/МОЯ ИСТОРИЯ/ Наталья Ярыгина: «Сначала полюбила борьбу, потом – борца»

Двукратный Олимпийский чемпион Иван Ярыгин – единственный в мире борец вольного стиля, сумевший уложить на лопатки всех соперников на трех главных турнирах. В 1972 году «Иван Грозный», как уважительно называли Ярыгина оппоненты, одержал досрочные победы на Играх в Мюнхене, чемпионате Европы в Катовице и чемпионате мира в Тегеране. Путь за первым олимпийским «золотом» занял у советского богатыря всего 9 минут!

О жизни легендарного спортсмена, трагически погибшего в автокатастрофе двадцать два года назад, в интервью Службе информации ОКР рассказала его супруга, первый вице-президент ФСБР, вице-президент Объединенного мира борьбы Наталья Ярыгина.

Фото: Сергей Соловьев (РИА Новости)

ВСТРЕЧА У ЛИФТА

— С будущим мужем мы познакомились, когда мне было 16 лет. Я приехала к старшей сестре в Красноярск и встретила Ивана у лифта. Как оказалось, он жил в том же подъезде. Молодой человек мне настолько понравился, что я целый месяц пыталась с ним увидеться, но это удалось лишь за два дня до отъезда домой в Салават.

Когда увидела его, первым делом обратила внимание на внешность: красивый, крепкий, с идеальной фигурой. Трудно выразить словами, что в нем притягивало больше всего. Наверное, то, что Ваня излучал неимоверную доброту. С ним было не страшно нигде и никогда.

Наше общение не прерывалось даже на расстоянии. Мы постоянно отправляли друг другу письма, а потом он прилетел на турнир в Башкирию, и после этого мы уже больше не расставались…

Что касается вольной борьбы, я жила хоть и в маленьком, но очень спортивном городе. У нас регулярно проходил международный турнир «Салават Юлаев». Всегда говорила: «Сначала полюбила борьбу, а потом борца». Кстати, у моих сестер мужья тоже были связаны с этим прекрасным видом спорта. Один выступал, а второй работал тренером.

Многие отмечали, что я стала для мужа счастливым талисманом и помощником. Действительно всегда и во всем старалась его поддерживать: бегала вместе с ним кроссы, приходила на тренировки и даже иногда была тем «грузом», с которым он поднимался в гору! Даже после рождения детей мы жили в олимпийском цикле — от одних Игр до других, с перерывами на чемпионаты мира и Европы.

Хотя тренер Ивана Дмитрий Георгиевич Миндиашвили поначалу очень переживал, как его ученик после свадьбы будет тренироваться. Понять его можно. Сколько талантливых ребят завершили карьеру после женитьбы?! Постоянные разъезды и напряженные тренировки плохо сочетаются с семейной жизнью и воспитанием детей. Но мы с Ваней справились с этой проблемой!

Иван Ярыгин на Играх-1976. Фото: Виктор Будан, Яков Халилов (ТАСС)

ДОМОЙ БЫСТРЕЕ САМОЛЕТА

— В быту Иван почти не отличался от самого себя на ковре. Большой, немного грозного вида, но при этом добрейший и легко ранимый человек.

Муж очень дорожил моим спокойствием. Памятуя о том, какая я страстная болельщица, после поражений он старался побыстрее прилететь домой, чтобы я узнала об этом не по радио или телевидению, а лично от него. Правда, о сломанных ребрах на Играх-1976 Ваня рассказал лишь год спустя…

Супруг никогда не пенял на судей. Считал, что необходимо бороться так, чтобы не давать ни одному арбитру возможности решить судьбу схватки.

Его мама, порой, говорила: «Иван выиграл, пусть и другим даст порадоваться. Нельзя постоянно побеждать!». Я с этим не соглашалась, поскольку знала, сколько сил он тратит на тренировках. Иван очень хотел принять участие в своих третьих Олимпийских играх, даже рассказывал мне о снах, в которых он отправляется за очередным олимпийским «золотом».

НОЧНОЙ ПРАЗДНИК

— Одной из самых ценных медалей и для него, и для меня стала победа на Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене. Мы надеялись, что это случится, но никто не ожидал, что Иван уложит на лопатки всех соперников и завоюет «золото» за 9 минут!

В тот момент мы жили в Красноярске, новости туда доходили с большим опозданием. Телевидение работало лишь до полуночи, так что мы сутки напролет сидели у радиоприемников в ожидании сводок с Игр. Тем не менее сообщение о триумфе супруга я пропустила. Вдруг среди ночи в квартире раздается звонок. Открываю дверь, а на пороге какие-то люди с шампанским и цветами, все поздравляют!

В тот момент перед глазами промелькнула вся жизнь. Подобных эмоций, честно говоря, больше никогда не испытывала. С трудом дождалась возвращения Ивана из Германии. Весь Красноярск встречал его как космонавта! Подъехать к аэропорту было невозможно, а наша квартира… да что квартира, весь дом был завален цветами!

На вторые Игры, в 1976-м, настраиваться было гораздо тяжелее. Соперники уже знали, кто такой Иван Ярыгин. Против него осваивали контрприемы, разрабатывали специальную тактику. Но муж все равно победил и в Монреале, даже несмотря на серьезную травму.

Импровизированные «тренажеры» в музее Ивана Ярыгина (пос.Сизая). Фото: Андрей Афанасьев

ОТПУСК В ТАЙГЕ

— Сразу после турниров, будь то победа или поражение, Иван спешил в тайгу, в поселок Сизая в Шушенском районе Красноярского края, где жили его родители. Раньше даже бытовал миф, что он — сибиряк-охотник. На самом деле, у мужа рука не поднималась выстрелить в кого-то из живых существ. А вот рыбалку и свежий таежный воздух он любил. Оружие же носил только для того, чтобы обезопасить себя в диких местах.

