейшие борцы-вольники планеты, все наши основные соперники, — рассказал в интервью Службе информации ОКР Олимпийский чемпион, трехкратный чемпион мира по борьбе Анатолий Белоглазов. – В 1980 году нам с братом еще не было и 24 лет. Рядом боролись опытные и титулованные кумиры. Например, Сослан Андиев. Попасть в сборную по вольной борьбе — задача не из легких. Уровень конкуренции в СССР был запредельный. Так что сам факт включения в олимпийскую команду – лучшее воспоминание о тех днях.

Sputnik / А. Родионов

— Как в дни Игр-80 выглядела Москва?

— В городе царила потрясающая атмосфера. Уровень организации поражал даже наших зарубежных друзей. Когда устраивал для них экскурсии, не мог нарадоваться, какая вокруг красота и чистота. Олимпийские игры в Москве были самыми лучшими. Поверьте, мне есть с чем сравнивать. В разные годы я успел побывать еще на шести Играх.

— Вы принимали участие в церемонии открытия соревнований в Москве?

— Открытие всей командой смотрели по телевизору, так как в тот день были еще на спортивной базе «Стайки», расположенной недалеко от Минска. В Белоруссии у нас проходил заключительный сбор, поэтому в Олимпийскую деревню мы заехали за неделю до старта турнира борцов-вольников.

— Но увидеть церемонию закрытия своими глазами вам уже удалось?

— Конечно! После прохождения круга почета, спортсмены отправились на специальную трибуну, расположенную рядом с ложей для глав государств. Так что на закрытии я сидел недалеко от Леонида Ильича Брежнева!

Кстати, немногие знают, что в ряды Олимпийской команды СССР в тот день затесался один монгол — Нанзадйин Бургедаа, боровшийся со мной в одной весовой категории. Бедолага заблудился, отстал от своей делегации и не мог найти свое место. Языка-то никакого кроме монгольского не знает. Пришлось посадить его рядом с собой — не бросать же коллегу по цеху.

— Чем еще запомнился тот вечер на стадионе «Лужники»?

— На трибунах из цветных листов бумаги выкладывали различные фигуры и рисунки. Это выглядело очень красиво. Еще тогда удивлялся, насколько слаженно действуют участники церемонии, ведь если один из них запоздает хотя бы на секунду, появится пробел.

Ну а когда медвежонок Миша улетел в небо… Болельщики, туристы и спортсмены не могли сдержать слез. Эти кадры трансляции облетели весь мир. Очень сильное режиссёрское решение. Такого трогательного момента я не видел больше нигде.

РИА Новости / Моргулис

— Поговорим о спортивной составляющей: какая схватка запомнилась больше всего?

— Пожалуй, с уже упомянутым Нанзадйином Бургедой. На тот момент он был чемпионом мира по самбо. Кроме того, у монголов есть свои национальные виды борьбы, где схватки проходят преимущественно в стойке. Из-за этого начало поединка у меня не задалось. Он несколько раз сравнивал счет, много боролся ногами и не давал перевести встречу в партер. Уж очень был устойчивый.

Мои многочисленные атаки раз за разом разбивались о его защиту. Тем не менее я смог уложить Бургеду на ковер и завершить схватку победой. Финал же после этого провел на одном дыхании.

— На следующий день после вашего триумфа «золото» выиграл Сергей Белоглазов. Как-то напутствовали брата-близнеца перед решающей схваткой?

— Мы привыкли идти «ноздря в ноздрю», возвращаться домой с одинаковыми медалями. Лишь раз в жизни, на чемпионате мира-1975 среди молодежи, я стал победителем в весе до 48 кг, а Сережа – вторым в категории до 52 кг. Без его победы своей золотой медали был бы не рад. Поэтому очень переживал за брата и о своем «золоте» забыл сразу же после церемонии награждения.

Конечно же старался как-то помочь, но только психологически, ведь советы ему давали опытнейшие тренеры. В итоге Сергей ярко выиграл свой финал и вслед за мной стал Олимпийским чемпионом.

wrestling.life

— Какой сувенир, помимо золотой медали, привезли домой с Игр-80?

— Конечно же Олимпийского Мишку! Он до сих пор стоит дома. Осталось много различных значков. Очень удивился, когда прошлым летом во время поездки на мастер-класс в Америку к нам с братом подошел болельщик и попросил оставить автографы на оригинальном спортивном костюме, в котором советские олимпийцы выступали на Играх-80.

Я был в шоке! Американец до последнего не верил, что мы прилетим в США, а затем пересек всю страну, чтобы показать нам сувенир, купленный в Олимпийской деревне, и получить автографы. Мы долго с ним общались, рассматривали фотографии, сделанные в Москве почти 40 лет назад.

— Чем жила в дни Игр Олимпийская деревня?

— Там было классно! После соревнований остались в ней еще почти на неделю, настолько не хотелось уезжать: болели за представителей других видов спорта, общались с иностранцами, ходили на дискотеки. С большим интересом наблюдали за тренировками легкоатлетов на стадионе Олимпийской деревни. Для меня всё было в диковинку. Все-таки – первые Игры в карьере. Новая, особенная олимпийская атмосфера, находиться в которой хотелось как можно дольше.

— Как был обустроен быт спортсменов?

— В деревне было предусмотрено вообще всё: культурная программа, с лихвой компенсировавшая пропуск церемонии открытия, отличное питание и даже храмы практически всех конфессий мира. Организаторы сделали так, чтобы спортсменам было не только комфортно, но и уютно находиться в Москве. Уверен, это помогло некоторым олимпийцам показать высокий результат!

Савва Тимофеев, Служба информации ОКР