Ровесник победы. Александру Грушину — 75!

Сегодня, 3 июля, заместителю руководителя Главного управления по обеспечению участия в Олимпийских спортивных мероприятиях ОКР, заслуженному тренеру СССР и России Александру Алексеевичу Грушину исполняется 75 лет!

За свою долгую и успешную карьеру Александр Грушин подготовил 15 Олимпийских чемпионов и 24 чемпиона мира. Специалист трижды признавался лучшим тренером страны по зимним видам спорта. В 1985 году он был удостоен звания «Лучший тренер страны» по версии Олимпийского комитета CCCР.

С его именем связаны олимпийские победы целой плеяды отечественных лыжниц — Тамары Тихоновой, Виды Венцене, Светланы Нагейкиной, Елены Вяльбе, Раисы Сметаниной, Нины Гаврылюк, а также олимпийское «золото» Михаила Иванова и восхождение на пьедестал чемпионата мира 2001 года Виталия Денисова и Сергея Крянина.

На дебютных для Грушина-тренера Олимпийских играх 1988 года в Калгари олимпийская команда по лыжным гонкам завоевала  8 из 12 медалей, в том числе три — золотые. На чемпионате мира 1997 года российские лыжницы не отдали соперницам ни одной победы, а Елена Вяльбе стала абсолютной королевой тех соревнований.

За выдающиеся спортивные достижения и заслуги в области развития физической культуры и спорта специалист награжден Орденами Почета, Дружбы народов, Дружбы, За личное мужество.

С 2010 года по настоящее время Александр Алексеевич активно участвует в реализации программ содействия подготовке кандидатов в члены Олимпийской команды России.

В преддверии юбилея Александр Грушин рассказал Службе информации ОКР о судьбоносных моментах в своей жизни, разнице в подготовке женских и мужских лыжных команд, а также о том, почему бывшие коллеги удивляются его новому стилю работы.

ПРОБЛЕМЫ С ДИСЦИПЛИНОЙ В ШКОЛЕ

– Послевоенные годы в Мурманске, где я родился, были сложные: жили в бараках, каждый день приходилось бороться за выживание, отстаивать собственные принципы нередко с помощью кулаков, — вспоминает Александр Грушин.

Мне было шесть лет, когда умер отец. Помимо меня у матери на руках остались еще двое детей. Мама уходила на работу, а мы были предоставлены сами себе. И улица меня затянула… В школе начались проблемы с дисциплиной, стоял вопрос о моем исключении из нее. Мама понимала: надо что-то делать, потому что те ребята, с кем я общался в то время, впоследствии плохо закончили.

Вместе с нами на одной лестничной площадке жили супруги, работавшие в школе учителями физкультуры. Они и взяли надо мной шефство. Под их присмотром я стал ходить в школу и в добровольно-принудительном порядке заниматься спортом: посещал секцию плавания и бегал на лыжах, благо условия нашего края позволяли это делать на протяжении 8-ми месяцев в году.

Несмотря на определенные успехи в лыжных гонках (выступал за сборную Мурманской области и побеждал в своей возрастной категории), к спорту тогда я относился несерьезно.

СПАСЕНИЕ ОТ ГАУПТВАХТЫ

– После школы поступил в Ленинградский государственный университет имени Жданова на физический факультет. Тогда военные кафедры были отменены, и со второго курса я попал в армию. Не успев принять присягу, столкнулся с порядками, которые, скажем так, меня не совсем устраивали. Сейчас это называют неуставные отношения. Конечно же, долго терпеть такое я не мог, и за драку меня отправили на гауптвахту.

В День конституции, 5 декабря, в нашу часть с проверкой приехал генерал, который очень любил лыжный спорт.  Как раз в это время должны были проходить соревнования полка по лыжным гонкам.  Проводя с нами беседу, он обратился ко мне: «Кулаками ты махать умеешь хорошо, а на лыжах способен бегать?». Быстро сообразив, что это намного интереснее, чем сидеть на «губе», с радостью согласился принять участие в соревнованиях.

После того как мне удалось занять первое место, стал регулярно участвовать в первенствах округа, показывая хорошие результаты. В военной части ко мне стали совсем по-другому относиться, создали все необходимые условия для тренировок. Но и тогда, если честно, спорт не был для меня самоцелью.

Когда срок службы подходил к концу, тот самый генерал предложил пойти на офицерские курсы для последующей учебы в военной Академии. Порядок я очень люблю, если он не бестолковый. А в армии с этим приходилось сталкиваться постоянно. Поэтому от генеральского предложения я отказался, но и не стал возвращаться в свой вуз, а решил поступить в Московский институт электронного машиностроения на радиотехнический факультет. И именно там, выступая за сборную вуза, стал более серьезно относиться к занятиям спортом.

Эта увлеченность привела меня в институт физкультуры, а в дальнейшем и в аспирантуру. Там мой бескомпромиссный характер снова дал о себе знать. Я не стал мириться с теми условиями, которые мне пытались диктовать. И несмотря на почти готовую диссертацию, отказался ее защищать. Значительно позже я все же это сделал, но это уже другая история.

НА ВЕРШИНУ С САМЫХ НИЗОВ

– Тренерскую карьеру начинал с самых низов, пройдя все этапы. Вначале был тренером в Московско-Окружном отделении спортивного общества «Локомотив», параллельно выступая за его сборную. Затем 4 года проработал на кафедре физвоспитания в энергетическом институте, пройдя путь от второго до главного тренера сборной вуза по лыжным гонкам. И с этой командой на московской Спартакиаде «Буревестника» мы сенсационно обыграли сильнейшие вузы, включая институт физкультуры и МГУ. Эти успехи не остались незамеченными, и меня позвали в ГЦОЛИФК, где доверили сборную «Буревестника» Москвы, а позже студенческую сборную страны.

