Виталий Смирнов: «Павлов — первый из советских спортивных руководителей, кто имел высшее физкультурное образование»

19 января бывшему руководителю Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР и Президенту Олимпийского комитета СССР Сергею Павлову исполнилось бы 90 лет. Сергея Павловича связывали долгие годы дружбы с почетным Президентом Олимпийского комитета России Виталием Смирновым, успевшим поработать со всеми руководителями советского спорта послевоенного периода. Павлова Виталий Георгиевич вспоминает с особой теплотой.

-У него очень интересная, насыщенная биография, — начал свой рассказ Виталий Смирнов. — Павлов во время войны работал в госпитале, теперь об этом мало кто помнит. Позже поступил в московский институт физкультуры. Учился  по специализации «лыжный спорт» и там же стал секретарем Комитета комсомола.

— Закончить ВУЗ Павлову было не суждено?

— Да. В 1956 году Сергей Павлович ушёл из института и уже через год принимал участие в организации и проведении Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. Из институтского общежития Павлова, естественно, выселили, и он одно время вместе с женой ночевал в своем кабинете первого секретаря Красногвардейского райкома ВЛКСМ. А первым секретарем горкома КПСС тогда была Екатерина Фурцева, которая высоко ценила служебные качества Сергея Павловича.  Светловолосый, с огромными голубыми глазищами, Павлов обладал невероятной харизмой и мог управлять любым коллективом.

— Его карьера стремительно двигалась вверх..

— Уже в 59-м он был избран первым секретарем ЦК ВЛКСМ. В 32 года стал членом ЦК КПСС. Павлов был любимцем Хрущева, но даже после отставки Никиты Сергеевича сумел сохранить должность. В 68-м его направили в Спорткомитет, который тогда был общественной организацией. Идея перевести государственные органы на общественные рельсы принадлежала члену Президиума ЦК КПСС Александру Шелепину. Эксперимент решили начать  со спорта.

 — Не лучшее решение?

— Сразу было потеряно финансирование на местах. Впрочем, Павлов вскоре сумел добиться, что «Союз спортивных обществ» вновь стал Комитетом по физкультуре и спорту. В те годы я работал заместителем у Сергея Павловича и курировал международные дела, управления пропаганды и водных видов спорта. Павлов был очень сильным руководителем. Будучи Первым секретарем ЦК ВЛКСМ в его подчинении находились десятки газет и журналов, которые возглавляли известные, талантливые люди.  Чтобы общаться с ними на равных, Павлову приходилось пропускать через себя море информации, изучая не только доклады и отчеты, но и их фундаментальные труды. Естественно, для него не составило большого труда собрать профессиональную команду на новом месте.

— Однако свои первые Олимпийские игры в качестве главы Комитета по физической культуре и спорту СССР Павлов проиграл…

— Формально это так. На Играх 1968 года в Мехико советская сборная не смогла занять первое место во многом из-за того, что специалисты неправильно рассчитали период акклиматизации. Это произошло всего лишь во второй раз за всю советскую историю. Но Павлов тут ничего исправить не мог, потому что занял ответственный пост незадолго до этих Игр.

Возглавив Спорткомитет, Сергей Павлович внес свежую струю в быт наших атлетов на Олимпийских играх. Например, в Мехико, где руководители и спортсмены жили вместе в Олимпийской деревне, перед каждой церемонией чествования наших чемпионов поэт Николай Добронравов сочинял в  честь героя настоящую оду. Именно с той поры  пошла традиция приглашать на Игры творческий десант. Мы привозили в Олимпийскую деревню артистов, поэтов, писателей, устраивали своеобразные творческие вечера, за что все олимпийцы были очень благодарны Павлову.

— Затем были триумфальные для советского спорта Игры в Мюнхене.

— В год 50-летия советской власти мы завоевали 50 золотых медалей! Даже недоброжелатели Павлова сочли эту цифру его персональным достижением, хотя на самом деле имело место простое совпадение.

