/ЭКСКЛЮЗИВ/ Анастасия Войнова: «Весной хотела купить мотоцикл, но тренер убедил подождать до Токио»

Серебряный призер Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро в командном спринте, четырехкратная чемпионка мира и одна из сильнейших российских велогонщиц современности Анастасия Войнова на Игры в Токио отправляется в статусе реального претендента на медали. Во время подготовки к главному старту в карьере спортсменка обстоятельно пообщалась со Службой информации ОКР.

С МУЖЧИНАМИ КОМФОРТНЕЕ

— Вы – единственная девушка, которая тренируется в группе Владимира Хозова. Как живется в мужском коллективе?

— Я с детства тренировалась в мужских коллективах и мне это, честно говоря, нравится больше. Мужчины адекватнее. Девочки склонны к необъективному мышлению, истеричности, эмоциям, особенно на тренировках. У ребят этого нет, поэтому с ними намного комфортнее взаимодействовать в рабочем плане. Возможно, иногда у них довольно жесткий юмор, но я понимаю, что своими шутками они не хотят задеть. Да и ответить я могу.

Наталья Пахаленко

— В сознании болельщиков ваше имя неразрывно связано с Дарьей Шмелевой, хотя сейчас вы даже работаете с разными тренерами. Как объяснить такой парадокс и как на это реагируете?

— Конечно это связано с тем, что мы выступаем вместе в командном спринте. В этом виде мы – чемпионки мира, призеры Олимпийских игр. Хотя при этом обе добиваемся успехов и в индивидуальных дисциплинах. Поэтому, конечно, любому спортсмену неприятно, когда акцент делается только на командные выступления, а остальные моменты не учитываются.

— Вы не раз говорили, что не являетесь с Дашей близкими подругами. Можете вместе свободное время провести, сходить куда-то?

— Уже давно вместе никуда не выбирались, но это связано с карантином и с тем, что работаем в разных командах. А раньше могли сходить и в театр, и в кино, и в кафе.

— Любите активный отдых или предпочтете свободный вечер дома с книжкой провести?

— Зависит от настроения. Во время тяжелых тренировочных сборов конечно предпочту дома посидеть. Но иногда хочется выйти в мир и развеяться, ведь от режима «потренировался-поел-поспал» тоже устаешь.

— После того, как вы выиграли олимпийскую медаль в Рио, наверняка были приглашения на всяческие приемы, чествования. Как воспринимали возникший вокруг вас ажиотаж?

— Мне это нравится. Приятно в личном плане – это плоды моей работы, как спортсмена, и я это заслужила. Кроме того, хочется внести какой-то вклад. Мне кажется, что велоспорт у нас на одном из последних мест по популярности. Раньше по наивности надеялась, что если мы будем выигрывать медали, то таким образом сможем показать миру, что и в России есть велоспорт. Но как раз ситуация после Игр в Рио показала, что всё не так.

— И что вас натолкнуло на такие грустные мысли?

— Мы были на каком-то приеме, после которого спортсменов попросили немного задержаться и пообщаться с журналистами. К велосипедистам из прессы не подошел вообще никто.

НЕ СМОГЛА ПРОДАТЬ ПОДАРОК

— Олимпийским чемпионам и призерам подарили машины. Многие потом их продали. А вы по-прежнему пользуетесь?

— Да. Я из тех, у кого сначала появилась машина, а только через месяц – права (смеется). Планировала начать водить после Рио. Честно говоря, тоже думала продавать подаренную за медаль машину. Уже договорилась, в салоне нас ждал человек. Мы поехали туда с другом, но на полпути я ему сказала: «Разворачивайся. Мы едем домой». Не смогла ее продать.

instagram.com/voinovaanastasiya/

— Больше избавится от нее не хотели?

— Нет. Хорошая машина.

— Натура гонщика за рулем проявляется?

— Я спокойный водитель. Люблю скорость, но в Москве особо не разгонишься. Очень хотела проехать быстрее 200 километров в час. Однажды это сделала на трассе. Потом гордилась собой (смеется).

— Новое увлечение – мотоциклы?

