/МОЯ ИСТОРИЯ/ Владимир Сальников: «Победа на Играх-80 без мирового рекорда имела бы меньшую ценность»

Четырехкратный Олимпийский чемпион, 20-кратный рекордсмен мира, президент Всероссийской федерации плавания рассказал о своем соперничестве в бассейне с Брайаном Гуделлом, тяжелейших тренировках в США, мировом рекорде на 1500 метров, а также о том, почему ему аплодировала вся советская делегация на Играх в Сеуле.

ДОРОЖКА ЗВЕРЕЙ

– С 1976-го по 1982-й годы советские пловцы регулярно проводили сборы в США, — начал свой рассказ Владимир Сальников. — Тренировались мы в одном из лучших плавательных клубов США – он находился в городке Мишен-Вьехо (штат Калифорния), где всем заправлял Марк Шуберт, тренер моего основного соперника в то время, американца Брайана Гуделла.

Сборы обычно длились три недели. Тренировки были изнурительными, но нужный эффект они давали. В клубе занималось множество спортсменов разного уровня, поэтому во избежание хаоса бассейн негласно делился на разные зоны.

Самые слабые плавали только по восьмой дорожке. В случае улучшения результатов пловец переходил на 7-ю дорожку, в группу более сильных спортсменов, а затем двигался дальше.

Помню, что на каждой дорожке и на каждом отрезке дистанции разворачивалась самая настоящая битва. Вода в бассейне кипела, пока тренеры, выстроившись вдоль бортика, смотрели, кто и как выполнял то или иное задание.

Самой престижной, естественно, считалась дорожка номер один, получившая название «дорожка зверей». Оказаться среди тех, кто ценой нечеловеческих усилий, выдержав огромные нагрузки, завоевал право тренироваться на ней, было очень почетно. Мне, например, до «звериной дорожки» удавалось добраться лишь к концу тренировочного цикла.

Кстати, на одном из первых наших сборов в Мишен-Вьехо присутствовал Брайан Гуделл. Двукратный чемпион Игр-76 на дистанциях 400 и 1500 метров вольным стилем в то время учился в университете. В год, когда Гуделл выиграл обе свои золотые олимпийские медали, ему было всего лишь 17 лет. Я тогда только набирал обороты.

cska.ru

ПОЛТОРЫ СЕКУНДЫ ДО РЕКОРДА

— Строго говоря, наше соперничество с Гуделлом началось в 1976 году в Монреале. Для меня, 16-летнего юноши, эти Олимпийские игры стали первыми в карьере. Я не был первым номером в команде и поэтому чувствовал себя достаточно раскрепощенно.

Неожиданно для себя на тех Играх я оказался единственным из советских пловцов, кто сумел пробиться в финальный заплыв на 1500 метров вольным стилем. Гуделл его уверенно выиграл, причем, с мировым рекордом – 15 минут 2,40 секунды. Я же финишировал пятым с новым рекордом Европы.

В следующий раз наши дороги пересеклись год спустя в рамках матчевой встречи СССР — США. К тому времени я уже стал чемпионом Европы, обновив свои континентальные рекорды. Но обыграть американца тогда мне не удалось.

А в 1978-м на чемпионат мира в Западном Берлине Брайан не приехал, потому что не сумел отобраться в команду. Так что полноценного реванша у меня не получилось!

Я, конечно, обрадовался «золоту», выигранному на чемпионате мира, но было немного досадно, что до рекорда Гуделла не хватило полторы секунды. Кто бы мог подумать, что нам больше было не суждено встретиться на соревнованиях?!

За год до Игр в Москве я уже был мировым рекордсменом на 400 и 800 метров вольным стилем, и лишь рекордное время американца на 1500 метров никак не давалось. Все ждали, что Брайан квалифицируется в олимпийскую сборную США и уже предвкушали нашу жаркую битву на Играх-80. Но тогда, как вы знаете, в спорт вмешалась политика…

cska.ru

БИТВА С СЕКУНДОМЕРОМ В «ОЛИМПИЙСКОМ»

– В отсутствии главного соперника победа на домашних Играх без рекорда мира для меня имела бы меньшую ценность. Я прекрасно понимал, что в очной борьбе с Гуделлом решить эту задачу было бы, наверное, легче, но тут уж ничего не поделаешь. Оставалось полагаться на свои внутренние часы и надеяться, что чувство скорости меня не подведет.

К счастью, в бассейне «Олимпийский» очень удачно расположено боковое табло. После поворота одного взгляда на него хватало, чтобы понять — совпадают ли ощущения с реальным временем.

За двести метров до финиша, чтобы сохранить рекордный график, я внушил себе, что дистанция на этот раз не полторы, а 1400 метров — и заранее начал финишировать! Помню, последнюю «сотню» плыл так, как будто к рукам и ногам привязали железнодорожные шпалы. Заключительные пятьдесят метров промелькнули как в тумане. Спасибо трибунам – их поддержка дала мне дополнительные силы. Когда коснулся рукой бортика, сразу посмотрел на табло. Там горели цифры 14.58,27. Мировой рекорд Гуделла был побит почти на четыре секунды!

Никаких поздравлений от американца не последовало, да собственно я их и не ждал. Впоследствии мы с Гуделлом общались некоторое время, когда уже оба закончили выступать.

ВФП

ПОЧЕМУ ОН, А НЕ Я?

— На Играх 1988 года случилась другая любопытная история. Чемпионат страны, служивший отбором в Сеул, я выиграл, но при этом не выполнил олимпийский норматив.

Главный тренер сборной формально имел право не включать меня в команду, но как победителю чемпионата мне дали возможность самому принять решение. Я решил дождаться матча с Канадой, который тоже проходил в Москве, и после заплыва на 800 метров, убедившись, что все идет по плану, дал согласие на участие в своих третьих Олимпийских играх.

В Сеуле соперники вряд ли воспринимали меня всерьез. В мировом рейтинге к тому моменту я опустился во второй десяток. За год до Игр на чемпионате Европы не смог пробиться в финал, решив сэкономить силы в предварительном заплыве. В общем, олимпийский сезон складывался ужасно.

Я знал, что этот старт будет последним в карьере и до мельчайших деталей спланировал тактику на финал, предварительно изучив все возможности оптимального прохождения дистанции. И это сработало!

Надо ли говорить, что моя победа стала для всех сюрпризом?! Вторым бортика коснулся немец Штефан Пфайфер, и я никогда не забуду его лицо в тот момент. На нем было написано искреннее изумление – как же так, почему он, а не я?

А потом была очень приятная для меня сцена в столовой Олимпийской деревни. То, что там произошло, очень ярко описал потом Михаил Мамиашвили (Олимпийский чемпион 1988 года по греко-римской борьбе, президент ФСБР – прим. М.Б.).

— Как можно русского спортсмена отвлечь от тарелки с супом? Никак. Но когда вошел Сальников, все встали и начали аплодировать. Это было невероятно!

Маргарита Балакирева,
Служба информации ОКР