Сергей Евстигнеев: «Раньше мы не могли и подумать, что будем на равных бороться с грандами»

Российские ватерполисты остановились в шаге от завоевания олимпийской лицензии. На квалификационном турнире в Роттердаме в решающем поединке против Хорватии коллектив Сергея Евстигнеева уступил в серии пенальти и занял четвертое место. Путевки в Токио получили три лучшие команды этих соревнований.

Мужская сборная России по водному поло завоевала «серебро» на Олимпийских играх в Сиднее, а затем стала третьей в Афинах. С тех пор наша команда не может преодолеть отборочный барьер. Сейчас заветная путевка на главный старт четырехлетия была близка как никогда.

Россияне заняли первое место в своей группе по итогам предварительного этапа, обыграв в том числе и сборную Хорватии, которая считалась одним из главных фаворитов. В первом раунде плей-офф наши ватерполисты уверенно разобрались с Канадой (17:9). Однако в матчах против топ-сборных команде чуть-чуть не хватило. Поражение в полуфинале от Греции (10:13) и драматичнейшая развязка решающего поединка против хорватов, в котором представители Балкан праздновали победу 25:24 (счет с учетом серии пенальти), оставили российскую команду без заветной лицензии. Впрочем, определенная надежда поехать в Токио у ватерполистов остается.

— Прогресс, конечно, есть. Ребята выросли. Это проявилось и во встречах с грандами, с которыми мы раньше даже не могли думать бороться на равных, — сказал в интервью Службе информации ОКР главный тренер мужской сборной России по водному поло Сергей Евстигнеев. — Были в каких-то миллиметрах от попадания на Олимпийские игры. Но, к сожалению, не смогли переступить этот рубеж. Проиграли Хорватии по пенальти.

FINA

— Эта серия пенальти получилась впечатляющей – в общей сложности команды сделали 30 бросков. Было что-то подобное в вашей практике?

— На Универсиаде-1999 против Венгрии, если не ошибаюсь, пробили порядка 26 пенальти в матче за «бронзу». Кстати, тогда тоже уступили. Но здесь немножко другой уровень турнира, накал совсем иной. И ценность этого матча была несоизмеримой. Увы, заветной цели так и не достигли.

— Многие сомневались, что российские ватерполисты смогут достойно противостоять тем же хорватам. А вы верили, что можете обыгрывать команды такого уровня?

— Да, верили. Постепенно мы подбирались к грекам, хорватам, перестали быть для них лакомым кусочком. Рано или поздно должны были выстрелить. Это произошло в Роттердаме, где мы победили Хорватию на групповом этапе, сыграли с ними вничью во втором матче. Думаю, такие результаты назвать случайностью тяжело.

— Олимпийскую путевку сборная России могла заработать и чуть раньше, если бы обыграла в полуфинале Грецию. Были шансы в том матче?

— Там мы немного перегорели. Пропустили 3-4 необязательных мяча, а у такого соперника невозможно выиграть, если ты не на 100 процентов надежен в обороне.

— Какие впечатления оставила обстановка вокруг соревнований в Роттердаме, с учетом пандемии и ограничений на перемещения?

— Мы достаточно часто сдавали тесты на коронавирус – и перед вылетом, и непосредственно на турнире. Конечно, было скучно – никуда не выйти, всё закрыто. Мы забирали в гостинице коробки с едой и шли с ними в номер, где сидели в одиночестве. Но отнеслись к этому с пониманием. Ничего страшного, жить можно.

— В итоге от выступления в Роттердаме остались смешанные чувства. Играли классно, упрекнуть команду не за что. Но главная задача все равно не выполнена…

— Теперь всем придется жить с этим тяжелым чувством. Что теперь сделаешь? Да, мы получали удовольствие от игры. Были интересные матчи. Надеюсь, и болельщикам понравился накал борьбы. А горечь от поражения, конечно, останется. От того, что мы не прошли дальше и не выполнили того, к чему стремились. У каждого была мечта попасть на Олимпийские игры. Особенно с учетом того, что мы на этих соревнованиях не были уже 16 лет.

FINA

— Призрачные шансы все-таки остаются, если команда ЮАР откажется от поездки в Токио из-за отсутствия финансирования. Учитываете это обстоятельство?

— Да, такой слух действительно был. Ватерполисты ЮАР еще ни разу не участвовали в Олимпийских играх. Поэтому по итогам квалификационных соревнований обычно отбирались четыре команды, а в Роттердаме из-за южноафриканцев разыгрывались только три лицензии. Но сейчас нет смысла на эту тему спекулировать. И доверять слухам не стоит – нужно дождаться официального решения. Команды должны подать заявки до 21 марта. Если ЮАР этого не сделает, никаких санкций со стороны МОК их не ждет. Поэтому будем наблюдать за ситуацией.

— Еще один фактор – коронавирус, из-за которого, теоретически, любую команду могут отстранить. Россия, получается, первая в «листе ожидания». Готовы экстренно выйти на замену, если ситуация сложится таким образом?

— Да, мы действительно первые в очереди. И можно вспомнить чемпионат Европы по футболу-92, куда датчане приехали фактически с пляжа и выиграли тот турнир. Разумеется, всегда есть элемент случайности. И мы абсолютно готовы к такому повороту, есть соответствующие планы. Поэтому если нам представится еще один шанс, обязательно им воспользуемся.

— Есть ли у этой сборной перспективы на будущее? К примеру, квалифицироваться на следующие Игры в Париже.

— Ребята у нас довольно молодые – 23-25 лет. Для игровых видов спорта это хороший возраст. Уже есть опыт и понимание, для чего ты это делаешь. Поэтому команда у нас неплохая.

Илья Зубко, Служба информации ОКР