/Москва-80/ Мария Филатова: «В день открытия Игр после утренней тренировки пошла в лес, собрала грибочков»

Советские спортсмены на домашних Олимпийских играх в Москве завоевали 195 медалей, 80 из которых – золотые. Существенный вклад в копилку команды внесли гимнасты, 9 раз поднимавшиеся на верхнюю ступень пьедестала.

В соревнованиях женщин наши спортсменки завоевали 4 золотые награды из 6 возможных. Нелли Ким стала лучшей в вольных упражнениях, Наталья Шапошникова – в опорном прыжке, Елена Давыдова выиграла личное, а вместе с Натальей Шапошниковой, Нелли Ким, Марией Филатовой, Стеллой Захаровой и Еленой Наймушиной — командное многоборье.

— К Олимпийским играм 1980 года сборная СССР готовилась в Минске, — рассказала в интервью Службе информации ОКР двукратная Олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике Мария Филатова, завоевавшая на московском помосте еще и личную «бронзу» в упражнениях на брусьях. – Мы тренировались в Белоруссии и накануне Игр-1976 в Монреале. Сравнивая два предолимпийских сбора, могу сказать, что они были практически одинаковыми.

— Серьезная травма Елены Мухиной, полученная в Минске во время тренировки, не выбила из колеи?

— С Леной мы были очень близки, так что случившееся стало для меня шоком. В Минске спортсмены были поделены на две группы: «А» — основной состав, и «Б» — запасные. Мухина занималась с резервистами. Накануне злополучного падения ее тренер составил план занятий и улетел в Москву, чтобы выбить для абсолютной чемпионки мира место на домашних Играх.

Элемент, с которого Лена допустила срыв, был ею практически не отработан. Кроме того, она жаловалась на боли в спине и голеностопе. Да и настроения выступать на Олимпийских играх у нее уже не было.

После падения я всеми правдами и неправдами прорывалась в минский военный госпиталь. Оставалось только войти в палату, как путь мне перегородил военный врач. «Машенька, ты хочешь выступать на Олимпийских играх?» — спросил он. Я ответила: «Конечно». «Тогда не приближайся к этой двери. Там страшно,» — услышала «совет».

ТАСС

— Когда вы переехали из Белоруссии в столицу?

— Дней за десять до старта соревнований. Сначала жили на подмосковной базе «Озеро Круглое», а после официального опробования снарядов нас переселили в Олимпийскую деревню.

— И как жилось в Москве?

— В Олимпийской деревне, вне зависимости от страны проведения Игр, царит атмосфера всеобщего счастья и дружбы народов. Создается ощущение, что все ее жители – одна большая олимпийская семья. Если говорить об условиях, то советских гимнасток разместили в двух соседних квартирах. Было очень удобно.

— Какой момент пребывания в Олимпийской деревне запомнился больше всего?

— И в Монреале, и в Москве первым делом искала почту. Со всего мира мне шли телеграммы от друзей, родственников и простых болельщиков. Но читала я их всегда исключительно после выступлений.

В Москве больше всего писем получила 19 июля — в день рождения, который совпал с церемонией открытия. В 1976-м ходила на почту дважды: когда мне исполнилось 15 лет и перед «золотым» командным многоборьем.

— Где вам понравилось больше, в Москве или Монреале?

— Считаю, что Олимпийские игры сравнивать нельзя. Для некоторых спортсменов поездка на главные соревнования четырехлетия — как полет в космос. Событие всей жизни, которое можно пережить лишь однажды. Это пик карьеры для тренерского коллектива, незабываемые эмоции для семьи атлета.

— На церемонию открытия или закрытия московских Игр удалось попасть?

— В день открытия команда еще была на «Озере Круглом». После утренней тренировки я сходила в лес, собрала грибочков, которые потом отдала на кухню, затем снова отправилась в зал.

Закрытие смотрела в родном Ленинске-Кузнецком по телевизору. После соревнований мы сразу разъехались по домам. Остаться в Олимпийской деревне нам не разрешили.

Николай Науменков / ТАСС

— Какой момент соревнований больше всего врезался в память?

— Скажу откровенно, мне было радостно, когда Лена Давыдова стала абсолютной Олимпийской чемпионкой. На Играх-1976 первенствовала румынка Надя Команечи — звездочка номер один в мировой гимнастике XX века.

В Москве она совершила помарку и пропустила вперед Лену. Конечно, хотелось бы и самой выиграть. Но, увы, у меня было очень сильное «болтание» на бревне.