Ваня мог часами сидеть на берегу горной реки и смотреть на воду. Для него это был лучший отдых, позволяющий отвлечься от бесконечных соревнований. Была бы возможность, жил бы в тайге месяцами! А так приезжал максимум на 10 дней и тренировался с подручными средствами.

Я частенько присоединялась к нему в этих поездках. Поначалу было очень страшно: пугали пороги, сильное течение и волны, разбивающиеся о камни. Но присутствие Ивана успокаивало. Больше всего запомнилось первое путешествие в поселок Сизая.

Дом находился практически за пределами деревни, вокруг тайга, за окном шумит горная река. Всю ночь не спала — так было страшно! Утром мама Ивана спрашивает: «Как поспали? Хорошо же у нас, тишина». Про себя думаю: «Да уж, тишина». У меня уши закладывало от грохота и из дома было страшно выходить! Но потом очень полюбила эти края.

Весь поселок, разумеется, знал, что Иван – Олимпийский чемпион. От Красноярска до его родного дома примерно 600 километров, и когда после Мюнхена мы туда ехали, у меня было стойкое ощущение, что дорога будет вечной. В каждом населенном пункте нас встречали пионеры, школьники, взрослые с цветами и все время куда-то приглашали.

О своих достижениях, в том числе о рекорде по количеству побед на Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы, муж в силу природной скромности вспоминал редко. Ужасно стеснялся, когда его узнавали на улице, и даже в кино не мог спокойно сходить. Во время сеанса в полной темноте краснел из-за того, что другие зрители знали о его присутствии.

Иван жил борьбой, даже несмотря на то, что пришел в этот вид спорта только в 17 лет. До этого увлекался футболом, неплохо играл в воротах. При большом росте и весе около 100 килограммов муж был очень прыгучим и быстрым. 100-метровку пробегал на уровне мастера спорта даже босиком!

Иван Ярыгин и Дмитрий Миндиашвили. Фото: Виталий Иванов (ТАСС)

31-Й КУБОК ЯРЫГИНА

— После смерти Ивана сразу приняла решение создать благотворительный Фонд его имени. Главной задачей было сохранить турнир, который проходил в Красноярске, а уже потом стала проводить детские соревнования и тесно сотрудничать с Федерацией спортивной борьбы России.

В 2020 году международный турнир по вольной борьбе серии Гран-при «Иван Ярыгин» пройдет в Красноярске с 23 по 26 января уже в 31-й раз. Соревнования являются важной ступенькой отбора в национальную команду на международные старты. Именно после Кубка Ярыгина тренеры определяют, кто из спортсменов поедет на чемпионаты мира и Европы.

В этот раз особое внимание уделим подбору участников. В преддверии Олимпийских игр важно дать возможность нашим борцам встретиться с лучшими зарубежными соперниками, начать 2020-й год с красивых схваток. Буду обсуждать этот вопрос с тренерами сборной и руководством ФСБР.

Думаю, Иван был бы счастлив, если бы узнал, что эти соревнования живут и спустя три десятка лет. Это сейчас Россия принимает множество международных турниров, а раньше Красноярск был закрытым городом, и возможность увидеть лучших борцов планеты воспринималась красноярцами как настоящий праздник.

Иван и Наталья Ярыгины. Фото: Сергей Соловьев (РИА «Новости»)

ЧЕЛОВЕК ШИРОКОЙ ДУШИ

— Поддерживаю контакты со всеми борцами, которых тренировал мой муж: Сергеем Белоглазовым, Арсеном Фадзаевым, семьей Сослана Андиева. Все они бывали у нас в Красноярске. Частым и желанным гостем в нашем доме был четырехкратный Олимпийский чемпион по биатлону Александр Тихонов, живший в те годы в Новосибирске.

У меня сохранились очень хорошие отношения с трехкратным Олимпийским чемпионом Александром Медведем. Кстати, когда Иван отбирался на Игры-1972, именно Медведь настоял на том, чтобы в Мюнхен отправился именно Ярыгин. Да, контрольные схватки все равно провели, но последнее слово оставалось за тренерским советом, для которого мнение Медведя было очень важным.

Мой муж был человеком широкой души. Например, у него никогда не было своих наручных часов: те, что покупал, он тут же дарил. Аналогичная история происходила и с головными уборами. Если к нам приходили гости, со стен снималось и раздаривалось буквально всё! Иван очень легко расставался и с вещами, и с деньгами. Говорил так: «Было бы здоровье, а на остальное заработаем».

БОРЦОВСКАЯ СЕМЬЯ НЕ ЗАБЫВАЕТ СВОИХ СЫНОВЕЙ

— Работу в международной федерации спортивной борьбы (сейчас – Объединенный мир борьбы – прим. С.Т.) мне в свое время предложил президент FILA Милан Эрцеган. Он видел, как работает возглавляемый мною Фонд, какая помощь оказывается спортсменам и т.д. Как-то раз, как мне тогда показалось в шутку, он сказал: «Приходите в FILA». Но где я, а где международная федерация? Однако после одного из Исполкомов FILA мне сказали, что я буду включена в состав Бюро.

Мне часто звонят коллеги из Грузии, Армении, США. Приятно, что Ивана Ярыгина до сих пор помнят далеко за пределами России. На турнирах подходят незнакомые люди и рассказывают истории, связанные с Иваном. Мы живем в разных странах, но остаемся одной большой борцовской семьей, которая не забывает своих легендарных сыновей.

Савва Тимофеев, Служба информации ОКР