— Ходила в мотошколу в Химках, но экзамены сдать не успела из-за того, что мы уехали в Санкт-Петербург готовиться к чемпионату России. Поговорила со своим тренером Владимиром Хозовым, и он попросил перенести эту затею и заняться этим после Токио.

— То есть вы твердо намерены сесть за руль мотоцикла?

— Да. Хотела купить мотоцикл этой весной, но Хозов убедил этого не делать и не соблазнять себя за несколько месяцев до Игр, к которым я шла всю карьеру.

— После велосипеда профессиональному гонщику проще освоить мотоцикл?

— На первом же занятии я села и поехала по площадке. Инструктор сразу сказал – видно, что на мотоцикл сел велосипедист. Единственная разница – на велосипеде ты помогаешь управлять ногами. Колени уходят от рамы, в зависимости от поворота. На мотоцикле, наоборот, колени нужно к баку прижимать. А я подсознательно продолжала ехать на велосипеде – профессиональная «болезнь» (улыбается).

В ПСИХОЛОГИИ ОГРОМНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ

— Ваш Инстаграм необычен правильным русским языком. Откуда такая грамотность?

— Я до сих пор изучаю русский язык и считаю его одним из самых красивых и сложных в мире. Особенно это касается ударений – постоянно открываю для себя что-то новое.

— Это говорит о том, что человек много читает.

— Я гуманитарий и с детства любила читать. Даже хотела быть филологом.

— Судя по тому же Инстаграму, сейчас вы читаете довольно сложные вещи – труды по психологии.

— Да. Три года назад умерла мама, и мой мир перевернулся. Нужно было заполнить внутреннюю пустоту, и ответы на свои вопросы я начала искать в психологии. Мама была дипломированным психологом, дома у нас несколько полок заполнены соответствующими книгами, учебными пособиями. Меня это затянуло, мне это нравится. Это помогло тогда и продолжает помогать в спорте.

Вообще, на мой взгляд, психология – наиболее отстающее звено в российском спорте. Ей не уделяется должного внимания, и над этим нужно работать.

instagram.com/voinovaanastasiya/

— Посоветуете какую-то книгу по психологии, которая должна быть у каждого спортсмена?

— Нельзя просто сказать – «возьми, почитай эту книгу, и она тебе поможет». Из каждой подчеркиваешь что-то для себя. Человек должен и к книгам, и вообще к психологии прийти сам.

— В чем именно психология может помочь спортсмену?

— Одна из основных проблем даже сильных и талантливых спортсменов – в соревновательном режиме они не могут реализовать весь свой потенциал из-за эмоциональных факторов, неустойчивости к стрессам. И результаты показывают намного хуже, чем могли бы. Кто-то боится ответственности, кто-то – выступлений перед публикой, у некоторых появляется мандраж при виде соперников.

У меня с этим проблем нет – я достаточно опытный спортсмен, выступала на многих международных соревнованиях. Проблемы возникают прежде всего с мотивацией, настроем. Когда ты 13 раз становилась чемпионкой Европы, то, приехав на очередной такой турнир…

— Трудно себя убедить, что 14-й титул тебе жизненно необходим.

— Да (Смеется). Но при этом если ты ни разу не была в индивидуальных видах чемпионкой мира – здесь с мотивацией всё в порядке. Но я понимаю, что и чемпионат Европы – важный старт, который нужен для уверенности в себе, для подготовки к чемпионату мира и Олимпийским играм. И здесь как раз помогает психология.

— Есть и альтернативная точка зрения, что психологи только мешают, поскольку мало что понимают в спорте.

— Да, тоже часто это слышу. У нас такой менталитет. Мне кажется, мы в России привыкли себя считать сильными, хладнокровными людьми, которые со всем справятся. А самая распространенная фраза на эту тему: «Я что, больной что ли, с психологами работать?». Но хотела бы верить, что мы к этому придем. В психологии заключен огромный потенциал для каждого человека. Это наш мозг, и если мы научимся им управлять, это улучшит продуктивность жизни. И речь не только о спорте.

— Может, имеет смысл увлечение в профессию превратить? Не думали пойти в спортивные психологи после окончания карьеры?