Начиная с середины 80-х годов, не совсем удачные выступления сборной СССР на международных соревнованиях потребовали изменений в тренерском штабе. Мою кандидатуру Министерству спорта предложило руководство ДСО профсоюзов, где в то время я работал.

Причину поражений в методике подготовки тогда никто не искал. Считалось, что к ухудшению результатов привело появление в лыжных гонках нового стиля — конькового хода, которому наши тренеры уделяли мало внимания. Поэтому в женской команде было решено создать две экспериментальные группы: одна должна была тренироваться только «коньком», другая – «классикой». Мне досталась последняя. Деление чисто номинальное, но по результатам определяли, кто из наставников займет в дальнейшем должность старшего тренера сборной.

Сильнейших лыжниц позвал к себе Николай Лопухов. Я же в свою группу набирал спортсменок из тех, кто остался, видя, что по каким-то причинам их талант не был реализован. Так в моей группе оказались Тамара Тихонова, Вида Венцене и Светлана Нагейкина, которые у руководства сборной считались бесперспективными.  И именно они на Олимпийских играх 1988 года в Калгари стали чемпионками, обыграв основных претенденток на медали в советской команде.

Позже по таким же критериям я взял в команду Ольгу Данилову, ставшую впоследствии двукратной Олимпийский чемпионкой, и Любовь Егорову, завоевавшую шесть золотых олимпийских наград на Играх в Альбервилле и Лиллехаммере.

А вот Раиса Сметанина перешла в мою группу уже в статусе сильнейшей спортсменки страны. Ее личный тренер Виктор Александрович Иванов, на тот момент главный тренер национальной команды, порекомендовал Раисе заниматься именно у меня. Ему импонировала моя методика подготовки. Это была большая ответственность. Работая с такими талантливыми спортсменами, важно не сломать всё, благодаря чему они достигли высоких результатов, а найти скрытые резервы.

КЛИНИЧЕСКАЯ СМЕРТЬ В СОЛТ-ЛЕЙК-СИТИ

– Первый год работы с мужской сборной прошел вхолостую, потому что я пытался навязать методику, которую применял у женщин. Но она результата не давала, так как мужской и женский организм по-разному воспринимает нагрузки.  Да и спортсмены были не готовы к такой работе. Я быстро перестроился и пошел другим путем. Просмотрев более четырех десятков кандидатов, отобрал в команду  наиболее перспективных ребят. Уже на второй год появились первые проблески, а на предолимпийском чемпионате мира – первые медали.

Программы чемпионатов мира и Олимпийских игр предполагали чередование стилей передвижения. Если на «мире» 50 км бежали коньковым ходом, где медаль выиграл Сергей Крянин, то на Играх стиль менялся на классический. Соответственно там должен был выступать уже совсем другой человек.

Выезжая на Игры-2002 в Солт-Лейк-Сити, я делал ставку на две дисциплины – эстафету и марафон. Первая ставка не сыграла из-за вмешательства в мою работу представителей спонсорского сообщества, изменивших состав команды.

«Классиков» в команде было трое. Виталий Денисов и Володя Вилисов на высоком уровне больше 15 км никогда не бегали. Оставалась надежда на Михаила Иванова, хотя он к тому моменту всего два раза в жизни пробежал на соревнованиях 30 км. И тем не менее Михаил блестяще справился со своей задачей!

Постоянные стрессы негативно отразились на моем здоровье. В самолете из-за обострения язвы желудка стало так плохо, что меня сняли с рейса с диагнозом «клиническая смерть». К счастью, оказалось, что именно в Солт-Лейк-Сити находится самый крупный в мире научный институт, специализирующийся по этим болезням. Более того, никогда бригада Скорой помощи из этого института не дежурила в аэропорту. Но именно в тот день они туда приехали. И первые реанимационные действия медики начали проводить еще в машине. Случившееся стало для меня сигналом, что тренерскую деятельность пора сворачивать.

ДИКТАТУРА ТРЕНЕРА

– После прихода в Олимпийский комитет России в качестве руководителя управления научно-методического обеспечения сборных страны, в моей жизни начался новый этап, который дал мне возможность реализовать себя уже совсем в другой роли.

Уже в ОКР я защитил диссертацию, основанную на данных, полученных во время работы со сборной по лыжным гонкам. И могу сказать, что у истоков так называемых инновационных методов тренировок, которыми наши иностранные коллеги сейчас так гордятся, изначально стояли мы.

Но практика и теория – это все-таки разные вещи. Я до сих пор считаю, что в тренерской работе должен быть диктат. Ведь если что-то упустить, то система начинает рушиться.

Хотя сейчас другая ситуация. Нужно искать компромисс с тренерами, входить в положение, принимать их позицию. Раньше я чужое мнение не воспринимал, если у меня был результат. Теперь многие удивляются, насколько я изменился.

В спорте высших достижений, что бы мы ни придумали, эта методика подходит для конкретного человека, вида спорта и определенного периода времени. И переносить ее на протяжении долгих лет на всех спортсменов нельзя. Мы разрабатываем научно-методические подходы, но как они воспринимаются тем или иным человеком, всегда нужно проверять.

…Коллектив ОКР от всей души поздравляет Александра Алексеевича со знаменательной датой!  Крепкого здоровья, семейного благополучия, успехов в реализации новых проектов и, конечно же, новых олимпийских побед!

Маргарита Балакирева, Служба информации ОКР