Владимир Кирильцев: «Когда Шмелева упала, у меня перед глазами вся спортивная жизнь промелькнула»

В декабре многократная чемпионка мира и Европы, серебряный призер Олимпийских игр в Рио по велоспорту на треке Дарья Шмелева получила тяжелую травму на этапе Кубка мира в Новой Зеландии. Но даже перелом шести ребер не заставил спортсменку отказаться от выступления на чемпионате мира в Берлине, где она заявлена во всех четырех спринтерских видах.

Год назад Дарья собрала полный комплект медалей чемпионата мира – из Польши она привезла «золото» в гите, «серебро» в командном спринте и «бронзу» в кейрине. В немецкой столице результаты Шмелевой после двух видов пока скромнее – в паре с Анастасией Войновой она стала четвертой, а в индивидуальном спринте завершила борьбу на стадии 1/16 финала. Но, с учетом обстоятельств, даже такое выступление нельзя назвать неудачным. Об этом в интервью Службе информации ОКР заявил Владимир Кирильцев – тренер спринтерской группы сборной России, в которую входит Дарья Шмелева.

— Полтора месяца назад Даша еще не тренировалась. Поэтому, отмотав это время назад, я был бы сейчас удовлетворен ее выступлением. Но дело в том, что во время подготовки у нее начало получаться. Эти амбиции дали надежду на то, что мы успеем. Однако период подготовки оказался очень коротким, — рассказал Кирильцев. – Поначалу было тяжело – болели связки, ребра. Поэтому не всю работу мы могли делать. Но всё равно пытались успеть.

— Дарья заявила, что не хочет оправдывать такое выступление исключительно травмой.

— А месяц назад она бы вам сказала, что это нормальный результат. Ведь в тот период ей еще нельзя было поднимать штангу, и мы не знали, сможет ли она вообще работать в этом направлении. Но даже при этом она набрала такую форму.

Станислав Красильников/ТАСС

— Как вообще произошло это падение, после которого Шмелева оказалась в больнице с переломами ребер?

— В кейрине было небольшое касание с кореянкой. Не сказать, что соперница что-то сильно нарушила, но Дарья не ожидала столкновения. Легкое прикосновение увело ее влево, где уже была украинка. Выруливая обратно, она просто не успела, зацепилась за колесо украинки, и произошло падение. Это случилось в том месте, где центробежная сила максимальная и перегрузки до 200 килограммов. Поэтому такие травмы.

— Вы в момент падения сразу поняли, что дело плохо?

— Я испугался, что она без сознания. Потому что когда она летела, то не двигалась, и голова была повернута в сторону. Это сигнал того, что человек не пытается увернуться от травм. Когда я подбежал и увидел, что Даша дышит, стонет, стало чуть полегче. Очень сильно испугала меня кровь во рту. Врачи сначала говорили, что всё нормально, просто губу прикусила, но Дарья сказала, что это не так. Стало понятно, что что-то с легкими.

Её обследовали на протяжении 4-5 часов, и в этот момент было жутко. Перед глазами вся спортивная жизнь промелькнула. Мы настраивались на большие достижения на Олимпийских играх, и здесь один момент, который может всё перечеркнуть. Самая тяжелая травма в моей практике.

— Как потом шло восстановление?

— Реабилитацию мы проходили в Москве. Полтора месяца ничего не делали – ей не разрешали. Раз в неделю ездили к новым профессорам, которые изучали её ситуацию. Я просил дать гарантию, что Даша сможет поднимать руку – в противном случае пришлось бы делать операцию. Но такую гарантию никто не давал. Каждый раз это было больно слышать. Она – лучшая разгоняющая в мире, и не может поднимать штангу, а это первое базовое упражнение. Месяц назад Дарья первый раз взяла штангу в руки, с очень маленьким весом.

— Даже при таких стартовых позициях Шмелева горит желанием показать себя в гите и отстоять звание чемпионки мира.

— Я очень сильно на это надеюсь, но не хочу забегать вперед. Глядя на Дашин старт в командном спринте, я подумал, что у нас еще есть шанс побороться за медали. В индивидуальном спринте она тоже настраивалась и хотела, но, честно говоря, я понимал, что не те кондиции.

Илья Зубко

— После четвертого места в командном спринте Дарья говорила, что теперь всю ночь заснуть не сможет. В итоге заснула?

— В час ночи точно не спала – попросила принести ей воды. Это нормально. Первый чемпионат мира с 2014 года, когда мы не выиграли медаль в командном спринте. Непривычно.

— Учитывая такую травму, перед вами ведь и не стояла задача обязательно взять в этом виде медаль?

— Самое главное – сохранить здоровье девчонок перед Олимпийскими играми. Но когда они показывают в квалификации лучшее время, естественно, амбиции бьют через край. И уже думаешь, что всё получается. А затем получилось не так хорошо.

— Результат Шмелевой и Войновой во всех трех заездах был почти одинаковый. То есть это не они просели, а конкуренты прибавили?

— Прибавили, и очень сильно. Но кто сказал, что в олимпийский год кто-то нас будет ждать? Это хороший подзатыльник, чтобы девчонки немножко разозлились. С 2015 года на каждом чемпионате мира брали медаль и привыкли к этому, воспринимали, как должное. А турнир в Берлине показал, что это не так. Конкуренция растет.

Наталья Пахаленко

— Что нужно поправить девушкам перед Токио?

— Дарье – в силовом плане. А Насте нужно над выносливостью поработать, которой она чуть меньше внимания уделяла из-за собственных проблем со здоровьем. Но я не теряю надежду на завоевание медалей в Токио. Скажу даже, что больше, чем уверен – они у нас будут. Да, соперницы подросли нереально. У них на этом чемпионате мира генеральная репетиция перед Токио. А мы затаились. Пусть конкурентки расслабятся и нас спишут – нам так будет даже легче.

— Есть проблема в том, что в командном спринте у нас нет адекватной замены Шмелевой и Войновой?

— Почему же. Екатерина Роговая и Наталия Антонова были на последнем сборе. Они прогрессируют. Мне очень понравилось, что девушки не лезут вперед, а всё прекрасно понимают и не нарушают покой основных спортсменов. Работаем дружно.

— Вы являетесь личным тренером Дарьи, а Анастасия работает в группе Владимира Хозова, хотя раньше тоже тренировалась под вашим руководством. Как так получилось?

— После Игр в Рио Насте захотелось попробовать другое направление. Мы с ней обсудили этот момент на первом же сборе, всё проговорили и решили, что можно поступить так. Если бы Насте не понравилось, она могла вернуться в любой момент.

— Это хорошо, что спортсменки работают с разными тренерами?

— Сначала я думал, что очень плохо. Но потом увидел, как Даша и Настя стали соперничать, и при этом дополнять друг друга. Они подруги, хорошо общаются, но каждая хочет выиграть. Поэтому девушки добились прогресса, и эта ситуация пошла только на пользу. Всё сложилось, как нельзя лучше. А мы с Владимиром Хозовым тоже остаемся в прекрасных отношениях.

Илья Зубко, Служба информации ОКР