— Уже появляются такие мысли. Очень обидно за многих спортсменов, у которых видны талант, огромные физические возможности, но есть пробелы в психологии. Поэтому, возможно, мое третье высшее образование будет связано именно с этим.

— Расскажете о двух первых дипломах?

— Первый – Смоленская государственная академия физкультуры, спорта и туризма. По диплому я специалист по физической культуре, тренер. Затем училась госуправлению в РАНХиГС.

— Это уже серьезная история. Зачем она была вам, и как удавалось совмещать учебу со спортом?

— Было тяжело, хотя я училась на заочном. Каждый спортсмен понимает, что его карьера не длится до пенсии. Это только определенный период в жизни, после которого нужно будет искать себя, заниматься чем-то другим.

— Почему именно госуправление выбрали?

— Может быть я когда-нибудь стану президентом Федерации велоспорта России (улыбается).

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Anastasiia Voinova (@voinovaanastasiya)

— Еще одна особенность вашего Инстаграм – в нем много стихов. Любите поэзию?

— Да. Особенно когда настроение меланхоличное. Все-таки я – девочка, бывают такие периоды.

— Кто из поэтов нравится больше всего?

— По настроению. Но когда совсем грустно, то Бродский. «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку» (смеется).

— В команде такое увлечение никто больше не разделяет?

— Бродского, думаю, никто не читает. Тем более у меня мужская команда. Может, ребята тоже склонны к меланхолии, но у них, думаю, другие способы это состояние переживать.

БЕЗ МЕДАЛЕЙ ДОЛГО В СПОРТЕ НЕ СМОГУ

— Как вы оказались в детстве на велотреке в Туле? Начинали ведь с лыжных гонок.

— Я приехала в Тулу на соревнования по лыжам и там встретила тренера, Владимира Алексеевича Еремина. Первое, о чем он спросил: «Хочешь быть чемпионкой?» Я ответила, что конечно. Он уточнил: «А в велоспорте хочешь?». Призналась ему, что не думала об этом. Мы катались летом на велосипедах, но только в рамках общей физической подготовки. Владимир Алексеевич пригласил меня весной покататься на треке. Так в 11 лет я пришла в велоспорт.

Андрей Голованов

— В Туле трек бетонный. Не было страшно?

— Просто прокатиться – нет. Но когда ты еще ребенок, незнакомый с законами физики, и тебе говорят, что нужно заехать наверх – страшно. Еремин тогда сказал: «Если ты сейчас не заедешь, чемпионкой не станешь». Но трек в Туле в любом случае не такой пугающий. Вот когда в 13 лет я впервые приехала в Москву и увидела настоящую стену трека в Крылатском, то тульский показался ровным асфальтом.

— Но ведь в Туле бетонная поверхность. Не боялись на неё упасть?

— В детстве вообще не думаешь об этом.

— У вас ведь были не очень удачные опыты. Расскажете?

— Первое мое падение было как раз в Туле. Я ударилась виском, рассекла бровь о бетонный выступ. Ходила потом с огромным фингалом, заплывшим глазом. И очень переживала по поводу такой внешности.

— Не было мыслей закончить с велоспортом после такого?

— Нет. Через два дня были шоссейные соревнования – надела солнцезащитные очки и поехала туда.

— В какой момент пришло понимание, что вы действительно можете на треке многого добиться? Тренеры рассказывают, что с вами сразу было всё понятно, и вы с детства были на голову выше остальных.

— Осознание, что я хочу выиграть всё, пришло на второй год выступлений в юниорской категории. К тому моменту в командном спринте я успела выиграть с Катей Гниденко юниорские чемпионаты мира и Европы. Но поскольку в треке четыре вида, я себе поставила цель выиграть на следующий сезон во всех.

— И?

— Выиграла все четыре (улыбается). И на чемпионате Европы, и на чемпионате мира.

— Но ведь был переломный момент. Читал интервью вашей мамы, которая вспоминала, как говорила вам – «либо велоспорт, либо пойдешь на рынок торговать». Что это за история?

— Как раз перед юниорским возрастом. Мне было лет 15-16. Мама тогда уже жила в Москве, а я осталась в Тульской области, где училась и тренировалась. В тот момент призадумалась, а действительно ли мне нужна карьера спортсмена. И те слова мамы повлияли на мой окончательный выбор. О котором я впоследствии ни разу не жалела.