— Как и многие, Павлов, наверное, мечтал о том, чтобы Олимпийские игры прошли в СССР?

— Естественно. В 1970-м мы проиграли предвыборную гонку за право принять у себя Игры-1976. Голосование проходило на Сессии МОК в Амстердаме. В первом туре отсеялся Лос-Анджелес и все его голоса перешли к Монреалю. Реакция в СССР была жуткая. В «Советском спорте»  даже появилась рубрика «МОК под огнем критики». Проклятых капиталистов ругали все, и заодно сразу же была поставлена новая задача – любой ценой заполучить Игры 1980 года. Фундамент будущего успеха заложил именно Павлов благодаря своему высочайшему авторитету на международном уровне.

— Перед судьбоносным голосованием в Вене, в 1974 году, были курьезные эпизоды?

— Мы решили подарить членам МОК по набору «хохломы». Курьез заключался в том, что  у нас не было упаковочной бумаги — ее купили только в Вене. В итоге, подарки готовили накануне ночью, в авральном порядке, в буквальном смысле на коленях. Голосование на этот раз завершилось в нашу пользу, но, как вы понимаете, «хохлома» была не при чем.

— По отношению к себе Сергей Павлович был требовательным человеком?

— Судите сами. Во время  работы в Комитете по физкультуре и спорту Павлов возобновил обучение и заочно закончил ГЦОЛИФК. Причем с отличием! Так что Сергей Павлович — первый из советских спортивных руководителей, кто имел высшее физкультурное образование.

— Все знают о вашей крепкой дружбе с Павловым.

— У нас были очень доверительные отношения. Могу открыть вам маленькую тайну: это я уговорил Сергея Павловича в середине семидесятых возглавить Олимпийский комитет СССР.

— Чем он увлекался?

— Лет пятнадцать мы вместе играли в большой теннис. Моим напарником на корте был  Семен Павлович Белиц-Гейман, а компанию Павлову составлял известный ныне теннисный тренер  Владимир Голенко.

Помимо тенниса Павлов увлекался водными лыжами – с его комплекцией (невысокий рост, крепкие, мускулистые ноги) этот вид спорта подходил ему как нельзя лучше. После шли в баню, где к нам частенько присоединялись близкие друзья Сергея Павловича Николай Добронравов и Роберт Рождественский.

— Хоккеем интересовался?

— Не то слово! Вспоминаю один эпизод на Олимпийских играх в Мюнхене. Параллельно в Канаде шла знаменитая хоккейная Суперсерия. Чтобы посмотреть первый, исторический матч советской сборной и канадских профессионалов, Павлов повел меня через Олимпийскую деревню в местный телерадиоцентр. Там нас уже ждал Николай Озеров. Народу в маленькой студии набилось уйма. Сели прямо на полу, а в соседнем помещении – канадская аппаратная. После того как наши выиграли со счетом 7:3, канадские хоккеисты не пожали руки советским игрокам — у НХЛовцев не было такой традиции. Запомнилось, что соседи-канадцы, выходя из студии, бурно обсуждали этот момент.

— А искусство Павлов ценил?

— Сергей Павлович не мыслил свою жизнь без театра, любил музыку, много читал. Под его руководством в Манеже прошла выставка «Спорт в изобразительном искусстве», посвященная VII летней Спартакиаде народов СССР 1979-го года. «Третьяковка» отдала картины Александра Дайнеки и других художников, народ валом валил, рыдая и плача от восторга.

— Как прошли последние годы жизни вашего друга?

— В 1983-м Павлова перевели на дипломатическую работу в Монголию. Перед этим он развелся с женой, затем был новый брак, командировка в Бирму. После выхода на пенсию жил очень скромно — в небольшой «двушке» вместе со второй супругой и ее взрослой дочерью. Никого ни о чем не просил. Многие друзья Сергея Павловича и те люди, кому он помогал, от него отвернулись. Но, к сожалению, таковы были реалии начала 90-х…

Юрий Бутнев, Владимир Топильский,

Служба информации ОКР