Сергей Тараканов: «У нас есть еще много людей, достойных быть в Зале славы ФИБА»

Международная федерация баскетбола вчера официально объявила о том, что Олимпийский чемпион Сергей Тараканов будет введен в Зал славы ФИБА. Торжественная церемония состоится 18 июня. В связи с пандемией она пройдет в онлайн-формате.

Кандидатуру Тараканова Российская федерация баскетбола выдвинула еще в 2017 году. Кроме Сергея Николаевича советский и российский баскетбол в Зале славы ФИБА представлен десятью игроками (Александр Белов, Сергей Белов, Валдис Валтерс, Наталья Засульская, Шарунас Марчюленис, Арвидас Сабонис, Ульяна Семенова, Владимир Ткаченко, Александр Волков и Модестас Паулаускас), четырьмя тренерами (Лидия Алексеева, Александр Гомельский, Евгений Гомельский и Владимир Кондрашин), арбитром Владимиром Костиным и президентом Федерации баскетбола СССР, вице-президентом ФИБА Николаем Семашко.

— Конечно, мне приятно. Благодарен РФБ, поскольку первые шаги делает именно национальная федерация. Быть отмеченным в одном ряду с такими большими именами и спортсменами – это почетно, — рассказал Службе информации Сергей Тараканов. – Сразу же получил огромное количество поздравлений. Жаль только, что церемония пройдет в режиме онлайн. С удовольствием бы съездил на этот, фактически, баскетбольный Оскар.

В ФИБА также попросили какие-то артефакты для музея прислать. Постараюсь что-то найти, хотя не очень много у меня сохранилось. Возможно, в ЦСКА пойдут навстречу – часть вещей отдал ранее в клубный музей.

РИА-Новости / Игорь Уткин

— Вашу кандидатуру выдвинули в 2017 году. То есть история продолжалась долго?

— Думаю, это стандартная практика. Хотя, если честно, не знаю, как такие процедуры проходят – не имел к ним никакого отношения. Но поскольку всё произошло, я доволен и благодарен.

— Зал славы ФИБА – круг избранных…

— Да. И он, конечно, пока неполный. Есть еще много достойных людей, и этот список точно должен быть дополнен. Пока в Зале славы нет Вольнова, Едешко, Еремина – можно продолжать долго.

— В вашем послужном списке победы на Олимпийских играх в Сеуле, чемпионатах мира и Европы. Какая из них самая памятная?

— Очень ярким впечатлением стал чемпионат Европы в 1979 году. Он был важным событием и для меня лично, и для команды. Сборная СССР до этого восемь лет не побеждала на чемпионатах Европы. Мне тогда исполнился 21 год – ранее был на подступах к главной команде, но соревнования в Италии стали первыми официальными. И на них мы добились успеха. Дважды в жизни давал интервью на трапе самолета для Первого канала – тогда, в 79-м, и после Олимпийских игр в Сеуле, второй знаковой вехи в моей карьере.

— Те Игры-88 наверняка стоят особняком – во второй раз советская баскетбольная сборная обыграла американцев, теперь в полуфинале.

— Масштаб события и той победы мы все-таки оценили, наверное, позже – когда стали старше, опытнее. В какой-то степени мы выполнили историческую миссию, поскольку победа в Сеуле стала причиной изменений в отношении НБА к мировому баскетболу, который тогда номинально назывался любительским. До этого американцы относились к остальным, скажем так, снисходительно. И называли НБА чемпионатом мира.

После Сеула на игроков из Европы и остального мира в США уже стали смотреть как на достойных людей. И многим впоследствии мы открыли дорогу в НБА. Но это, к сожалению, произошло уже не в мое время.

РИА-Новости / Игорь Уткин

— В Сеуле американцы хотели взять реванш за поражение в Мюнхене-76. Настрой у них, надо полагать, был серьезным?

— Конечно. Перед тем полуфиналом американские болельщики на трибуне развернули огромный плакат со словами: «Мы ждали этого 16 лет». Дождались (улыбается). Мне много раз задавали вопрос, когда снимут фильм и о нашей победе, по аналогии с «Движением вверх». Отвечаю, что никогда, поскольку такой интриги не было. Мы вели в счете с первой и до последней минуты.

— Вы считались грозой югославов, и именно эту команду СССР обыграл в финале сеульских Игр. На них особо настраивались?

— Да. Начиная как раз с чемпионата Европы-79, они являлись большим раздражителем и при этом удобными для меня соперниками. Отношения с ними были непростые. Если бы мы проиграли югославам тот финал, я бы до сих пор просыпался в холодном поту.

Getty Images

— То есть для вас матч с Югославией был более принципиален, чем против США?

— Гораздо более. На американцев выходили без явных победных настроений – рассчитывали просто играть и биться. У них существовал имидж непобедимых, и это оказывало воздействие на соперника. Но к тому времени у нас появился определенный опыт игры с профессионалами, американскими студентами – ребята ездили к ним в летние лагеря, наладились контакты. И это добавляло психологической устойчивости.

— Чем же вам не угодили югославы?

— Они играли грязно. Напоминает, как наши хоккеисты бились с чехами, и те тоже использовали разные приемы – били острием клюшки, под дых. У югославов тоже была масса подлых приемов. Плевали в лицо, били локтем исподтишка, ставили подножки. Не все вели себя так – Далипагич, Делибашич, Чосич, молодой Кукоч никогда в таком не были замечены. Но встречались и те, кто не гнушался вообще ничем. Например, великий в нападении Дражен Петрович. Он для меня был, как красная тряпка.

— На уровне сборных вы выиграли всё. Российский баскетбол может хотя бы в отдаленном будущем подняться на ту же высоту?

— Он ее даже превзошел. В том плане, что баскетбол сейчас интереснее, атлетичнее. Он меняется, растет, развивается. У меня нет сомнений, что сейчас играют лучше, чем это делали мы.

Второе – география баскетбола очень сильно изменилась, расширилась. Это не дает шансов никому быть на вершине постоянно, даже американцам. Вспомните Кубок мира-2019, на котором достаточно звездная команда США во главе с Греггом Поповичем заняла седьмое место. Сейчас много сборных могут конкурировать. В наше время их было меньше.

Илья Зубко, Служба информации ОКР