Да, впоследствии несколько раз возникали переломные моменты. Но они были связаны не с сожалениями, а с тем, надо ли продолжать, или я уже всего достигла. Я из тех, кто будет в спорте только до тех пор, пока вижу, что это еще не потолок. Плоды моей работы – медали. Если их не будет, то долго в спорте не смогу.

ХОТЕЛОСЬ ПОНЯТЬ ЯПОНИЮ

— Можно обеспечить себя в вашем виде спорта, чтобы по крайней мере на первых порах после завершения карьеры не думать о куске хлеба?

— Не знаю, сколько получают футболисты и хоккеисты, и даже не хочу знать. Эти виды несравнимы ни с какими другими. Но в современном спорте себя можно вполне достойно обеспечить. Нам, например, такую возможность дает команда «Газпром-Русвело». Если раньше спринтеры не имели ни клубов, ничего, то теперь это есть.

instagram.com/voinovaanastasiya/

— У вас ведь был опыт коммерческих стартов в японском кейрине. Как впечатления?

— У женщин в японском кейрине контракт подписывается на 3 месяца, за которые ты можешь выступить на четырех гонках. Я ездила туда один раз. Приглашали и на следующий год, но не захотела.

— Это ведь возможность неплохо заработать?

— Такие выступления действительно могут принести доход, но для меня это был второстепенный фактор. Было интересно, потому что следующие Олимпийские игры пройдут в Японии. Хотелось немного понять страну, привыкнуть к ее климату, получить новый опыт. Кроме того, у нас была возможность тренироваться на олимпийском треке.

— Какие главные впечатления от той поездки?

— Их очень много. Удивительная страна и нация. Японцы очень доброжелательные, гостеприимные. Мне там подарили подарков больше, чем за всю жизнь. В основном всякие мелочи – игрушки, заколки. Когда механик, помогавший обслуживать велосипед, узнал, что я фанатка Минни, подруги Микки-Мауса, то сразу же начал мне дарить сувениры с ее изображением – майки, чехлы для телефона и кучу всего. Когда вернулась из Японии, Минни у меня была кругом (смеется).

СНОВА ПОКРАШУСЬ В РОЗОВЫЙ

— Из других видов спорта какой вам больше всего нравится?

— Люблю мужской хоккей, каждый год смотрю чемпионаты мира. Расстроилась, что турнир в этом году перенесли из Минска – очень его ждала, была мысль туда поехать. Вживую еще ни разу не была на чемпионате мира.

— А вообще на хоккей ходили хоть раз?

— Да. Я ведь выступаю за «Динамо», и как-то, еще до Игр в Рио, нам с Дашей Шмелевой подарили билеты на хоккей. Меня так впечатлила и сама игра – вживую это действительно спорт для настоящих мужчин — и атмосфера вокруг. Талисманы, которые ходят и развлекают зрителей, заряженные болельщики. Моя мечта – увидеть такое когда-нибудь на велотреке в России.

instagram.com/voinovaanastasiya/

— Относительно недавно вы предстали в новом образе – с розовыми волосами.

— Это были последствия карантина (улыбается).

— Планируете продолжить эксперименты с имиджем?

— Да. Мне понравилось. Думаю, снова покрашусь в розовый. Может быть, даже в Токио.

— Девушкам в велоспорте сложно выделиться из-за экипировки. Как решать этот вопрос?

— В нашем виде спорта остается только маникюр. Потому что ты постоянно в комбинезоне и шлеме. Лучше всего выделиться тем, чтобы встать на высшую ступень пьедестала.

— Макияжу сколько времени уделяете перед соревнованиями?

— Пару минут. Максимум – подкрасить ресницы, нанести какой-то тон. Всегда хочется узнать, чем красятся девочки, у которых макияж сохраняется до конца соревнований. Возьмем, например, нашу разминку. Она начинается за два часа до соревнований. Мы находимся в помещении в 30-градусной жаре. Ты постоянно потеешь, косметика течет.

