Шамиль Тарпищев: «Россия будет непобедима, если поднимет планку подготовки теннисистов до 18 лет»

Президент Федерации тенниса России, член исполкома Олимпийского комитета России Шамиль Тарпищев, прибывший в Сингапур на первые юношеские Олимпийские игры, любезно поделился своим мнением о теннисном турнире Игр с пресс-службой ОКР.

— Шамиль Анвярович, насколько для тенниса было важно попасть в программу первых юношеских Игр? 

— В свое время много вопросов было по взрослому теннису на Олимпийских играх. Когда в Сеуле в 1988 году проходил первый олимпийский турнир, теннисисты не воспринимали его слишком серьезно. Но с тех пор многое поменялось, и сейчас тот же Федерер заявляет, что хочет играть и выиграть на Играх в Лондоне. Теперь все понимают, что олимпийский чемпион не имеет приставки «экс». Это и для спортсмена, и для его страны имеет большое значение. Если же говорить про юношеские Игры, то я считаю, что они дадут большой толчок тем странам, где теннис на сегодняшний день не относится к ведущим видам спорта — для Африки, азиатского континента. Юношеские Игры дадут очень многое с позиций смотра молодых, сочетания различных стилей игры. Они работают на сокращение разницы между соперниками, на возрастание скоростей, на выход на новый тактический уровень. Так что теннис как игра на юношеских Олимпийских играх – это и почетно, и необходимо. Это очень большая и хорошая школа.

— Вы неоднократно говорили о том, что ситуация с юношеским теннисом в России не самая благополучная из-за недостатка средств. Наша любовь ко всему олимпийскому как-то может на нее повлиять?

— Ситуация потихоньку меняется, тем более что у тенниса на больших Олимпийских играх появилась пятая золотая медаль в смешанном разряде. Наша проблема в том, что мы пары вообще не тренируем, нам негде их тренировать. Гвоздь того, что необходимо решать – это создание системы академий, не отягощенных коммерцией. Мы в основном обеспечиваем подготовку теннисистов до 14 лет, а после этого возраста в силу отсутствия базы спортсмены вынуждены тренироваться за рубежом. Если нам удастся поднять планку подготовки в России до 18 лет, я считаю, что мы будем непобедимы. 

— А каковы перспективы наших ребят здесь, в Сингапуре?

— Во-первых, радует, что ребята пошли. (Михаил) Бирюков за последнее время достиг фантастических результатов. Со 102-го места в рейтинге вошел, буквально ворвался в двенадцать лучших. Надеюсь, что здесь Бирюков и (Виктор) Балуда могут выиграть парный разряд. А женщины у нас всегда были сильные. 

— Что скажете об уровне участников теннисного турнира Игр?

— Очень сильны венгры. О чехах я вообще не говорю – чешская молодежная школа вообще очень хорошая. Еще хороши испанцы, девочки-хорватки. Сейчас у молодежи идет очень хорошая плеяда. 

— Ну а мы рассчитываем на медали?

— За медали бороться нам сложно. У нас три месяца назад парни не попадали сюда вообще, заскочили на уходящий поезд – это, наверное, говорит об уровне. Тем не менее, есть Бирюков, есть неплохая пара. А с позиций девочек класс игры у молодежи подравнялся, нет приоритета ни у одной страны, очень ровный состав. 

— А что скажете об организации этих Олимпийских игр?

— Для Сингапура абсолютно нормально, все-таки это первые такие Игры в истории. Крупных проблем нет, а какие-то недочеты есть всегда, тем более, что страна не проводила никаких соревнований такого уровня. Но Игры будут развиваться, и вторые будут, несомненно, более совершенны. А Сингапур нужно поздравить с тем, что они выиграли право провести эти Игры.