/МОСКВА-80/ Татьяна Казанкина: «Перед финалом судья подарил на удачу олимпийский рубль. Храню его до сих пор»

На Олимпийских играх 1980 года в Москве советские легкоатлеты завоевали 41 медаль – 15 золотых, 14 серебряных и 12 бронзовых, опередив сборную ГДР – одну из сильнейших на тот момент легкоатлетических команд мира.

Немецкие спортсмены выиграли 29 наград, из которых 11 — золотых. Столько же «золота» они увезли четырьмя годами ранее из Монреаля.

Всего же на Большой спортивной арене «Лужники» атлеты из 70 стран разыграли 38 комплектов наград: 24 – у мужчин, 14 – у женщин.

Одной из героинь легкоатлетических соревнований стала Татьяна Казанкина, победившая в беге на 1500 метров с новым олимпийским рекордом – 3.56,56.

На предыдущих Играх в Монреале она одержала две победы – на дистанциях 800 и 1500 метров. После успешного выступления в Канаде Татьяна оставила спорт, а через два года стала мамой. Но долго с дочерью Машей сидеть не пришлось. Татьяна решила возобновить карьеру, чтобы принять участие в Играх XXII Олимпиады в Москве.

– В Олимпийских играх стремятся участвовать все спортсмены, а выступать у себя дома почетно вдвойне. Именно это и заставило меня вернуться в спорт. Если бы Игры проходили в другой стране, то точно не стала бы этого делать, – рассказала в интервью Службе информации ОКР трехкратная Олимпийская чемпионка Татьяна Казанкина.

РИА Новости / Дмитрий Донской

– Кто вас убедил сделать такой решительный шаг?

– У нас состоялся совет, в котором участвовали тренер Николай Егорович Малышев, муж, его мама и я. На нем решили, что пока буду готовиться к соревнованиям, обязанности по уходу за дочкой возьмет на себя свекровь, а муж будет ей во всем помогать.

– Когда приступили к тренировкам?

– Начала делать легкие пробежки через полтора месяца после рождения дочери, а на первый сбор уехала, когда ей было всего три месяца. И это был самый тяжелый момент в жизни.

– Сложно было восстанавливаться?

– Было ощущение, как будто раньше никогда не бегала – настолько ослабли мышцы. И если бы я не знала примеров, когда после родов спортсменки возвращались в спорт и достигали высоких результатов, то, наверное, бросила бы эту затею. Сложнее всего было восстанавливать скоростные качества. Поэтому сразу же было решено, что буду готовиться только к одной дистанции – 1500 метров.

– Когда поняли, что набрали необходимые кондиции и готовы к соперничеству на высоком уровне?

– Где-то через год почувствовала, что нахожусь в неплохой спортивной форме. А весной уже стала показывать хорошие результаты.

– Как проходил отбор в команду?

– В 70-80-е годы в нашей стране конкуренция была очень высокой. И легче было выступить на международных соревнованиях, чем войти в состав сборной Советского Союза.  Олимпийский норматив был невысоким, поэтому важнее было попасть в тройку сильнейших на чемпионате СССР.

Тем не менее отбор на Игры-80 мне дался легче, чем за четыре года до того. В этот раз подготовка была планомерной и не было сильных перегрузок. Тренер очень осторожничал и старался не допустить травмы, чего не удалось избежать перед квалификацией на Игры в Монреале.

­– Кто вошел в состав олимпийский сборной?

– Вместе со мной отбор прошли Надежда Олизаренко и Любовь Смолка.

– Бойкот Игр сказался на уровне конкуренции?

– В нашем виде все сильнейшие соперницы – немки, болгарки и румынки – приехали в Москву. Поэтому конкуренция была не меньшей, чем на Играх в 1976 году.

РИА Новости / Валерий Шустов

– Какой тактики бега придерживались в финале?

– В Монреале моим главным оружием был быстрый финиш, когда на последних 200 метрах делала резкий рывок. Этот прием мои соперницы знали, поэтому с тренером решили, что в этот раз ускорение буду делать раньше – уже за 600 метров до финиша.

Первые 900 метров я никогда не бежала в лидерах — держалась в середине. Но всегда следила за тем, чтобы не допускать большого отрыва от первой группы. Также было опасно зацепиться за бровку или оказаться в «коробочке», где невозможно маневрировать.

– Родные стены помогали?

– Все ждали от нас только победы и это накладывало дополнительную психологическую нагрузку. В то же время мы постоянно чувствовали поддержку. Например, идем в Олимпийской деревне мимо парикмахерской, а нам вслед: «Девочки, заходите к нам, сделаем вас красавицами!». Приходим в столовую: «Какие же вы худенькие! Попробуйте это блюдо, а еще и то». И так было буквально везде.

Перед финалом, на последнем проверочном пункте, где измеряли длину шиповок, ко мне подошел судья и подарил олимпийский рубль. Сказал тогда: «Таня, он тебе поможет. Это – на удачу!». Храню его до сих пор.

– Куда вы его положили? Под пятку?

– Нет (смеется). Убрала в сумку с вещами. Боюсь предположить, какую бы тогда услугу мне оказала эта монета, если бы я ее положила под пятку.

ТАСС / Николай Науменков

– Была возможность посмотреть Москву?

– За пределы Олимпийской деревни мы никуда не ходили. Видели Москву только из автобуса. Это был красивый, чистый, праздничный и гостеприимный город. Москвичи из нашей команды, говорили, что можно было в магазинах всё купить без очередей и пойти в любой театр.

– Удалось сходить на какие-нибудь концерты в Олимпийской деревне?

– Да, конечно. Наши соревнования были во второй части программы Игр. Чтобы как-то отвлечься и не думать всё время о будущих стартах, мы посещали различные культурные мероприятия. Мне очень понравился концерт танцевального коллектива. Название сейчас не вспомню, но было очень красиво.

– Чествования чем-нибудь запомнились?

– И в Монреале, и в Москве нас поздравляли Александра Пахмутова и Николай Добронравов. Они каждому победителю посвящали стихи.

– Были на церемонии открытия и закрытия Игр-80?

– После соревнований мы практически сразу уехали в Италию на международные легкоатлетические старты, поэтому церемонию закрытия смотрели по телевизору. И очень жалели, что не смогли там присутствовать.

А вот на открытии нам удалось побывать. Признаться, это достаточно тяжелое испытание для спортсменов, потому что приходится очень долго стоять и ждать парада участников. Но когда наша команда выходила на стадион, трибуны буквально взорвались, приветствуя нас. Было очень волнительно.

– С иностранными спортсменами общались во время соревнований?

– Мы были знакомы со спортсменами ГДР, Болгарии, Румынии, поскольку часто встречались на сборах и соревнованиях. Общение всегда было дружеским. Мы до сих пор сохранили хорошие отношения.

Маргарита Балакирева, Служба информации ОКР