— А как же первая личная олимпийская медаль?

— Вы знаете, «бронза» заставила меня лишь улыбнуться, потому что брусья были моим самым слабым снарядом. Когда меня спрашивали, какие упражнения люблю больше всего, честно отвечала: «как в школе, какой предмет идет лучше и легче, тот и нравится».

Потом возненавидела и одновременно полюбила все четыре снаряда. Всё зависело от настроения. Когда отношения к ним стало одинаковым, сама себе сказала, что можно выигрывать многоборье. Но, чуть-чуть не вышла на пик формы к Играм-80.

— Расскажете об основных конкурентках?

— Конечно, это румынки. У них была очень сильная сборная. Что касается стран, бойкотировавших Олимпийские игры в Москве, то они не могли составить нам конкуренцию ни при каких условиях.

Фотоархив ТАСС

— В Москве вы стали двукратной Олимпийской чемпионкой. Эмоции от победы были такие же яркие, как и в Монреале?

— В 1979 году мы впервые проиграли румынкам в командном многоборье на чемпионате мира. На Играх-80 очень хотелось взять реванш, поэтому эмоции после победы буквально захлестывали. Была очень счастлива!

— Кто из артистов поздравлял женскую команду после этой победы?

— В 1976 году к нам приезжали Александра Пахмутова и Николай Добронравов. Как же Александра Николаевна тогда обрадовалась, что я меньше ее ростиком — всего 1 метр и 35 сантиметров! А вот когда встретились с ней после Игр-80, я уже была выше – целых полтора метра!

Все артисты, посещавшие Олимпийскую деревню, относились к нам с радушием. У них были открытые сердца. Они исполняли все песни, читали все стихи, которые мы просили.

— Поддерживаете контакты с партнерами по сборной?

— Естественно, но не как 40 лет назад. Все-таки в те годы мы практически всё время были вместе. Сейчас созваниваемся, поздравляем друг друга с днем рождения. Буквально пару дней назад общалась с Нелли Ким (Ким родилась 29 июля 1957 г.С.Т.).

— Какие олимпийские сувениры хранятся дома, помимо золотой медали?

— У меня никогда не было олимпийского Мишки. Только подарочные значки, которыми обменивались друг с другом спортсмены. Недавно увидела в магазине оригинального керамического медвежонка. Но после покупки не прошла и двух метров, как разбила его…

В итоге в интернете нашла еще одного Мишку, тоже 1980 года выпуска. Он пришел ко мне ровно за день до дня рождения. Теперь стоит на полочке, радует глаз и согревает воспоминаниями.

— На что потратили призовые?

— Сберкнижкой с олимпийскими призовыми полностью распоряжалась Галина Николаевна Маметьева, у которой я тренировалась. За второе олимпийское «золото» мне дали в родном городе квартиру. Вот ее на эти деньги наставница вместе с остальными девочками из спортивной школы Ленинска-Кузнецкого и обставляла, наводила в ней порядок.

kuzbass85.ru

— Олимпийские медали лежат на почетном месте?

— Я родилась в маленьком шахтерском городке. Как-то раз к нам приехала чета Маметьевых (тренеры Иннокентий Иванович и Галина Николаевна Маметьевы – С.Т.) у которой была мечта – построить самый большой в союзе спортивный зал. Естественно, реализовать такой проект в Ленинске-Кузнецком было невозможно, но они рискнули. Сначала государственным комиссиям рассказывали, что идет возведение крытого рынка. Когда врать стало невозможно, пришлось раскрыть все карты.

На зал собирали всем миром. В итоге город получил прекрасный манеж, а также лучший и самый известный музей спортивной гимнастики. В нем хранятся и мои награды: кубки мира, олимпийские медали.

— Как часто ходите с ними повидаться?

— Когда приезжают любители гимнастики из других регионов, периодически просят устроить для них небольшие экскурсии. Тогда и навещаю их.

За прошедшие годы какие-то моменты уходят из памяти. Вот раньше телевизоры как выглядели: черно-белые, квадратные, неуклюжие и страшненькие. А сейчас? Плоские, большие и красивые! Вот также и с гимнастикой: оглядываясь на 40 лет назад, кажется, что даже пятилетний ребенок сможет сделать, как делали мы. Спорт прогрессирует. И я считаю, что моё поколение дало самый большой толчок в сторону усложнения программ.

Савва Тимофеев, Служба информации ОКР