«ЗНАТЬ НАШИХ». Давид Айрапетян: «Пока не выиграю олимпийское «золото», из бокса не уйду»

Бронзовый призер Олимпийских игр в Лондоне, боксер Давид Айрапетян в рамках тематической рубрики «Знать наших» сравнил нагрузки в любительском и профессиональном боксе, рассказал о своих боях с тенью и занятиях в музыкальной школе, а также объяснил, почему он не смог сдержать слёз во время церемонии закрытия зимних Игр в Сочи.

«ДОЧКА ПРОСИТСЯ НА БОЙ»

— Давид, мы с вами беседуем на олимпийской базе в Кисловодске. Сколько от нее до вашего дома?

— Пятигорск в 40 километрах. Когда у нас нет тренировок,  сажусь в машину и еду к семье. Дома меня ждут родители, супруга и дочка Катерина. Ей три годика. Смешная! Уже просится со мной на бой. «Пап, я по телевизору видела, как ты дерешься, а так — нет».

— Возьмете?

— Вряд ли. Маленькая она еще для таких впечатлений. На ринге боксеры не показывают, когда им больно, но дочка все равно будет переживать за папу, когда увидит бой вблизи. Зачем это нужно?!

— Последняя травма, из-за которой вы пропустили чемпионат Европы в Болгарии?

— В бою под эгидой APB (AIBA Pro Boxing) полностью выключилось плечо. Одной рукой можно было бы побиться, но врачам и судьям это не понравилось. Бой остановили, и у меня началось лечение. Сейчас я уже в обойме. Готовлюсь к ноябрьскому чемпионату России в Самаре.

— На чемпионате мира в Дохе в вашей весовой категории (49 кг) выступит Василий Егоров. Достойный соперник?

— Василий такой же голодный до побед, как и я. Когда он и другие ребята стали чемпионами Европы, искренне порадовался за всех. И чемпионат мира в Катаре буду смотреть с надеждой на лучшее. Пусть парни выиграют как можно больше медалей и олимпийских лицензий!

— Вы за всех наших спортсменов так переживаете или только за боксеров?

— За всех! Ветераны вроде меня знают цену каждой медали – особенно если она олимпийская. Когда сборная России выиграла зимние Олимпийские игры в Сочи, я не смог сдержать слез. Это были слезы радости. Мы доказали всему миру, что Россия – спортивная держава №1. А сколько было разговоров до этих Игр, что мы ничего не построим. Потом, когда построили, скептики стали кричать, что наша сборная ничего не выиграет. И опять оказались неправы!

«ОБОЖАЮ КРОССЫ»

— Вернемся к боксу. Как у вас складываются взаимоотношения с Василием Егоровым на ринге?

— Пока счет 1:0 в его пользу. Я проиграл в полуфинале прошлогоднего чемпионата России. Почему? Наверное, не совсем правильно настроился на бой. Плюс была небольшая травма. Ничего страшного. Выводы я сделал, жду боя-реванша.  Может быть, встретимся через два месяца в Самаре. Кстати, этот город — счастливый для меня. Там 11 лет назад я выиграл свое первое «золото» на взрослом уровне.

— Вы когда-нибудь устаете от бокса?

— Честно? Дня без него не могу прожить! Когда выдается редкий выходной, уже утром чувствую:  чего-то не хватает. Придешь в зал, сядешь около ринга, с кем-то из ребят поговоришь – и сразу совсем другое настроение.

— Что в тренировочном процессе больше всего любите и наоборот ненавидите?

— Многим спортсменам не нравятся кроссы, а я их обожаю. Бегать привык с детства. В Пятигорске есть гора Машук. Если бежать вокруг нее – это 10 километров. Если вверх и вниз – 12. И так каждое утро. А что не нравится? Раньше не понимал, зачем нужны «бои с тенью». Это такое упражнение, когда мы бьем по воображаемому сопернику. В молодости мог сказать тренеру: «Зачем руками просто так машем, бесполезно же?!». А потом понял: бои с тенью — это азы бокса. Как букварь для первоклассников.

— 26 сентября вам исполнится 32. Не поверю, если скажете, что вас ни разу не звали в профессионалы?

