Виталий Смирнов: «Миф о записке Брежнева родился не случайно»

35 лет назад, 19 июля 1980 года, в Москве на Большой спортивной арене стадиона «Лужники» состоялась торжественная церемония открытия XXII летних Олимпийских игр. Часть соревнований проводилась в других городах СССР. В Таллине стартовали парусные регаты, предварительные игры футбольного турнира состоялись в Киеве, Ленинграде и Минске, а соревнования по пулевой стрельбе прошли на стрельбище в подмосковных Мытищах.

В связи с вводом в 1979 году советских войск в Афганистан 65 стран бойкотировали Олимпийские игры в Москве. На церемонии открытия из 80 участников 14 стран шли не под своими флагами, а под флагом МОК. То же самое было и с гимнами. Во время награждения спортсменов из этих стран звучал олимпийский гимн.

Впервые в своей истории в Олимпийских играх участвовали Ангола, Ботсвана, Иордания, Лаос, Мозамбик и Сейшельские острова. Кипр дебютировал на летних Играх (ранее в 1980 году Кипр участвовал в зимних Олимпийских играх в Лейк-Плэсиде). Под новыми названиями впервые выступили  Шри-Ланка (ранее — Цейлон), Бенин (Дагомея) и Зимбабве (Родезия).

По сравнению с предыдущими Играми в Москве дебютировали 5 новых дисциплин: ходьба на 50 км (вернулась в олимпийскую программу), одна дополнительная весовая категория в тяжелой атлетике (наилегчайший вес), две новых весовых категории в дзюдо, турнир женских сборных в хоккее на траве и регата яхт класса «Звездный» в парусном спорте.

Несмотря на отсутствие ведущих спортивных держав (США, Канада, ФРГ, Япония, Китай, Южная Корея и др.) за 16 дней Игр-80 было установлено 36 мировых и 74 олимпийских рекорда, разыграны 203 комплекта наград в 21 виде спорта. Более половины всех золотых медалей завоевали спортсмены СССР (80) и ГДР (47).

Главными героями соревнований стали стрелок Александр Мелентьев (установленный им мировой рекорд в стрельбе из пистолета с 50 метров — 581 очко — никто не мог побить более 30 лет), пловец Владимир Сальников (на его счету 3 золотые медали), гимнаст Александр Дитятин (8 медалей в 8 видах гимнастической программы, в том числе 3 золотые), саблисты Виктор Кровопусков и Виктор Сидяк , которые выиграли в Москве свои четвёртые золотые олимпийские награды, а также гимнастка Нелли Ким, добавившая к 3 медалям высшей пробы Монреаля-76 еще два «золота». 

С летними Олимпийскими играми 1980 года связано множество любопытных не спортивных историй. Что из них правда, а что – миф, Служба информации Олимпийского комитета России попросила рассказать почетного президента ОКР, старейшего члена Международного олимпийского комитета (МОК) Виталия Смирнова, который 35 лет назад был первым заместителем председателя Оргкомитета Игр-80.

В 1975 году Брежнев хотел отказаться от проведения Олимпийских игр

Говорят, что через год после победы Москвы на выборах города-хозяина XXII летних Олимпийских игр генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев написал записку своему будущему преемнику Константину Черненко, в которой выражал сомнения в целесообразности проведения Игр в Москве из-за колоссальных расходов на их организацию.

— Эту записку никто никогда не видел, — утверждает Виталий Смирнов. — Думаю, что ее вообще не существовало. В противном случае мне о ней рассказал бы председатель Оргкомитета Игнатий Трофимович Новиков. Он был личным другом Брежнева — оба 1906 года рождения, из Днепродзержинска, учились в одном классе, чуть ли не за одной партой сидели. Если бы генсек действительно спрашивал совета у Черненко по поводу целесообразности проведения московских Игр, до Новикова эта информация дошла бы, а через него – и до меня, поскольку у нас были очень доверительные отношения. Я с ним прошел весь путь до самой его смерти в 1993 году.

