/МОСКВА-80/ Любовь Козырева: «Даже через 23 года японки пытались доказать, что сильнее нас»

Советские волейболисты стали единственными представителями игровых видов спорта, которым удалось показать на Олимпийских играх в Москве стопроцентный результат. Золотые медали завоевала и мужская команда, которой руководил Вячеслав Платонов, и женская сборная, возглавляемая Николаем Карполем.

Матчи проходили на Малой спортивной арене и в УСЗ «Дружба» на территории «Лужников». В мужском турнире участвовали 10 команд, на первом этапе разделенные на две группы. Четыре лучших коллектива продолжили борьбу за медали, разбившись на две полуфинальные пары. Сборная СССР последовательно выиграла шесть матчей, отдав соперникам всего два сета. В финале команда Платонова переиграла Болгарию — 3:1 (15:7, 15:13, 14:16, 15:11).

Советские волейболисты выступали в Москве в следующем составе: Вячеслав Зайцев, Владимир Дорохов, Александр Ермилов, Владимир Кондра, Вильяр Лоор, Александр Савин, Олег Молибога, Валерий Кривов, Федор Лащенов, Владимир Чернышев, Павел Селиванов и Юрий Панченко.

Формат женского турнира был схожим, с той лишь разницей, что в каждой из двух групп выступали по четыре команды. Сборная СССР, основной костяк которой составляли игроки свердловской «Уралочки», прошла всю дистанцию без осечек, выиграв все пять матчей. В непростом финальном поединке была повержена команда ГДР — 3:1 (15:12, 11:15, 15:13, 15:7).

Чемпионками Игр-80 стали следующие игроки: Елена Андреюк, Елена Ахаминова, Светлана Бадулина, Любовь Козырева, Лидия Логинова, Ирина Макогонова, Светлана Никишина, Лариса Павлова, Надежда Радзевич, Наталья Разумова, Ольга Соловова, Людмила Чернышева.

Своими воспоминаниями об олимпийском турнире в Москве в интервью Службе информации ОКР поделилась Любовь Козырева. Помимо «золота» Игр-80 в составе сборной СССР она завоевала медаль аналогичного достоинства на чемпионате Европы-79 и стала бронзовым призером чемпионата мира-78.

— В октябре 1978 года советскую сборную возглавил Николай Карполь. Как изменилась команда после этого и как вас «подводили» к Олимпийским играм?

— Фактически сразу после смены тренера мы начали готовиться к Играм в Москве. В 1979-м выиграли Универсиаду в Мексике и чемпионат Европы, заняли первое место на турнире в Америке. То есть выступали тогда в целом удачно. При этом постоянно находились на сборах, тренировались по 8 часов в сутки. Работали в Алуште, Свердловске, Новогорске.

— Та сборная была составлена преимущественно из игроков «Уралочки». Как вам такой принцип комплектования команды?

— Меня, по сути, заставили играть за клуб из Свердловска. Как игрок основного состава сборной я должна была выступать за них и провела там предолимпийский сезон. Честно говоря, на мой взгляд, это не совсем справедливо по отношению к другим. В СССР было огромное количество игроков. На сборы приглашали 24 человека, потом часть из них отсеивали. В итоге из 12 волейболисток сборной восемь представляли «Уралочку». Мне кажется, можно было задействовать более сильных девочек из других команд. Хотя, раз мы выиграли, значит это решение было верным.

— Тогда в женском волейболе главным было соперничество СССР и Японии, которая на Игры-80 не приехала…

— Они всё время хотели доказать, что сильнее нас. И в 2003 году предложили провести матч. Мы собрались и полетели по их приглашению в Японию, причем не в полном составе – даже не тренировались. А они, как выяснилось, отнеслись к этой игре максимально серьезно — сидели на сборах, специально готовились. Естественно, они победили (смеется)

— То есть даже 23 года спустя в них сидела заноза обиды за то, что не поехали тогда в Москву?

— Конечно. Думаю, она сидит во всех, кто не участвует в таких соревнованиях. Ведь в 1984-м году уже мы не поехали в Лос-Анджелес. Тогда я попадала в состав сборной, могла бы выступить на вторых Олимпийских играх. И тоже было обидно. Да, провели соревнования «Дружба-84», но это несравнимо.

— В то время серьезно котировалась Куба, но она в Москве стала только пятой. Почему, как думаете?

— Команды все были ровные. ГДР, Болгария, Венгрия, Куба. Поэтому конкуренция между ними развернулась серьезная. Ну а мы были сильны, поэтому именно наша команда завоевала олимпийское «золото».

— Были ли на церемонии открытия?

— Да. На закрытии мы не были, поскольку уже разъехались по домам, а вот в церемонии открытия участвовали. Конечно это впечатлило. Много команд, все по-своему прекрасны. Одежда, флаги – всё было очень красочно. У нас умеют проводить такие церемонии на высшем уровне.

