Сергей Беланов: «Уверен, что наша команда будет фаворитом и на Олимпийских играх»

Женская сборная России по керлингу на чемпионате мира в Канаде завоевала серебряные медали и обеспечила себе право выступить на Олимпийских играх-2022. Команда в составе Алины Ковалевой, Юлии Портуновой, Галины Арсенькиной, Екатерины Кузьминой и Марии Комаровой повторила наивысшее достижение наших керлингисток на планетарных форумах.

Ранее девушки лишь раз участвовали в финале чемпионата мира. В Пекине в 2017 году сборная со скипом Анной Сидоровой также заняла второе место. Четыре года спустя в Калгари отечественные керлингистки выступили не менее впечатляюще. На групповом этапе они потерпели всего два поражения в 13 матчах, в полуфинале обыграли чемпионок Пхенчхана-2018 из Швеции (8:7) и лишь в матче за титул уступили действующим чемпионкам мира, команде Швейцарии (2:4).

Итоги выступления наших девушек в Канаде в интервью Службе информации ОКР подвел старший тренер женской сборной России по керлингу Сергей Беланов.

WCF / Steve Seixeiro

— С каким настроением возвращаетесь домой?

— Настроение хорошее (смеется). Сезон закончен, сейчас девочки отдохнут, и уже в конце июня возобновим тренировки.

— Главное впечатление от выступления в Канаде – серебряные медали и олимпийская лицензия?

— На самом деле даже не это главное. Еще важнее то, что команда выглядит реальным фаворитом. Девчонки на фоне остальных смотрелись очень сильно. В том числе и на фоне победившей Швейцарии. Уверен, что наша команда будет фаворитом и на Олимпийских играх.

— В финале мы увидели очень закрытую игру. Что не получилось?

— Настолько были рады, что уже в медалях, и не хватило эмоционального заряда. Мы провели очень много игр – не было ни одного выходного дня. Любая команда упиралась до последнего. Пожалуй, единственный легкий матч у нас получился против США на финише группового этапа. Весь турнир чувствовали огромное напряжение.

Кроме того, швейцарки подстроились под нас. Обычно так они ни с кем не играли. Здесь же соперницы не давали завязаться ни на секунду, постоянно действовали в отбой. Все видели, что в атаку мы играем очень сильно. И просто нас боялись.

— Вы изначально настраивались на мощный старт? Первые матчи чемпионата мира провели впечатляюще…

— Да. Я специально так готовил команду. Мы никогда еще не проводили сезон, в котором вообще не играли бы. Некоторая настороженность по этому поводу была, и я понимал, что нельзя рисковать олимпийскими лицензиями. Поэтому выводил команду на пик формы сразу – чтобы обеспечить путевку в Пекин.

WCF

— Насколько помогли два турнира, которые удалось провести в Канаде до чемпионата мира?

— Они оказали колоссальную помощь. Мы еще раз увидели свои недостатки в построении игры. Они заключались в том, что в начале мы немножко «залипали», а потом начинали потихоньку «разгребаться». Весь год я работал с этой проблемой. Но все девчонки – заслуженные мастера, к которым нельзя просто прийти и сказать «вы не так играете». Их надо убеждать, показывать, доказывать. Одно дело когда мы это обсуждаем на тренировке, и совсем другое – игры против лучших команд мира.

И два турнира перед чемпионатом мира сыграли ключевую роль в том, что Алина Ковалева согласилась с тем построением игры, которое я пытался привить ей в последний год. Она молодец. Мы изменили стратегию, и все матчи начинали очень собрано.

— Обеспечив себе олимпийскую лицензию, команда проиграла две встречи подряд. В этот момент не забеспокоились, что спад затянется?

— Нет, поскольку мы умеем этим управлять. Уже в предыдущем матче против Швеции мы выглядели немного хуже, хотя и победили. Затем провалились с Чехией. Со Швейцарией было уже получше, но снова все-таки проиграли. А в следующих матчах против Шотландии и США поняли, что вернулись, и в полуфинале всё будет хорошо.

— Как объяснить эти локальные неудачи? Усталостью?

— Физически команда очень хорошо готова. Весь год на общественных началах нам помогал известный в прошлом легкоатлет, рекордсмен России по прыжкам в длину в закрытых помещениях, а ныне тренер Станислав Тарасенко. Он оказывал большую помощь, помогал составлять графики физической подготовки.