Кстати, умирал Новиков в полной опале. На его похороны председатель Госстроя России выделил сумму равную стоимости…одного венка. Мы похоронили Игнатия Трофимовича за свои деньги, организовали в Олимпийском комитете России гражданскую панихиду и поминки. То же самое касается и Сергея Павловича Павлова (в 1968 – 1983 годах председатель Государственного комитета по физической культуре и спорту СССР – прим.ред.).

Возвращаясь к вашему вопросу, надо сказать, что миф о записке Брежнева родился не случайно. Руководители страны действительно не подозревали о том, какого масштаба соревнования нужно будет провести. А когда поняли, было уже поздно. Могу вам привести такой факт. Председатель Совмина СССР Алексей Косыгин, принимая в Москве в 1980 году президента МОК лорда Килланина, сказал тому буквально следующее: «Если бы я знал, что такое Олимпийские игры, никогда не дал бы согласие на их проведение».

Канцлеру ФРГ хотели подарить «Ниву» в обмен на приезд западногерманской делегации на Игры-80

— Говорят, что перед визитом в Москву канцлера ФРГ Гельмута Шмидта на заседании Политбюро обсуждался вопрос о том, как добиться лояльности политика в отношении Олимпийских игр. И в качестве подарка, якобы, решили вручить Шмидту ключи от автомобиля «Нива». Эту машину от других шедевров отечественного автопрома отличали высокая проходимость и относительно комфортный по тем временам салон. По мнению наших партийных деятелей, канцлеру ФРГ было бы удобно ездить на «Ниве» на свою дачу, где не очень хорошие дороги. Предполагалось, что, получив такой подарок, Шмидт расчувствуется и поспособствует приезду в Москву спортивной делегации ФРГ, несмотря на бойкот, организованный американцами.

— Глупости!, — восклицает Виталий Смирнов. — Зачем предлагать «Ниву» человеку из страны, которая производит «Мерседесы»?! Если уж на то пошло, немцы тогда сами подарили нашему Оргкомитету 30 роскошных «Мерседесов». Я ездил на 350-й модели вишневого цвета с открывающимся верхом. У нее был номер МОК 80. Не машина, а ракета! Я на ней доезжал от улицы Горького до аэропорта Шереметьево за полчаса.

Что касается не приезда западногерманской команды в Москву, этому предшествовало очень напряженное заседание Олимпийского комитета ФРГ. Вопрос об участии немецких спортсменов в Олимпийских играх был вынесен на тайное голосование. И с минимальным перевесом, к сожалению, победила точка зрения «не ехать». Зато НОК Великобритании отправил своих спортсменов в Москву, несмотря на запрет Маргарет Тэтчер. Так же поступили и Австралия с Бельгией. Интересно, что бельгийскую делегацию на Играх-80 возглавил Жак Рогге – будущий президент МОК.

Суслову не понравились билеты с водяными знаками в виде логотипа Кока-Колы

— Говорят, что член Президиума ЦК КПСС Михаил Суслов пустил под нож целую партию олимпийских билетов только из-за того, что на них были водяные знаки с изображением логотипа Кока-Колы.

— А вот это чистая правда!, — подтверждает Виталий Смирнов. — В СССР входные билеты обычно изготавливались на дешевой бумаге туалетного цвета. Подделать их ничего не стоило. Поэтому олимпийские билеты было решено печатать за границей.  Спонсором проекта выступила компания «Кока-Кола». Билеты получились яркими, красивыми и, что самое главное, обладали высокой степенью защиты. Но когда их увидел Суслов, он пришел в ярость и потребовал уничтожить всю партию лишь из-за того, что водяные знаки на билетах повторяли логотип американской компании-производителя безалкогольных напитков. В разгар бойкота все, что напоминало о США, вызывало у руководителей страны сильное раздражение.