ТАИЛАНД – СТРАНА КОНТРАСТОВ

— Раз уж вспомнили о карантине — как переживали период, когда прошлой весной все внезапно оказались в домашнем заточении?

— Не буду скрывать – было тяжело. Я веду активный образ жизни и уже привыкла к тому, что мы не сидим дома в четырех стенах. Постоянно происходит смена картинки, обстановки. Кроме того, мне нужно постоянно подпитывать свой эмоциональный фон. Дома, в отрыве от внешнего мира, это сделать очень сложно.

С другой стороны, если оглядываться на этот период сейчас, то воспринимаю его как хороший этап в жизни. Перед каждым встал вопрос – а что ты можешь сделать без внешних факторов, как заполнить себя внутри и находиться в комфорте и гармонии, насколько ты можешь себя контролировать, анализировать.

— Как себя заставлять тренироваться на карантине?

— Обязательно должно быть собственное желание работать. Тренер может тебя заставить. Но это работает день-два. Второй вопрос – насколько эффективно ты сделаешь тренировку, если головой не хочешь этого. Поэтому необходимо четкое понимание, для чего ты это делаешь и зачем это нужно. Тогда не придется и самому себя заставлять, и тренеру тем более.

— На карантине форму сильно растеряли?

— Спортсмены, в отличие от тех же офисных работников, не могут себе позволить уйти на месяц в отпуск, а потом вернуться и продолжать. Если я не буду тренироваться месяц, то буду себя чувствовать так, как будто вообще никогда не занималась спортом. Очень быстро теряю физическую форму, и мне нужно стараться держать себя в тонусе. Больше двух недель вообще стараюсь не отдыхать. И даже в течение этого времени обязательно стараюсь хотя бы пару раз сходить в тренажерный зал. Зная, что иначе потом будет тяжело.

После карантина первый сбор был в Омске. И контрольные старты показали обычную, среднюю тренировочную форму.

— После пандемии удалось куда-то съездить в отпуск?

— Пять дней отдохнула на море в Турции. Хотя вообще я люблю активный отдых, а не лежать на пляже.

— Какой отпуск запомнился больше всего?

— Наверное, Таиланд. За 7 дней успела побывать в Паттайе, съездить на Пхукет, оттуда уплыла на остров Пхипхи.

— Разве можно в таком режиме отдохнуть?

— Это смена картинки, эмоции. А в физическом плане я всё равно отдыхаю от своих тренировочных нагрузок.

— Чем вас так впечатлил Таиланд? 

— Природой, людьми. А самым запоминающимся оказался контраст, который я увидела в этой стране. В Паттайе привычная, современная жизнь, а на Пхипхи во время экскурсии я решила прогуляться и встретила местных детишек. То, где они живут, я даже не знаю, как описать. Шалаши, наверное. То есть два дня назад я была в городе, где бурлит жизнь, а здесь видела детей, которые босиком бегают по лесу, живут в шалашах и даже не знают, что такое смартфон.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Anastasiia Voinova (@voinovaanastasiya)

— В отпуске можете сесть на велосипед – просто покататься?

— Нет. Отдых у меня всегда короткий. И в течение этих дней садиться на велосипед не хочется.

— А дома велосипед есть?

— Тоже нет. Мне, безусловно, приятно, что велосипеды в Москве становятся все более популярными. Но мне их и так достаточно (смеется). На обычный велосипед садилась уже очень давно. Разве что пару лет назад покаталась на маунтинбайке по лесу. Это было интересно, получила новые эмоции.

САХАР – ГЛАВНОЕ ЗЛО ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА

— Насколько внимательно следите за питанием? Скажем, в «Макдональдсе» вас можно встретить?

— В «Макдональдсе» нет. Хотя бывает, что позволяю себе вредную пищу. Фастфуд редко, но ем. Дать себе послабление в тот момент, когда можно – это даже необходимо. Хотя бы с точки зрения психологии, чтобы потом было легче держать себя в форме. Но в целом я – сторонник ЗОЖ и правильного питания. Одно исключение – мороженое. Меня скорее можно встретить там, чем в ресторане фаст-фуда (смеется).

