/МОСКВА-80/ Андрей Крылов: «Думали, вот закончатся соревнования, тогда и наедимся»

На Играх-80 в Москве в бассейне СК «Олимпийский» в соревнованиях по плаванию было разыграно 26 комплектов наград. Сборная СССР выиграла 22 медали – 8 золотых, 9 серебряных и 5 бронзовых. Этот результат до сих пор является для отечественных пловцов лучшим в истории выступлением на олимпийских состязаниях.

Специально построенный к Играм бассейн «Олимпийский» назвали скоростным: в нем во время соревнований было обновлено 10 мировых и 22 олимпийских рекордов!

Одно из высших мировых достижений принадлежало 20-летнему Владимиру Сальникову. Он первым в истории проплыл дистанцию 1500 метров быстрее 15 минут — 14:58,27 сек. Всего же в копилке героя московских Игр три золотые медали – на 400 и 1500 м вольным стилем, а также в кролевой эстафете 4×200 м, которую называют «гордостью нации».

В финале этой эстафеты помимо Сальникова приняли участие Сергей Копляков, Ивар Стуколкин и капитан команды Андрей Крылов.

– На Олимпийских играх 1976 года мы проиграли в эстафетном плавании 4х200 м американцам, заняв второе место. И в Москве хотели взять реванш. Команда у нас была очень хорошая, ровная, а Сергей Копляков к тому же являлся обладателем рекорда мира на 200 м вольным стилем. Не знаю, чем всё это могло закончиться в очном соперничестве, но бой мы бы дали серьезный, – рассказал в интервью Службе информации ОКР Олимпийский чемпион и двукратный серебряный призер Игр-80 Андрей Крылов.

olimp-history.ru

– Отсутствие сборной США повлияло на результаты пловцов?

– За исключением американцев, остальная плавательная элита в Москву приехала – немцы из восточной Германии, которые на тот момент были сильнейшей командой мира, австралийцы, англичане. Поэтому конкуренция была не менее напряженной.

Что касается эстафеты 4х200 метров, то здесь, конечно, основными соперниками были пловцы США. И именно с ними мы собирались бороться.

– Как вас распределили по этапам?

– Начинал эстафету Сергей Копляков, который уже стал обладателем золотой медали на дистанции 200 м вольным стилем.  Я в том заплыве показал второй результат. На следующий этап поставили Владимира Сальникова, на третий — Ивара Стуколкина. А я, по сложившейся традиции, как и на других международных соревнованиях, завершал эстафету.

Ребята очень хорошо отработали свои этапы и сделали довольно большой задел. Поэтому мне лишь оставалось в комфортной обстановке завершить этот заплыв.

– Получив золотую медаль, какие чувства испытали?

–  Наслаждаться радостью победы было некогда, потому что на следующий день мне, Володе и Ивару нужно было плыть финал 400 м вольным стилем. К слову, в этом виде нам удалось занять весь пьедестал почета.

– На какой из трех дистанций, в которых принимали участие, было больше переживаний?

– Каждый старт ответственный и нельзя выделять что-то одно. Олимпийские игры такого не прощают.

– В бассейне «Олимпийский» было установлено много рекордов. А для вас московская вода была «легкой»?

– Лично у меня такого понятия нет вообще. Всё зависит от подготовленности пловца. Если он готов, то и вода для него хорошая.

РИА Новости / Сергей Гунеев

— Вы были капитаном команды. Это накладывало дополнительные обязанности?

— Только организационные — донести до команды необходимую информацию.

–  Была возможность опробовать бассейн раньше, чем другим спортсменам?

– Согласно правилам проведения соревнований, всем участникам должны предоставить равные условия. Поэтому у нас каких-то привилегий в этом плане не было. Вместе с остальными пловцами начали готовиться в «Олимпийском» за две недели до старта.

– Какое первое впечатление произвел бассейн?

– Мы выступали за границей на многих крупных соревнованиях и видели немало современных спортивных сооружений. Но у нас в стране бассейна такого уровня не было. И когда к Играм возвели этот комплекс, мы испытали гордость.

– Сложно выступать на домашних Играх?

– Ответственности намного больше. И это был очень сильный мотивирующий фактор. Фраза: «Отступать некуда — позади Москва!», тогда часто звучала.

– Как вас настраивали перед стартами?

– Главный тренер сборной Сергей Михайлович Вайцеховский в этом отношении был большой специалист. Он очень хорошо чувствовал психологический настрой команды. Понимал, что если каждый будет в одиночестве решать свои задачи, то это вдвойне усилит напряженность спортсмена. Поэтому он организовывал для нас экскурсии, поездки, встречи с интересными людьми. При этом все пловцы были на виду, что позволяло корректировать их психологическое состояние.

­– Какие-то встречи вам запомнились?

– Да. До сих пор вспоминаю концерт супругов Никитиных. Они тогда приезжали на базу «Озеро Круглое», на которой мы тренировались. Очень душевное было выступление.

– А во время соревнований ходили на концерты?

– В Олимпийской деревне находился большой культурный центр, там было много концертных площадок. Их посещение даже приветствовалось нашим руководством, поскольку там мы могли снять лишнее напряжение.

– Чем еще запомнилась Олимпийская деревня?

– В Москве условия для спортсменов были на порядок лучше, чем в Монреале на предыдущих Играх. Это касалось и организации, и сервиса. Питание в столовой было очень разнообразным. Правда, пловцам есть много нельзя, потому что нужно было держать вес. Мы думали: «Вот соревнования закончатся, тогда и наедимся». Но произошел обратный эффект. От накопившейся усталости нам уже ничего не хотелось.

ТАСС

– Москву удалось посмотреть?

 Во время соревнований у нас было очень жесткое расписание, поэтому мы никуда не ходили. А после завершения стартов сразу уехали домой, освободив номера для спортсменов, которые выступали во второй половине олимпийской программы. Но по дороге в бассейн мы отмечали, как Москва преобразилась. Если в начале Игр город был полупустой, то потом он наполнился болельщиками, гостями, туристами.

– Как вас чествовали?

–  На все крупные соревнования приезжали деятели искусства — поддержать спортсменов. И тогда ни одно подобное событие не обходилось без участия Александры Пахмутовой и Николая Добронравова. Их присутствие всегда поднимало командный дух и придавало оптимизм, который они излучали.

– Какие-нибудь сувениры остались на память?

– Олимпийский мишка. Когда росли дочери, а теперь и внучка, то показываем его только издалека. Бережем! Но, конечно, самые памятные «сувениры» тех Игр — медали. Я не любитель развешивать их на стены, поэтому они хранятся в отдельно отведенном месте.

– Какое самое яркое воспоминание осталось после Игр в Москве?

– Когда сошел с поезда на московском вокзале Ленинграда было ощущение, что вернулся домой, как после тяжелой экспедиции. Потом смотрел по телевизору ватерпольные матчи в «Олимпийском» и закрытие Игр, и даже не верилось, что я был участником этого грандиозного спортивного события.

Маргарита Балакирева, Служба информации ОКР