Впрочем, это не помешало «Кока-Коле» стать официальным поставщиком Олимпийских игр в Москве. На новом заводе прохладительных напитков в Очаково были открыты две линии по производству и розливу «Кока-Колы» и «Фанты». На них было установлено американское оборудование. А еще в рамках контракта фирма предоставила транспорт для развоза напитков, лабораторию контроля качества и компоненты, из которых производилась газировка.      

Перед церемониями открытия и закрытия Игр в Москве разгоняли облака

— Говорят, что 35 лет назад церемонии открытия и закрытия Олимпийских игр прошли в сухую погоду только потому, что было принято решение разогнать дождевые облака с помощью авиации.

Неправда!, — поправляет Виталий Смирнов. — Такая возможность обсуждалась, но из-за высокой стоимости расходных материалов от нее отказались.  Конечно, это был большой риск. Погода в Москве во второй половине июля 1980 года выдалась прохладной и дождливой. Хотя по данным Гидрометцентра, за более чем столетнюю историю наблюдений за небесной канцелярией именно во второй половине июля в столице чаще всего наступала теплая и ясная погода. Собственно, именно поэтому были выбраны такие сроки проведения Игр – с 19 июля по 3 августа.

 

И вот наступило 18 июля – день генеральной репетиции церемонии открытия Игр. Все три часа, пока в «Лужниках» шла последняя тренировка, с неба лило как из ведра! Естественно, настроение у всех было отвратительное. О том, что такая же погода будет и завтра, не хотелось даже думать. К счастью, на следующий день небо хоть и было затянуто тучами, но дождь пошел уже после того, как церемония открытия благополучно завершилась.   

Между прочим, Брежневу она так понравилась, что он сказал Новикову: «Закрытие Игр должно быть еще лучше!». Именно тогда появилась идея с надувным медведем, улетающим в вечернее небо. Когда зверя изготовили и надули, выяснилось, что мишка не проходит в ворота Олимпийского стадиона! Пришлось менять план и проносить его на арену в спущенном виде.

И еще одна маленькая деталь. Если помните, полет олимпийского мишки предваряли десятки воздушных шаров. На самом деле это были зонды, которые страховали гигантскую фигуру от полета в ненужном направлении. Представляете, если бы порывом ветра эту 8-метровую махину, наполненную гелием, зашвырнуло бы на трибуны! Могли быть жертвы. 

КГБ боялся покушения на Брежнева во время церемонии открытия Игр

Говорят, что КГБ настаивал на удалении всех иностранных гостей и журналистов подальше от правительственной ложи из-за боязни покушения на Брежнева.

Это правда!, — подтверждает Виталий Смирнов. — В1979 году в Москве проходила Спартакиада народов СССР. На нее приехало почти столько же иностранных спортсменов, сколько потом было на Олимпийских играх. И один из западных журналистов вдруг возьми, да напиши: «Если бы я был террористом, мне ничего не стоило выстрелить в Брежнева, потому что его ложа находилась совсем рядом от ложи прессы». Понятно, что это была написано для красного словца, но служба Госбезопасности разволновалась не на шутку.

Комиссию по безопасности, входившую в состав Оргкомитета Игр-80, возглавляли два генерал-полковника: от КГБ – Виктор Михайлович Чебриков (будущий председатель КГБ), от МВД – Борис Тихонович Шумилин. Так вот Чебриков и был тем человеком, кто хотел убрать всех иностранцев, включая членов МОК, на другую трибуну подальше от правительственной ложи. Как-то во время очередных дебатов, я привел пример из собственного опыта: «Виктор Михайлович, на церемонии открытия Олимпийских игр 1976 года в Монреале я сидел рядом с ложей, где находились Королева Великобритании и президент США». На что он мне сказал: «Если убьют президента США, мир переживет. А вот если что-то случится с Леонидом Ильичом, представляете, что тогда станет с человечеством?!».   

Юрий Бутнев, Служба информации ОКР