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Anastasiia Voinova (@voinovaanastasiya)

— Какое питание посоветуете, чтобы хорошо себя чувствовать и быть в форме? 

— Я – за сбалансированный рацион. В нем должны присутствовать и белки, и жиры, и углеводы. Если мы говорим о людях, которые не занимаются профессиональным спортом, то они в первую очередь должны соблюдать баланс питательных веществ и не превышать суточную норму калорий.

— Есть ведь сторонники радикальных диет. Скажем, полностью отказываются от углеводов.

— Я не специалист, но скептически отношусь к таким монодиетам. Наш организм – гармоничная система. И чтобы в ней всё правильно работало, необходимо соответствующее питание, баланс между работой и восстановлением.

А главным злом для человека я считаю сахар. Это своего рода наркотик, от которого сложно отказаться. Иногда его можно позволять себе. Но нужно понимать, что сахар – простые углеводы, которые бесполезны. А если ты их не тратишь, они сразу идут в жировые отложения. Можно постепенно себя приучать отказываться от сахара. Я сама проходила через это. Да, в первые дни тяжело, но в течение месяца приходишь к рациону, в котором сахара нет вообще. А заменить его можно теми же фруктами.

— На сборах у вас и коллег по команде какой-то особый рацион?

— Все мы взрослые люди, которые изучают и чувствуют свой организм. Мы считаем калории и знаем, что и сколько нужно съесть. В тренировочном режиме можем себе позволить набрать пару килограммов, чтобы восстановление после тяжелых физических нагрузок проходило лучше. Профессионалы знают, какое питание нужно, чтобы сбросить вес перед важными соревнованиями.

— Худшее питание в вашей карьере?

— На Кубке мира в Китае. Ты открываешь любое блюдо, а всё плавает в каком-то жире или масле. Я там ела только фрукты и рис. Китайская еда – на любителя. Они с детства привыкли к большому количеству масла, специй. Когда ты к этому не адаптирован, и к тому же находишься на Кубке мира, раздражать желудок такой пищей точно не стоит.

— Сколько калорий можно потерять за тренировку?

— Максимум, который я видела – около тысячи калорий во время шоссейной тренировки с горками. Люди, которые не занимаются спортом профессионально, мне довольно часто говорят о каком-то невероятном количестве калорий, сожженных за тренировку. Но организм спортсмена уже адаптирован к этим нагрузкам и наш метаболизм немного другой.

— При этом у вас ведь нет, как у гимнастов, жесткого контроля за весом? Что вообще важнее для спринтера – быть мощным или легким и подвижным?

— Я считаюсь одним из самых маленьких спринтеров в мире. А если посмотреть мою статистику и динамику антропометрии, которую нам делает доктор, то в лучшей форме нахожусь с минимальным весом и с минимальным процентом жира.

Илья Зубко

— В тренажерном зале вы жмете ногами платформу весом в 330 кг. Впечатляет.

— Не мне хвастаться в плане силового потенциала. Соцсети позволяют следить за соперницами, и я понимаю, что далеко не самая сильная в тренажерном зале. Основное упражнение – приседание со штангой. Мой максимальный результат здесь – 125 кг, тогда как другие девочки приседают со 140-150 килограммами, и даже больше.

— Это дает им какое-то преимущество?

— Ну я же их обыгрываю (смеется).

ЗАМУЖ НЕ ПОШЛА

— Относительно недавно вы писали в Инстаграм, что вас звали замуж. Чем история закончилась?

— Молодой человек сделал мне предложение. Но, наверное, произошло это не совсем вовремя. К такому этапу в своей жизни я пока не готова.

— Молодой человек-то остался после этого?

— Остался. Но больше предложений не делает. Всё понял (смеется).

— Вообще сложно совмещать семейную жизнь и профессиональный спорт с бесконечными сборами и разъездами?

— Не думаю, что штамп в паспорте что-то меняет. Если отношения между людьми есть, то твои рамки – они в первую очередь в голове. Сейчас у меня такой период в жизни, когда я максимально сконцентрирована на подготовке к Олимпийским играм. Хочется достойно закончить этот этап, а потом уже отдавать энергию чему-то личному.

Илья Зубко, Служба информации ОКР