Андрей Замковой: «Не боюсь начинать с нуля»

Сборную России по боксу известие о пандемии коронавируса застало на олимпийском отборочном турнире в Лондоне. Теперь же объявлено, что соревнования будут проведены заново, а место в команде спортсменам придется завоевывать по итогам чемпионата России.

— При подготовке к олимпийскому квалификационному турниру даже не думали, что ситуация станет настолько серьезной, — рассказал в интервью Службе информации ОКР капитан сборной России по боксу, бронзовый призер Олимпийских игр 2012 года в Лондоне, чемпион мира-2019 (категория до 69 кг) Андрей Замковой. – Настраивались, что соревнования пройдут от начала до конца и из Британии вернемся с лицензиями. Когда узнали об отмене отбора, очень расстроились, ведь на тот момент мы проделали огромный объем работы. Теперь же придется начинать все сначала.

— Что испытали, когда впервые услышали о приостановке и отмене олимпийского отбора?

— Чувства были двоякие. С одной стороны, это очень плохо, ведь подготовку фактически придется начинать с нуля. С другой – в первом бою с испанцем Сиссоко Ндиайе я получил небольшую травму, которая могла помешать мне боксировать.

Dean Mouhtaropoulos / Getty Images

— Насколько серьезным было повреждение?

— В последнем раунде он попал мне головой в нос, что привело к рассечению. Несмотря на это, я все равно продолжил бы выступление на турнире, просто пришлось бы чуть тяжелее. Кстати, судья даже не сделал испанцу замечание.

— Как бы оценили свое выступление в Лондоне?

— К отбору подошел в отличной форме. Что же касается соперника по единственному поединку, который я успел провести — Ндиайе парень хоть и молодой, но опытный. Первый раунд пришлось под него подстраиваться, поэтому и проиграл. Второй и третий выиграл, дважды отправив его в нокдаун. Правда, судья почему-то не стал начинать отсчет после второго падения испанца и засчитал в итоге только один нокдаун. Мы с тренером работой рефери остались недовольны.

— Чем конкретно?

— В какой-то момент я поскользнулся и упал, а Ндиайе подбежал и после команды «стоп» несколько раз ударил меня по спине и затылку. Поведение, скажем так, не самое правильное. Я понимаю, что это отборочный турнир, и все хотят попасть на Олимпийские игры, но нужно же себя держать в руках и проявлять исключительно спортивную злость, а не эмоции.

— В Лондоне вы были капитаном команды. Что входило в ваши обязанности?

— Повязку, как в футболе, мне, конечно же, не дают. Да и особых обозначений на форме нет. Главное, что об этом знают все ребята в сборной. Еще до капитанства у меня выстроились уважительные отношения со всеми боксерами и тренерами, так что ничего не поменялось.

Помогаю ребятам в трудные минуты, даю советы, поддерживаю. Я – один из старожилов сборной, опыта у меня много. Также слежу за тем, чтобы не возникало конфликтных ситуаций. Все-таки видеть на протяжении трех-четырех недель сборов одни и те же лица немного надоедает.

Фото из личного архива Андрея Замкового

— То есть отвечаете и за атмосферу в коллективе?

— Лишь отчасти. Это в основном зависит от того, какие отношения внутри команды выстраивает главный тренер. У нас прекрасный коллектив, дружеская атмосфера. А значит, мы идем правильным путем и смотрим с наставником в одном направлении.

— Мотивирующие речи перед крупными стартами произносите?

— Такого, чтобы встать в круг и положить руки в центр у нас еще не было, ведь партнеры по команде и без этого прекрасно понимают, зачем едут на соревнования, к чему готовятся на сборах. Вижу, что с мотивацией у них всё в порядке. Что же касается поддержки во время боев, то мы всегда болеем друг за друга и при первой возможности идем на трибуну.

— Звание капитана добавляет ответственности?

— Конечно! Очень прилично. Не скажу, что до этого подходил к боям расслабленно, но теперь еще более собран. Готовлюсь к любому сопернику максимально серьезно.

— Новость о повторном внутреннем отборе на перенесенный лицензионный турнир не расстроила?

