/МОСКВА-80/ Анатолий Старостин: «На финише поле стадиона «Битца», как после боя, было устлано телами»

Успех к пятиборцу Анатолию Старостину пришёл на Играх XXII Олимпиады в Москве в возрасте 20 лет. Он стал обладателем двух золотых наград, в личных и командных соревнованиях, и был внесён в Книгу рекордов Гиннесса как самый молодой Олимпийский чемпион в современном пятиборье в личном первенстве.

На Играх-80 в этом виде участвовали 43 спортсмена из 17 стран (12 полных команд), которые разыграли два комплекта медалей. Среди команд основная борьба велась между сборными СССР, Венгрии и Швеции. Советские спортсмены — Анатолий Старостин, Павел Леднёв и Евгений Липеев — одержали победу, набрав 16126 очков. На вторую ступень пьедестала почета поднялись венгры (15912), на третью – шведы (15845).

В личном зачете одним из главных конкурентов Анатолия Старостина был венгр Тамаш Сомбаттхей. В итоговом протоколе спортсменов разделили 66 очков (5568 против 5502). «Бронзу» в последнем виде пятиборья – кроссе, из рук шведа Сванта Расмусона вырвал легендарный советский атлет, участник четырех Олимпиад Павел Леднев. Он обошел соперника на 9 баллов.

modpen.uz

– В современном пятиборье считается, что высоких результатов может добиться только опытный спортсмен. И в то время для 20-летнего юноши желание попасть на Олимпийские игры было чем-то недостижимым. Но, выиграв в 18 лет юниорское первенство мира, а через год попав во взрослую сборную, я понимал, что смогу побороться за место в олимпийской команде, – рассказал Службе информации ОКР двукратный Олимпийский чемпион Анатолий Старостин.    

– В Советском Союзе в пятиборье была сильная конкуренция?

– У нас была длинная скамейка запасных, и чтобы пробиться в сборную страны нужно было сильно потрудиться. Для начала надо было попасть в восьмерку сильнейших, которая определялась по рейтинговым очкам, набранным на квалификационных соревнованиях. Затем спортсмены приглашались на сборы, где отбирали трех лучших.

В эту тройку вместе со мной проходили Евгений Липеев и Алексей Пальянов. Но в нашем виде спорта есть такая специфика – в команду обычно привлекаются опытные спортсмены, которые стабильно выступают и показывают надежные результаты. Таким в нашей сборной был самый известный и титулованный пятиборец, Олимпийский чемпион, 37-летний Павел Леднев. Несмотря на то, что по очкам он в тройку не попадал, руководство рекомендовало включить его в команду. Встал вопрос, кого из команды убирать. У меня и Липеева, которому к тому времени исполнилось 22 года, были самые сильные рейтинговые позиции, поэтому нас оставили, а Пальянов перешел в статус запасного.

РИА Новости/Александр Лыскин

– Такая тактика оправдала себя?

– Павел Леднев был самым опытным спортсменом в пятиборье, ведь для него это была уже четвертая Олимпиада. Перед стартами он сумел нас правильно настроить, сказав, чтобы мы в первую очередь думали о том, как лучше выступить в команде.  Признаюсь, что имея рядом надежную спину ветерана, нам, молодым, было легче выступать.

— У вас была возможность опробовать спортивные олимпийские объекты?

– Спортивные сооружения сдавались в эксплуатацию к началу Игр, и заранее готовиться на них было невозможно. Даже во время соревнований они еще пахли краской. Единственное, где мы смогли побывать, – на конноспортивном комплексе «Битца» и на стрельбище в Мытищах. В бассейн «Олимпийский» и в спорткомплекс ЦСКА, где проходили соревнования по фехтованию, мы попали уже во время олимпийских состязаний.

– На домашних Играх выступать сложнее?  

– Олимпийские игры – самые важные соревнования для любого спортсмена. Тем более те, которые проходят у тебя в стране. Выступить в Москве плохо – это даже не рассматривалось. Я понимал, что должен попасть как минимум в тройку, иначе смысла в моем участии не было.

– Кто были вашими соперниками?  

– В то время сборная СССР была достаточно сильная, и это подтверждали результаты соревнований, которые проводились перед Играми. Основные конкуренты, которые могли претендовать на олимпийские медали были в сборных Великобритании, Венгрии, Финляндии, Польши, чью команду возглавлял Олимпийский чемпион 1976 года Януш Печак. Все они приехали в Москву. Отказались от участия итальянец Даниэль Масала и американец Роберт Ниман. Но наши результаты были настолько высокими, что им было бы сложно бороться за высокие места.

– В каком формате проходили соревнования?