— Раньше было много предложений. И после Пекина, и после Лондона. Но я решил так: пока не выиграю золотую олимпийскую медаль, из любителей не уйду. Да и что такое профессиональный бокс? По сравнению с любительским – отпуск! Готовишься несколько месяцев к одному сопернику, взвешивание – один раз.  Приехал, отработал и отдыхаешь. А теперь возьмем чемпионат мира. Если нормально готов и жеребьевка удачная, то это 5-6 боев за две недели. К каждому сопернику надо подготовиться, изучить его досконально, настроиться. И при этом еще нужно вес держать. Перед турнирами обычно сгоняю 3,5 килограмма. Не так много, как другие ребята, но тоже не сахар. Идем дальше. У профессионалов бои по 6-8-12 раундов. Есть время на раскачку и возможность отыграться, если вначале пропустил несколько ударов. А любители дерутся 3 раунда по 3 минуты. Здесь каждый удар – на вес золота. Побеждает тот, кто быстрее думает.

«БРОНЗА» ЛОНДОНА ДОРОЖЕ ВСЕХ НАГРАД»

— Чему вас научили Олимпийские игры в Пекине?

Не поддаваться эйфории праздника,  который тебя окружает с первых дней пребывания в олимпийской столице. Сначала – дело. Закончился для тебя турнир, тогда можно гулять, веселиться, смотреть по сторонам.

— Значит, в 2008-м вы проиграли в первом раунде из-за эйфории?

— Проиграл я по решению судей. У меня и тренеров насчет этого боя с украинцем Георгием Чигаевым другое мнение. Но в любом случае поражение – это тоже колоссальный опыт. Когда через четыре года ехал в Лондон, уже знал, как себя вести, как готовиться к боям. И ребят от ошибок предостерегал.

— Помимо вас, олимпийскую «бронзу» в 2012-м выиграли Миша Алоян (52 кг) и Андрей Замковой (69 кг). Кто больше расстроился?

— Я ребятам сразу после полуфинальных боев в раздевалке сказал: «На Олимпийских играх любая медаль – это подвиг. Потом поймете».

— Потому что особый турнир?

— Да. Я дважды выигрывал чемпионаты Европы, был в призерах на чемпионатах мира в 2009-м и в 2011-м годах. Но «бронза» Лондона для меня дороже всех этих наград.

— Как изменилась ваша жизнь после Игр-2012?

Много было приглашений на светские мероприятия. Но я не тусовщик. Вот в родную школу прийти с детьми пообщаться или на мастер-класс – другое дело. В этом году Александр Борисыч Лебзяк (спасибо ему!) 1 сентября разрешил съездить в Пятигорск на встречу с учениками и студентами. Я понимаю, что такие встречи дают приток ребят в школы бокса. Поэтому никогда от них не отказываюсь.

«НА РИНГЕ ЛЕБЗЯК – ТРЕНЕР, ВНЕ РИНГА — ДРУГ»

— Что отличает главного тренера сборной России по боксу от других специалистов вашего профиля?

— Бывает, что тренер держит такую дистанцию, что к нему не подойдешь. А  к Александру Борисычу можно обратиться с любым вопросом. Он и житейский совет даст, если нужно. Когда мы на ринге, Лебзяк – наш тренер. А вне ринга – друг. Это если коротко…

— Вы себя тренером видите?

— Ой, не знаю пока. Тут как-то взялся провести тренировку с детьми (брат попросил) и понял: не хватает у меня терпения. Если вижу, что мальчишка делает не то, что я сказал, начинаю раздражаться. Брат смеялся: «Какой ты нетерпеливый! Пока их чему-то научишь, целый год пройдет, а то и два».

— Правда, что вы окончили музыкальную школу по классу фортепиано?

— И аккордеона. Но сейчас без нот уже ничего не сыграю. У меня слуха нет.

— Как же вы умудрялись совмещать школу, музыку и бокс?

— В 7 часов утра — первая тренировка. Потом уроки в школе. Дальше ехал в «музыкалку». Там свое расписание – специальность, сольфеджио, история искусств, музыкальная литература. Я только на хор не ходил – опять же из-за отсутствия слуха. А вечером вторая тренировка в зале. И так — до окончания 11 класса.

— Как у вас было с успеваемостью?

Везде учился на «четверки» и «пятерки». Другая оценка означала для меня пропуск тренировки. А «трояк» в четверти закрывал дорогу в боксерский зал до следующих каникул. Такой был уговор с родителями. Благодаря им и хорошее образование получил, и детскую мечту – стать боксером – исполнил.

Юрий Бутнев, Служба информации ОКР