Александра Бриллиантова: «Никаких алмазных копей, кроме фамилии, мне от предков не досталось»

Поздравляя всех наших прекрасных дам с наступающим праздником весны — Международным женским днем 8-го марта — Служба информации ОКР пообщалась с одной из самых ярких представительниц и основателей российского спортивного арбитража,  единственной россиянкой, входящей в состав Международного арбитражного совета по спорту Спортивного арбитражного суда (CAS), руководителем Правового управления Олимпийского комитета России (ОКР) Александрой Бриллиантовой.

«За 12 лет работы в CAS привыкла к ответственности»

— Александра Михайловна, в ноябре прошлого года вы вошли в высший руководящий орган CAS – Международный арбитражный совет, став первой представительницей России за всю историю его существования. Уже успели ощутить дополнительную ответственность в связи с этим?

— Ее груз в полной мере чувствовался еще до моего назначения в Совет, когда я была единственным от России арбитром в СAS. Кто-то воспринимает это назначение как причину для гордости. На что я отвечаю: ребята, вы даже не представляете, насколько ответственным, а не гордым, себя ощущаешь каждый раз, когда тебя назначают на дела. Потому что на тебя все смотрят как на единственного представителя страны и в твоем лице пытаются усмотреть позицию руководства российского спорта. Так что с 2003 года, когда я вошла в состав арбитров CAS, привыкла к ответственности в высшей степени ее проявления.

— Помимо вас, много ли женщин в Совете?

— Чуть меньше половины. Человек 8-9, наверное.

— Расскажите, каким образом вы связали свою судьбу со спортивным арбитражем?

— Вся моя юридическая практика накапливалась в международных арбитражных органах. До ОКР я продолжительное время работала в международном арбитраже Торгово-промышленной палаты. Можно сказать, что арбитраж, как способ решения споров, это мой профиль. Поэтому когда в 2001 году мне предложили работу в ОКР, где на тот момент была заложена основа для создания Правового управления, я долго не раздумывала.

Получается, вы стояли у истоков отечественного спортивного арбитража?

— Именно так. Главная задача состояла в том, чтобы создать и наладить систему правовой защиты наших олимпийцев. Уже потом добавились функции по организации деятельности общероссийских спортивных федераций и их взаимодействию с федерациями международными.

«В спортивном арбитраже ощущается нехватка профессионалов»

— Какие достижения могли бы отметить за время своей практики?

— В 2004 году в Афинах нашей всаднице Александре Кареловой было внезапно отказано в допуске к соревнованиям по причине того, что она, по мнению Международной федерации конного спорта (FEI), не выполнила квалификационные требования и не отобралась на Олимпийские игры. FEI запретила Кареловой участвовать в соревнованиях по выездке на Играх-2004. Однако, по мнению представителей Федерации конного спорта России (ФКСР), квалификационный олимпийский отбор спортсменка прошла по всем  правилам. ОКР подал протест в Спортивный арбитражный суд в Лозанне, указав, что FEI нарушила свои же квалификационные нормы отбора на Олимпийские игры. (Суд удовлетворил апелляцию, и Карелова была допущена к Играм – прим. авторов).

Мы доказали, что отстранение было неправомерным и добились включения Кареловой в список участников олимпийских соревнований, хотя сама спортсменка на тот момент была сильно подавлена и в итоговой классификации заняла лишь 23-е место. Правда четыре года спустя в Пекине она стала шестой, что для нашего конного спорта очень хороший результат.

— Как оцениваете текущее состояние дел в отечественном спортивном арбитраже?

— Нельзя сказать, что в нем все прекрасно. Скажем так, он остается на плаву, но ощущается нехватка профессионалов, которые могли бы одинаково тонко разбираться в спортивной сфере и в юридическом поле. Правда, должна заметить, что за последние годы пул спортивных юристов существенно окреп, в значительной степени благодаря деятельности кафедры спортивного права МГЮА и широкой практике, возможность получить которую предоставилась благодаря Играм в Сочи.