– Состязания пятиборцев сильно отличались от тех, что проходят сейчас. Тогда на каждый вид выделялся один день. Было больше участников, поэтому в фехтовании проводили большее количество боев. Стреляли из малокалиберного пистолета — совсем иной формат. Дистанции тоже были другие. Мы плыли 300 метров, теперь – 200. И кросс у нас был 4 километра. Сейчас появился новый вид, «комбайн», в котором объединили бег со стрельбой. Соответственно, дистанция стала короче.

РИА Новости/Игорь Уткин

– Вы были на церемонии открытия Игр?

– На открытие мы не пошли, потому что пятиборцы были одними из первых, кто начинал свои соревнования. На следующий день у нас были состязания по конкуру, которые во многом определяли дальнейший ход борьбы.

– Как всё проходило?

– Для меня это был самый сложный вид. В пятиборье лошадь достается по жребию. И мне попался конь, который мог перечеркнуть все наши притязания на медали. До меня на нем ехал финский спортсмен, которому не удалось с ним справиться, и он получил всего 800 очков из 1100 возможных. Если бы я проехал так же, то мы не смогли бы бороться за призы.

В итоге с развалом одного препятствия я заработал 1068 очков. Липеев это вид выиграл, Леднев тоже набрал хорошие баллы.

После второго вида – фехтования, начали определяться лидеры. У меня было 29 побед, а у Леднева на одну больше. Хороший результат был и у Евгения, поэтому мы вошли в тройку лидеров.

В стрельбе я показал почти максимальный результат – 198 очков из 200 возможных. У Леднева было 195. Дальше случилось непредвиденное. Липеев допустил промах, после которого он сильно потерял позиции личном первенстве, а в командном зачете мы сразу откатились назад. В этой ситуации мы старались поддержать Евгения, чтобы он не опускал руки и дальше боролся за команду.

Следующим видом пятиборья было плавание. Перед заплывом чувствовалось сильное напряжение, ведь все хотели показать хороший результат. Например, британец Роберт Найтингейл ради улучшения своих секунд побрился налысо и сбрил бороду, которая являлась частью его имиджа. Но и это ему не помогло попасть в тройку.

РИА Новости/Сергей Гунеев

Плавание было не самой сильной дисциплиной у Леднева. Тем не менее в свои 37 лет он показал личный рекорд, улучшив его на секунду.

Результаты, показанные в бассейне «Олимпийский», позволили нашей команде выйти вперед, а мне начинать заключительный вид программы, кросс, в статусе лидера. Перед нами стояла задача не подпустить венгров, потому что они могли опередить нас по очкам. А мне в личном первенстве важно было не проиграть 20 секунд ближайшему сопернику.

Старт нам давали с интервалом в секунду, и я, как лидер, бежал последним. По ходу дистанции меня вели по соперникам и корректировали забег. У своего конкурента я выигрывал секунд 20 и смысла бежать быстрее не было. Надо было лишь эту позицию удержать.

В этот день была очень сильная жара. Трасса проходила в болотистом месте битцевского лесопарка, где от сильного испарения влаги становилось очень душно.

Вбегая на стадион «Битца», увидел картину, напоминавшую кадры из фильма «Спартак», когда после боя все поле было устлано телами. Все спортсмены после забега, обессилев, падали на землю. После финиша я старался держаться на ногах и двигаться дальше, понимая — если остановлюсь, то буду лежать вместе с остальными.

– Что вы чувствовали во время награждения?

Дело в том, что все хотели, чтобы в личном зачете выиграл Павел Леднев, и, таким образом, красиво завершил карьеру. На церемонии я чувствовал себя неловко, и из уважения к нему старался особой радости от победы не показывать.

Но считаю, что и для него эти Игры закончились успешно. Золотая медаль в командном первенстве и личная «бронза», на которую никто уже и не рассчитывал, выигранная им за счет кросса, стали хорошим завершением его спортивной карьеры.

– После соревнований вы еще долго оставались в Олимпийской деревне?

– Нас оставили еще на неделю, чтобы мы могли насытиться атмосферой. И праздник получился на славу! В Москву приехали все лучшие эстрадные коллективы страны, для нас в Олимпийской деревне они устраивали концерты.

В столовой можно было попробовать блюда со всего мира. Мы в основном объедались йогуртами, которые тогда больше нигде не продавались. В городе можно было достать эксклюзивные вещи — я покупал сувениры с олимпийской символикой и книги, которые появились в продаже только во время Игр.

На закрытие, кстати, я тоже не попал — уже уехал домой. Смотрел церемонию по телевизору. Это был настоящий спектакль!

Маргарита Балакирева, Служба информации ОКР