Александр Лесун: «Человек в экстремальных ситуациях обретает целостность»

В современном пятиборье к моменту приостановки отборочного цикла российские спортсмены имели две олимпийские лицензии из четырех возможных. Оставшиеся квоты должны были достаться призерам чемпионата мира 2020 года и восьми лучшим пятиборцам мирового рейтинга.

Чемпионат мира по современному пятиборью, который должен был состояться 25-31 мая в Сямыне (Китай), перенесен в мексиканский Канкун на конец сентября-октябрь 2020 года. Сроки проведения этапов Кубка мира, где также можно заработать очки в мировой рейтинг, на данный момент неизвестны. Эти изменения в календаре произошли еще до того, как были озвучены новые сроки Олимпийских игр в Токио.

О  ситуации с олимпийским отбором в современном пятиборье и о том, как с пользой провести время в период вынужденной самоизоляции, в интервью Службе информации ОКР рассказал Олимпийский чемпион, многократный чемпион мира и Европы Александр Лесун.

– Что известно на данный момент о квалификационных олимпийских соревнованиях?

–  Пока непонятно, когда в этом году состоятся этапы Кубка мира и войдут ли они в систему отбора. Чемпионат мира статус отборочного не потеряет. Если ситуация в мире стабилизируется, то он пройдет осенью в Канкуне. Это великолепное место, где погодные условия позволяют проводить соревнования в любое время года. К тому же мексиканцы уже имеют опыт организации международных соревнований по современному пятиборью. В 2018 году чемпионат мира принимал Мехико.

– В прошлом году в Токио состоялся финал Кубка мира. Вы смогли протестировать места будущих олимпийских состязаний?

–  Мы были практически на всех базах. Условия там очень хорошие. Также проверили местных лошадей, которые должны были участвовать в соревнованиях по конкуру, всё запротоколировали. Но к 2021 году их поголовье может сильно поменяться.

David Rogers/Getty Images

– Сложно будет поддерживать форму спортсменам, которые планировали выступить на Играх в этом году?

– Слабо представляю ситуацию, при которой человек, который отобрался на Олимпийские игры, через год будет не в оптимальных кондициях. Если только он собирался после Игр заканчивать карьеру… Другой вопрос, что можно сломаться психологически или получить травму.

У меня после выступлений в этом году было желание сделать перерыв. Однако сложившая ситуация дает шанс еще, как минимум, один год быть в спорте. Во всем надо искать позитив, не расклеиваться и не впадать в панику.

– Когда поняли, что надо перестраиваться под новые условия и снижать нагрузки?

– Разговоры о переносе этапов Кубка мира начались еще в начале февраля. Нам об этом объявили в 20-х числах марта. Вначале первые два этапа сдвинули на май. Позже, поняв масштаб эпидемии, перенесли всё на неопределённый срок, вплоть до следующего года.

После отмены первого этапа я еще день-два потренировался в том же режиме, затем тренер принял решение о необходимости перейти на объемы, которые мы обычно делаем осенью в подготовительном периоде. А когда ситуация стала развиваться по неблагоприятному сценарию, спортсмены ушли в отпуск.

– Вы все это время находились на базе в Новогорске?

– Мы там тренировались, но уехали еще до того, как стали закрывать спортивные базы.

– На каких дисциплинах пятиборья может больше всего сказаться непредвиденный отдых?

– В плавании у нас нет таких скоростей, чтобы бороться за каждую десятую долю секунды. Чувство воды можно потерять, только зная, что это такое, если начинал свою карьеру с плавания. У меня бывало, что уже через три-четыре дня после отпуска начинал хорошо плавать, а иногда для этого нужно две недели. У всех по-разному.

– В каком бассейне обычно тренируетесь?

– В Новогорске не так давно построили 25-метровый бассейн. Там мы плавали каждый день, кроме воскресенья. Вообще на базе есть два бассейна, но второй – с теплой водой. Он подходит больше для восстановления.

David Rogers/Getty Images

– Фехтование – сложно-координационный вид спорта. Что здесь пострадает больше всего?

– В этом виде многое зависит от мышечного тонуса, который сказывается на передвижении ног. Сама техника у меня не уходит никуда. Как показывает практика, могу не фехтовать полтора-два месяца, а потом выйти на дорожку и сделать всё очень хорошо. Но без тонуса мышц этого хватает ненадолго.

Здесь также важно видеть и чувствовать соперника. Знаю спортсменов, которые работают со специальными мишенями, либо с тренером, и, таким образом, поднимают результат. У меня – только спарринг. Но это тонкая, подводящая работа, которая нужна больше перед соревнованиями.

– Выносливость дома сложно развивать. Бег на месте вряд ли спасет ситуацию.

– Это совсем другой бег. Но, возможно, у кого-то имеются беговые дорожки.

– У вас дома есть спортивные тренажеры?

– Нет, у меня только медали, которые напоминают о спорте. А вот работу, связанную со стрельбой, дома делать можно. Лазерный пистолет и мишень позволяют это. Специального разрешения на перевозку такого оружия не нужно. Один из моих знакомых, имея все это дома, даже в обычных условиях не ходит в тир.

– С навыками верховой езды дела обстоят сложнее?

– В конкуре важны нюансы, теоретическая подготовка занимает не последнее место. Перед стартами я периодически пересматриваю конкурные соревнования или звоню специалистам, чтобы обсудить различные моменты. Именно этим сейчас можно заняться.

– В каких конных клубах вы обычно занимаетесь?

– Три раза в неделю мы тренировались в Конно-спортивном клубе «Северный » или ЦСКА на улице Дыбенко.

– Вы уже знаете там всех лошадей, их характеры?

– Нет, так как не все лошади предназначены для такой работы. В конкуре важно знать не столько характер, сколько то, что лошадь умеет или не умеет делать. И нужно ей не мешать, а помогать преодолевать препятствия.

David Rogers/Getty Images

– Сколько длится ваш отпуск в межсезонье?

– От месяца до полутора. Все зависит от задач на сезон. Хотя по молодости мог себе позволить отдохнуть немного больше.

– Как любите отдыхать?

Предпочитаю активный отдых – пробую себя в видах спорта, которые не связаны с пятиборьем. Сноуборд, вейкбординг, серфинг, езда на велосипеде… Люблю поплавать в море, ходить на прогулки и экскурсии.

– А сейчас как проводите время?

– Первые три дня просто спал, отдыхал, смотрел фильмы. Когда понял, что так уже не могу, мы созвонились с тренером и решили, что сейчас в домашних условиях можно делать только элементарные упражнения ОФП, а также специальные — для профилактики старых травм.

Кстати, сейчас появилось время, чтобы сделать то, что хотел раньше, но не мог себе позволить из-за большой занятости: читаю книги, слушаю умных людей.

– Например?

– Смотрю вебинар по философии, прямые трансляции для тех, кто занимается медитацией. Раньше это было далеко от меня, а сейчас мне становится понятно и интересно. Недавно с удовольствием посмотрел онлайн-концерт панк-рок группы F.P.G из Нижнего Новгорода, выступавшей в стиле панк-джаз. Это было здорово!

Если человек самодостаточный и хочет развиваться, то для этого сейчас самое время.

– Применимы к данной ситуации слова немецкого мыслителя Фридриха Ницше: «То, что нас не убивает, делает сильнее»?

– Да, причем делает сильнее как психологически, так и физически. Человек в таких экстремальных ситуациях обретает целостность.

Маргарита Балакирева, Служба информации ОКР