К нам прислушиваются. В апреле должно состояться заседание Совета при Президенте РФ по развитию физической культуры и спорта, на котором будет рассматриваться Концепция подготовки нормативной базы профессионального спорта. В данный момент правовое регулирование в профессиональном спорте у нас практически отсутствует. Так вот сейчас готовится целый пакет изменений в Закон о физкультуре и спорте. Составная часть пакета – это арбитражное рассмотрение и регулирование всех споров в профессиональном спорте, тогда как на сегодняшний день вопросы трудовых контрактов рассматривают только суды общей юрисдикции. В рамках законопроекта планируется дать спортивным третейским судам возможность рассматривать споры по спортивным контрактам. Правовое управление ОКР входит в состав рабочей группы по созданию этой Концепции. Мы уже внесли очень много изменений и поправок в ее содержание. К примеру, в первоначальной версии был пункт, лишающий федерации права проведения чемпионата России. Естественно, сейчас этого пункта в Концепции нет.

— Начав работать в ОКР, вы наверняка стали погружаться в спорт не только как юрист, но и как болельщик. Есть ли вид спорта или конкретный атлет, за которым вы следите наиболее пристально?

— Есть! Внимательно слежу за конным спортом, которым я когда-то занималась. А когда случилась история с Кареловой в Афинах, даже подумала, что кони меня не отпустят никогда (смеется).

 «У Виктора Ана русская душа»

— Если вспомнить Олимпийские игры в Сочи, кто для вас стал их главным открытием?

— Виктор Ан, конечно. У него, как мне показалось, очень русская душа. Вообще Олимпийские игры в Сочи — это потрясающее событие, которым мы все по-настоящему наслаждались. Я бывала на многих Играх, но ни одни не вызвали у меня таких мощных положительных эмоций, как это было в Сочи. Между прочим, там не возникло никаких проблем и скандалов, которые требовали вмешательства CAS. Только случай с Максимом Вылегжаниным мы с коллегами обсуждали, но в частном порядке. (Российский лыжник стал четвертым в скиатлоне, уступив бронзовую медаль норвежцу Мартину Сундбю, который на финише выставил лыжу в коридор финишного створа Вылегжанина. Жюри на стадионе признало норвежца виновным в нарушении правил движения лыжников, но в качестве санкции к нему ограничилось письменным предупреждением, не усмотрев влияния на результат гонки. Российская делегация подала апелляцию в Международную федерацию лыжного спорта, которая оставила решение жюри без изменений – прим. авторов).

Я планирую вынести этот случай на заседание Президиума Международного арбитражного совета. В данном случае спортсмен был лишен возможности обжаловать решение Международной федерации лыжных гонок в независимой судебной инстанции. И это неправильно. К тому же, на мой взгляд, нарушение со стороны норвежца были очевидным. После этой истории у меня появилась внутреннее желание поменять действующую систему, чтобы предоставить возможность спортсменам пользоваться объективным и независимым судом, даже когда спор возникает из нарушения «чисто спортивных правил», т.н. «field of sport».

— Александра Михайловна, у вас звучная и красивая фамилия. Ваш род как-то связан с драгоценными камнями?

— Напрямую. Мои предки — известные ювелиры из Бронниц, владевшие до революции 1917 года крупными мастерскими. После смены власти их имущество было национализировано и сейчас там располагается Бронницкий ювелирный завод. Так что никакого наследства, никаких алмазных копей, кроме фамилии, мне от предков не досталось (смеется).

— У вас две дочери. Они пошли по стопам мамы?

— Удивительно, но нет. Младшая — спортсменка, сейчас активно занимается триатлоном, но любит  все виды спорта и готова заниматься любым из них. А старшая закончила Институт военных переводчиков (Университет Министерства обороны РФ), в совершенстве владеет двумя иностранными языками. Сейчас наслаждается профессией стюардессы.

CAS на вашей памяти когда-нибудь назначал заседания на 8 марта?

— Кроме России, в Европе этот праздник мало где отмечают. Поэтому, да, были попытки заставить меня поработать 8 марта, но ничего не вышло. Я считаю, что в этот день все женщины должны получать цветы, подарки и поздравления. И никаких дел!

Юрий Угринов, Юрий Бутнев, Юрий Царицин, Служба информации ОКР