А спад на групповом этапе и неудачу в финале можно объяснить тем, что не выдержали напряжения. Нельзя было ошибиться ни в одном камне, и человек такой уровень концентрации не может выдерживать постоянно. Спад неизбежен. Мы увидели, в какой момент он наступил. И посмотрели, как из него выходим – быстро, буквально за две игры. Теперь будем вносить коррективы при подготовке к Олимпийским играм.

WCF / Steve Seixeiro

— Полуфинал со Швецией был самым важным матчем на турнире?

— У профессиональных спортсменов полуфинал – это всегда главный матч, пусть они и не любят в этом признаваться публично. Потому что после него ты или в медалях, или еще нет. А финал – это уже бонус.

— Настраивались на него по-особенному?

— Мы стремимся научиться к любому матчу относиться одинаково. Постоянная рутина важнее каких-то накачек, особого отношения и так далее. Это не очень получается, поскольку всё равно все понимают, что это – полуфинал. Тем не менее мы учимся.

— Швейцарки вновь стали чемпионками мира. Их можно обыгрывать?

— На Grand Slam перед чемпионатом мира мы начали матч с ними очень плохо. Проигрывали с разницей в пять очков, но затем догнали и имели реальный шанс победить в концовке. Когда швейцарки допускают сложную борьбу, мы их переигрываем, поскольку сильнее в атаке.

Они это учли, подстроились под нас. И мы увидели наше самое слабое место на сегодняшний день – когда идет простая игра и соперник не дает нам атаковать. Будем подтягивать этот компонент – игру над простыми, ясными позициями с малым количеством камней.

Как теперь я понимаю, это должно было произойти. Поскольку весь год мы работали над сложными бросками и, видимо, уделили недостаточно времени ситуациям, когда всё открыто и пусто. К Пекину в любом случае будем готовы лучше, чем сейчас.

— Есть небольшая обида от того, что не удалось завоевать золотые медали?

— Конечно. Я вижу, что потенциально мы сильнее. Поэтому эмоционально мне жалко, что не дожали. Но с прагматической точки зрения, в плане подготовки к Пекину, это очень хорошо. Получился разумный баланс между хорошим выступлением, качеством игры, но остался и элемент недоделанности. Мы получили небольшой щелчок по носу, что тоже неплохо. Человеческая психика так устроена, что когда ты всего добился, то потом, как себя ни убеждай в необходимости работать, всё равно расслабляешься.

WCF

— Как пережили месяц в Канаде в бытовом плане с учетом коронавирусных ограничений?

— Очень легко. Весь год точно в таких же условиях находились на сборах в Кисловодске. Там мы регулярно проходили тесты и сидели на карантине. После этого мы могли находиться только на территории базы. Тренировались, изучали соперников, трудились с раннего утра до позднего вечера. Поэтому такой режим для нас привычный.

— В Канаде строго следили за выполнением ковид-протокола?

— Да. В отеле жили только участники чемпионата мира – без посторонних. Нам выдали автомобиль, на котором мы обязаны были добираться до арены, располагавшейся буквально в минуте езды. Мы имели право находиться только в трех местах – гостинице, этом автомобиле и на арене, где проходили соревнования и тренировки. Более того, на стадион могли попасть только через одну дверь, а на льду находились в строго очерченной зоне. За нарушение правил – дисквалификация команды. В таких условиях мы жили месяц.

— То есть отпраздновать завоевание медалей не получилось?

— Честно говоря, у нас даже в обычных условиях никаких вечеринок не бывает. А в Калгари и вариантов не было. Даже ресторан в отеле не работал. По местным правилам мы не имели права вместе есть – только в своей комнате. Собираться могли только для теоретических занятий, разбора игр.

— В этом плане чемпионат мира тоже, наверное, полезен – оценить условия в которых, возможно, придется находиться и на Олимпийских играх?

— Мы настолько обкатали это на базе «Юг-Спорт» в Кисловодске, что никаких проблем не возникло. Девчонки трудоголики, они готовы с утра до вечера сидеть взаперти и тренироваться.

Илья Зубко, Служба информации ОКР