Лариса Латынина — обладатель Трофея Фэйр Плей!

Международный комитет Фэйр Плей определил лауреатов престижной премии, вручаемой с 1964 года. Девятикратная Олимпийская чемпионка, прославленная гимнастка Лариса Латынина, выдвинутая Олимпийским комитетом России, удостоена Трофея имени Жана Боротра за благородство на протяжении спортивной карьеры. Заседание впервые в истории проходило в режиме онлайн.

У Ларисы Семеновны Латыниной было немало конкурентов. На Трофей имени основателя движения Фэйр Плей выдвинуто еще восемь кандидатов. И самый серьезный из них — чемпион мира и Европы по футболу испанец Карлес Пуйоль. Но обладательница 18 олимпийских наград Лариса Латынина и его обыграла с явным преимуществом. У нее 12 первых мест, у Пуйоля — всего три. Правда, в виде исключения, Трофей будет вручен и ему.

Как сказал, подводя итог президент Комитета венгерский фехтовальщик и кардиохирург Йено Камути, Латынина останется в мировом спорте не только благодаря своим победам. Она запомнилась не сходящей с губ улыбкой, доброжелательностью, исключительно уважительным отношением ко всем соперницам. Когда была главным тренером сборной, то спортсменкам ее команды можно было позавидовать: какая же у них наставница. Опекая своих девчонок, она не раз помогала советами и соперницам.

Давненько не получали мы таких призов. В последний раз Трофей за карьеру выиграла еще в 1992 году лыжница Раиса Сметанина. А Трофей за жест Фэйр Плей — гимнаст Алексей Немов. Когда на Олимпийских играх-2004 его явно засудили, публика, громко свистя и топая ногами, не давала продолжить соревнования, и красавец Алексей, прижав палец к губам, попросил ее успокоиться. До чего прекрасен был тот жест.

Между прочим, именно в этой категории сборной России по баскетболу 3х3 достался вчера Диплом — вторая по степени значимости награда в иерархии спортивного благородства. Наши спортсмены встречались на Всемирных пляжных играх в Дохе с Угандой, один из баскетболистов которой получил травму. Заменить его оказалось некем, и тогда российская команда тоже сняла своего игрока: так и играли — 2х2. А Трофей за жест Фэйр Плей у филиппинца Роджера Касугая. На важном — и коммерческом — турнире он лидировал в соревнованиях. Но когда его индонезийский соперник упал в воду, начал тонуть, то Роджер бросил свой серфинг, прыгнул прямо в девятый вал волн и спас уже наглотавшегося воды оппонента. Что такое первое место по сравнению с человеческой жизнью.

В категории продвижение Фэйр Плей обладателем Трофея стал Олимпийский комитет Турции, впервые организовавший международную фотовыставку, воспевавшую честную игру. Среди спортсменов до 18 лет вызвал восхищение гребец Джиованни Боргоново. Итальянец первым пересек линию финиша, но вскоре подошел к судьям с признанием и просьбой о дисквалификации: случайно совершил никем не замеченную ошибку, которая, быть может, дала ему преимущество в метр-полтора над соперниками. 17 лет — молодо, но совсем не зелено.

Сразу после заседания комитета связался с Ларисой Семеновной, которая не знала о выдвижении. Латынина поблагодарила за приятный сюрприз.

РИА Новости / Юрий Сомов

— Самая дорогая медаль?

— Побеждала на трех Олимпийских играх. Стала главным тренером нашей сборной, и еще на трех Играх наши гимнастки становились лучшими, выиграв девять медалей. Девять и девять — восемнадцать. Вот они мне и дороги.

— Какие Игры запомнилась больше всего?

— Я работала в Оргкомитете московских Игр-80. Отвечала за соревнования гимнасток. Было и радостно, и трудно. За спортивную часть соревнований была спокойна. А за техническую… Приходилось учиться, вникать в детали. Например, в олимпийской деревне построили отличный зал для тренировок гимнасток. Забыв сделать поролоновую яму, поставить батут. Мы настояли: надо переделать. И строители, быть может, скрипя зубами, согласились, переделали. В те годы у нас не было огромных электротабло, на которых должны были мгновенно появляться результаты. И я ездила по странам, смотрела, заказывала. Иногда спорила и всегда доказывала, но и набиралась опыта.

Перед торжественным открытием Олимпийских игр-80 разволновалась. Накануне в конце генеральной репетиции полил проливной дождь. Испортил все прически тысяч участниц, а что делать с намокшими костюмами? И вдруг на открытии — все девушки с безукоризненно уложенными волосами, костюмы отглажены. Эта церемония открытия — лучшая. Я диву давалась, когда баскетболист Сережа Белов зажег факел, взбежав на верхотуру стадиона по как по волшебству возникшей дорожке из поднятых щитов.

А еще я попробовала себя в радиожурналистике. Вместе с Владимиром Маслаченко вела репортаж с церемонии открытия – это и честь, и сложнейшая работа.

Тогда, в 1980-м, спорт вмешался в политику. Многие страны до нас из-за бойкота не доехали. Мне жаль их. В 1984-м мы ответили тем же Лос-Анджелесу. И как же мне жаль наших. Любой бойкот – это ошибка. Тогда целое поколение гимнастов лишилось своего олимпийского шанса. А у нас и Оля Мостепанова, и Юрий Королев были явными претендентами на победу в многоборье.

— У вас счастливейшая спортивная карьера. Случались моменты грусти?

 Какая же без этого карьера? На моих третьих Играх в качестве главного тренера команда девочек победила в Монреале-1976 в многоборье, а вот в личном первенстве выиграла румынка Надя Команечи. И меня дома стали таскать по разным собраниям и заседаниям. Обвиняли в одном: почему вы не подготовили гимнастку, способную обыграть эту Надю? Мне надоело, я написала заявление, ушла. Потом еще десять лет работала главным тренером сборной Москвы.

— Что сейчас?

— Сейчас жизнь, которая продолжается. На днях пригласили на чаепитие чемпионов в Министерство спорта в честь 40-летия московских Игр. С моей близкой подругой Лидой Ивановой мы общаемся постоянно. А за чашкой чая встретилась со многими, кто создавал тот праздник, побеждал. Почаще бы такие чаепития. В Обнинске работает гимнастическая школа моего имени. Обещают ее модернизировать, во что верю. Вообще надо верить.

— Где будет вручаться Трофей, пока никто не знает — пандемия. Верим, что вручим в начале декабря на Гала-вечере в Будапеште. Поедете?

— Постараюсь.

Николай Долгополов, вице-президент Международного комитета Фэйр Плей