— После приостановки турнира понимали, что скорее всего соревнования начнут заново, а, следовательно, придется пройти новый цикл подготовки и внутренний отбор через чемпионат России. Но я не боюсь начинать с нуля.

— Насколько велик уровень конкуренции в вашем весе на внутренней арене?

— В России во всех весовых категориях уровень конкуренции очень высок. У нас много молодых парней, которые только входят во взрослый бокс. Они набираются опыта, становятся сильнее и на равных соревнуются с возрастными спортсменами.

— Перенос Олимпийских игр в Токио — это хорошо? Все-таки дополнительный год на подготовку.

— Пока не до конца для себя это понял. Хочется поскорее оказаться на Олимпийских играх, ведь мне уже 32 года. Что будет дальше? Не исключаю, что после любительского перейду в профессиональный бокс, но об этом пока не думаю. Всё внимание сосредоточено исключительно на Играх в Токио. Но ничего страшного в переносе не вижу. Жизнь продолжается. Надеюсь, что скоро коронавирус будет побежден и мы сможем возобновить подготовку.

РИА Новости/Владимир Астапкович

— Какая медаль наиболее ценная в вашей коллекции: «золото» чемпионата мира или «бронза» Игр-2012 в Лондоне?

— Олимпийские игры и чемпионат мира – разные соревнования. Вроде бы и вид спорта тот же, да и состав участников схож, но когда стоишь на олимпийском пьедестале — эмоции совершенно другие. Я очень рад, что стал чемпионом мира, но Игры — это что-то особенное. Возможно, всё дело в возрасте, ведь тогда мне было 24 года.

— Может дело еще и в атмосфере?

— Конечно! На Олимпийские игры в Лондоне мы приехали заранее, чтобы пройти акклиматизацию. Я несколько дней ходил с открытым ртом, ведь на тот момент для меня это был самый крупный старт в карьере. Участвовал во всех конкурсах, развлекательных программах в Олимпийской деревне.

— Перейдем от прошлого к настоящему: как переживаете самоизоляцию?

— Первые пять дней прошли отлично: отдыхал и восстанавливался после соревнований. На шестой день уже начал скучать по залу, отжиматься и тренироваться. Постоянно нахожусь на связи с личным тренером Геннадием Рыжиковым. Ежедневно он дает мне новые упражнения, говорит, на что нужно обратить особое внимание.

Еще у меня маленький ребенок, которому нужно движение и внимание. Регулярно делаем с ним зарядку, ведь главное в столь юном возрасте – привить любовь к активному образу жизни. И не важно, каким видом спорта он потом будет заниматься. Главное, чтобы боксом! (Смеется).

Что касается веса, то на сборах обычно теряю максимум два килограмма. Сейчас хоть и сидим дома, но благодаря ребенку проблем с этим не испытываю. Смотрю в зеркало и понимаю — не поправился.

— Федерация бокса России запустила горячую линию, направленную на помощь нуждающимся. Удалось присоединиться к акции?

— Это очень достойный и сильный поступок федерации и лично ее генерального секретаря Умара Назаровича Кремлева. Из-за коронавируса у многих людей нет возможности помочь своим пожилым родственникам, а кто-то оказался в трудной жизненной ситуации и нуждается в поддержке. Жаль, что не могу примкнуть к числу волонтеров, ведь живу в Кисловодске. Тем не менее стараюсь информационно поддерживать эту инициативу и регулярно рассказывать о ней в своих социальных сетях.

— Чем занимаетесь в свободное время, которого из-за карантина стало существенно больше?

— Провожу его с семьей. Который день с женой пытаемся что-нибудь посмотреть вечером, но, ложась в кровать, тут же засыпаем. Есть буквально пара свободных часов в день, когда ребенок спит, все остальное время уделяю ему.

— Уже есть понимание, как будет строиться подготовка по завершении карантина?

— Недавно общался с главным тренером мужской сборной Виктором Фахрутдиновым. По его словам, если позволит эпидемиологическая обстановка, 1 июня отправимся на сбор в Киргизию, а месяц спустя переместимся в Кисловодск. Надеюсь, что удастся реализовать эти планы. Все-таки столь длинный перерыв может помешать набрать оптимальную форму.

Савва Тимофеев, Служба информации ОКР