— Считается, что для спортсменов это дополнительная нагрузка – нужно долго стоять, ждать своего выхода во время парада атлетов. Действительно устали?

— На похожем параде я была в Мехико во время Универсиады. Вот там действительно было очень тяжело – высокогорье, духота. В Москве было полегче. Жарко, но терпимо. К нашему климату мы привыкли.

— В первом матче вы встретились с Перу. Легко выиграли первую партию, и тут же уступили вторую. Волновались?

— Разумеется. Нет спортсмена, который не волнуется. Просто один справляется с этим, а другой нет. Я легко преодолевала нервное напряжение. Мне нравилось играть, тренироваться, и давалось это несложно.

— Дополнительные «накачки» перед стартом практиковались?

— А как же. Это святое! (смеется) Но патриотизм необходим, поэтому ничего плохого в этом не вижу.

— Жили в Олимпийской деревне?

— Да. Хотя и в Новогорск тоже приезжали. А уже после Игр-80 клуб ЦСКА выделил мне квартиру в Олимпийской деревне. Хорошее место – красивая центральная аллея, приятные дворы. Во время соревнований атмосфера в деревне была замечательная. Жили все дружно. Постоянно проводили концерты, но я на них не ходила, поскольку было некогда. С утра разминка, потом игра, после которой восстановление. Никаких выходных, разумеется, не было.

— Столовая нравилась?

— Кормили очень вкусно. Выбор продуктов для того времени был вообще фантастический. Разные соки, фрукты, овощи. Всё было замечательно.

— Какой матч был самым сложным?

— Финальный против ГДР. У них была сильная команда – мощные, высокорослые девочки. Фанаты своего вида спорта. Они сдались в борьбе, что тут говорить. Нам было сложно. Меня на площадку выпустили не с первых минут. Когда начали проигрывать, вышла на замену. И, считаю, сыграла не последнюю скрипку в том финале.

— О тренерских методах Николая Карполя ходят легенды. Как воспринимали его жесткость?

— Никак. «Мои» тренеры – это первый наставник Людмила Аркадьевна Полякова, у которой я занималась в Сергиевом Посаде, и Мирон Исаакович Винер в ЦСКА. А Карполя воспринимала так, как нужно. Я – игрок сборной, и должна работать с тем, кто ее возглавляет. Нравится или нет — здесь не спрашивают. Это ведь не индивидуальный вид спорта. Безусловно, отношусь к нему с уважением. Ведь не просто так он 20 лет был в сборной, побеждал на Олимпийских играх. Значит, всё правильно. Тренер и не должен был тряпкой.

— То есть жесткость оправдана?

— Каждый человек индивидуален. И не ко всем подход должен быть такой, как у Николая Васильевича. Хотя, этого у него не отнять, свою «Уралочку» Карполь любил, и для ее игроков делал всё.

— Какой момент олимпийского турнира запомнился больше всего?

— Последнюю передачу в финальном матче на Елену Ахаминову отдала я. Мы забили мяч и выиграли – это и запомнилось. Потом была огромная радость. Да, какое-то время чувствовала небольшую неудовлетворенность от того, что не все команды участвовали в тех Играх. Но сейчас смотрю на это уже по-другому, спокойнее. Со временем понимаешь – почему нет? Представляете, как обидно спортсменам, которые могли поехать только на одни Игры, но не получилось из-за бойкота? А здесь – мы стали олимпийскими чемпионами. Это главное.

— Какой вспоминаете олимпийскую Москву?

— Красивой. Чистота, порядок, пьяных нигде не было. Тогда появились первые большие клумбы на улицах. Москва была конечно неповторимая. Хотя мы рассматривали ее в основном из окна автобуса.

— С кем из той чемпионской команды поддерживаете связь?

— Общаюсь с Наташей Козловой, которая в девичестве была Разумова – она живет неподалеку. Перезваниваемся со Светой Сафроновой (Бадулиной). Только однажды, на 30-летие Олимпийских игр, вся команда собиралась в Екатеринбурге.

— На призовые за «золото» удалось что-то памятное приобрести?

— Сначала обещали выделить всем по машине, но не дали. Призовых на автомобиль не хватало. А поскольку мне выделили в клубе квартиру, то премию потратила, чтобы её обставить. На память остался фарфоровый олимпийский мишка и коллекция сувениров, значков, которые собирала сама. В то время лучшим игрокам, как правило, дарили вазы. Вот этого у меня много.

— Ваша жизнь сильно изменилась после того, как стали чемпионкой Игр-80?

— На улицах стали узнавать, в магазинах.

— Можно назвать соревнования в Москве самым ярким событием в спортивной карьере?

— Конечно. Мне понравилось на Универсиаде, где мы тоже жили все вместе в отдельной деревне. Но Олимпийские игры – это самое яркое событие.

Илья Зубко, Служба информации ОКР